Большие панды

Самец по кличке кличка «Пинь-Пинь».

Прибыл в Московский зоопарк из Китая в 1957 г. Умер в 1961 г. в возрасте 6 лет.

Самец, кличка «Ань-Ань».

В Московский зоопарк прибыл из Китая в 1959 г. Умер в 1962 г. в возрасте 15 лет. 

Чучела изготовлены таксидермистом В.П. Радиным.

Из книги И.П. Сосновского «Питомцы Московского  зоопарка» (1974 г.)

Наш московский бамбуковый медведь Ань-Ань прибыл в Зоопарк в августе 1959 года. С первых же дней за ним установили тщательное наблюдение. Вначале были большие трудности с кормлением. Мишка ничего не хотел есть, кроме привычной для него пищи — бамбука. А где его достать, да ещё в свежем виде? Приходилось летать в Сухуми, Батуми, там заготовлять бамбук и отправлять самолетами в Москву. Обращались мы и в ботанические сады, но всё это было трудоёмко и дорого. Решили новосёла постепенно приучить к русским блюдам, к русской кухне. В меню включали каши, фрукты, овощи, сладкий чай, а вместо бамбука берёзовые, ивовые и липовые веники. И ничего, привык. Нормально рос, хорошо развивался и забыл любимый бамбук. Вес его достиг более 150 килограммов, а длина туловища около 1,5 метра.

Ань-Ань в Московском зоопарке (фотография из книги И.П. Сосновского 1974 г.)

<…> В жаркую погоду мишка выбирает затенённые места и укладывается отдыхать «пластом». Он охотно идёт в мелкую воду, но глубоких бассейнов избегает. Зверь очень хорошо лазит по деревьям, на развилках сучьев может висеть часами, ловко балансируя туловищем. По земле ходит вразвалочку, но при необходимости очень быстро бегает и достаточно поворотлив. Замечательны позы, которые принимает мишка. Спать он нередко укладывается на бочок, подкладывая под голову одну из передних лап, или разваливается на спине. Закусывая своими любимыми вениками или ветками со свежими листьями, он обязательно садится, опершись спиной о ствол дерева. Тонкие ветки, сучочки ловко держит пальцами передних лап и острыми зубами-резцами быстро объедает с них листья. Подвижность пальцев такова, что он может держать в лапе грифель обыкновенного карандаша и пробовать его на зуб.

Медленно разгуливая по загону, наш Ань-Ань нередко вдруг кувыркался через голову, а потом весело бегал. Этому его никто не учил: видимо, так бывает в природе. По характеру он был очень спокойный, добродушный, давал возможность погладить себя, почесать и никогда не делал при этом попыток злобно отвергнуть ласку. Правда, если ему надоедали, он мог прихватить лапой, а когти у него большие и острые. Раздражённый или проголодавшийся мишка издавал негромкие звуки, напоминающие блеяние овцы, а большую часть времени молчал.

В 1966 году Лондонское зоологическое общество обратилось к нам с предложением соединить принадлежащую ему и живущую в Лондонском зоопарке самочку Чи-Чи с нашим Ань-Анем. Мы согласились. Это было целое событие. В марте 1966 года Чи-Чи прилетела в Москву на пассажирском самолете, на борту которого большими буквами было написано: «Специальный рейс. Панда». На встречу в международном аэропорту «Шереметьево» собралось около 200 человек. Здесь были наши и иностранные корреспонденты, представители посольства Великобритании, сотрудники Министерства культуры СССР, работники зоопарка, телевидения, радио. Один из журналистов шутя сказал: «Я часто бываю в этом порту, но так ещё ни одного короля или премьера не встречали». И действительно, как только огромный воздушный лайнер подрулил к вокзалу порта и подали трапы, целая армия корреспондентов облепила и самолет, и подошедший автопогрузчик. Чи-Чи, как и подобает порядочной гостье, привезла в подарок букет... свежих листьев бамбука весом более 20 килограммов.

Больше полугода прожила Чи-Чи в нашем зоопарке, но с Ань-Анем они так и не подружились. Видимо, не сошлись характерами. Во время неоднократных свиданий, которые происходили в просторном вольере, нам удалось выяснить целый ряд ранее неизвестных биологических особенностей больших панд. Оказалось, что они обладают очень громким голосом. Чи-Чи скулила, издавала резкие трубные звуки и даже мычала, как корова. Повысил свой голос и Ань-Ань. Он не только блеял, но как-то верещал и тоже мычал. Мы узнали, что при возбуждении эти звери по отношению друг к другу могут быть очень агрессивными, но человека боятся и быстро повинуются. Жалко нам было расставаться с Чи-Чи и жаль было, что эксперимент не удался.

В 1968 году в Лондон с ответным визитом летал наш Ань-Ань, и мы надеялись, что в резиденции невесты свидания будут более удачными. Однако, несмотря на прекрасные условия, созданные для панд в Лондонском зоопарке, и эта встреча оказалась безрезультатной. Они опять не пожелали подружиться.

Пока Ань-Ань жил в Лондоне, оттуда регулярно поступали телеграммы и отчёты о состоянии его здоровья. Местная пресса, телевидение и радио почти ежедневно информировали лондонцев о том, что происходит между пандами.

Ань-Ань в Лондоне (фотография из архива Московского зоопарка).


">Из книги И.П. Сосновского «За кулисами зоопарка» (1989 г.)

О прибытии  Чи-Чи в Московский зоопарк

…После карантина состоялись «смотрины». Специалисты определили, что оба «наречённых» находятся в полном здравии. После этого в течение нескольких дней животных держали поодиночке, предоставив им, однако, возможность познакомиться друг с другом через решетку. Казалось, что звери относятся друг к другу с добрыми намерениями. Решили соединить. Первым выпустили в просторный вольер самца. Он заметно волновался, кружил по вольеру, заглядывая во все уголки, издавал слегка верещащие звуки и усиленно поводил носом. Искал по запаху свою «нареченную». Когда он успокоился, открыли дверь из помещения самки. Она вышла не сразу, долго осматривалась, принюхивалась, потом вылезла через открытую дверь и осторожно ступила на землю. Несколько минут Чи-Чи и Ань-Ань держались поодаль друг от друга, потом приблизились и вновь довольно спокойно разошлись. Присутствовавшие при этом сотрудники Московского и Лондонского зоопарков ликовали: подружились, привыкли друг к другу наши подопечные! И вдруг совершенно внезапно самец набросился на самку, схватив её зубами за заднюю ногу. И началась жесточайшая схватка с отчаянными воплями и ревом зверей. У нас заранее были предусмотрены средства безопасности на случай неудачного «брачного свидания». Мгновенно заработали брандспойты, раздались холостые выстрелы из охотничьих ружей, поднялись свист и крики, но звери вошли в раж. Драка продолжалась. Чтобы разнять их, целая пожарная команда бросилась в вольер. Дерущихся окружили и повели на них наступление с фанерными щитами и острыми пиками, одновременно поливая их струями воды. Все это охладило пыл Ань-Аня, и он отступил. Его удалось загнать в изолированную клетку.

Прошло несколько дней, животных держали поодиночке, а потом вновь попытались соединить. При повторном выпуске в общий вольер панды поменялись ролями. Теперь, улучив момент, самка набросилась на самца: ударяла его лапами, хватала зубами. В результате никакой свадьбы не состоялось. 

Чи-Чи перед поездкой в Московский зоопарк (фотография из книги И.П. Сосновского 1989 г.)