История формирования

Энтомологические коллекции, входившие в собрание Кабинета натуральной истории в конце XVIII века, не сохранились, погибнув в пожаре в 1812 г. Судя по описи, они содержали экземпляры 711 видов насекомых: как европейских, так и тропических. Начало новой коллекции положил неутомимый ученый Г.И. Фишер фон Вальдгейм. Уже в начале 1830-х гг. благодаря его энергии в собрании музея насчитывалось примерно 20 тысяч насекомых. Коллекция быстро пополнялась за счет первоклассных поступлений от энтомологов И. Эшшольца и Х.Х. Стевена, в том числе типовых экземпляров. Превосходны и насекомые, собранные Г.С. Карелиным в Сибири и обработанные знаменитым К. Бэром, а также коллекции тропических жуков от Г.И. Мнишек, А. Дориа, М. Шодуара и К.И. Ренара. Среди этих материалов немало редких представителей отечественной и зарубежной фауны. К 1864 г. энтомологические коллекции насчитывали уже около 50 тыс. экземпляров. Во второй половине XIX века поступили большие сборы от географической экспедиции А.П. Федченко в Туркестанский край (1869–1871 гг.). Существенный вклад в поступление насекомых среднерусской фауны внесла группа известных ученых и коллекционеров, состоявших в Комиссии по фауне Московской губернии в начале XX века. К этому времени относится и поступление замечательной коллекции В.И. Мочульского, собиравшего различные группы насекомых во всех частях света. В этой коллекции почти 60 тыс. экземпляров и около 4 тысяч типов. В начале 1920-х гг. вокруг музея оформилась группа молодых энтомологов, возглавлявшаяся Е.С. Смирновым. В числе активных членов группы были Б.Б. Родендорф, Б.С. Кузин, А.Н. Желоховцев и другие. В этот период фонды росли настолько интенсивно, что возникла необходимость в специальном хранении сборов насекомых на ватных матрасиках. Ныне этот фонд размещается в 25 специальных шкафах и широко используется специалистами. В 1930-е гг. с музеем связали судьбу многие первокласные коллекторы — Г.А. Костылев, Н.Н. Филиппов, Д.П. Довнар-Запольский и другие. Послевоенный этап развития коллекционного фонда связан с работой ряда экспедиций. Огромные сборы поступили от участников широкомасштабных энтомологических обследований районов посадки лесозащитных полос в Нижнем Поволжье (упомянем Д.В. Панфилова, Г.А. Викторова, Г.А. Мазохин-Поршнякова, Л.В. Зимину, А.В. Алексеева). С 1950-х гг. в значительное пополнение фондов музея втягивается все более широкий круг преданных делу энтомологов, учеников Е.С. Смирнова и Б.Б. Родендорфа, выпускников кафедры энтомологии и сотрудников музея, а также Палеонтологического института и других академических институтов и иных учреждений (Е.М. Антонова, А.П. и С.П. Расницыны, В.В. Жерихин, В.Г. Ковалев, Р.Д. Жантиев, А.Л. Тихомирова, И.Д. Сукачева, А.Г. Пономаренко, Ю.А. Попов, Г.М. Длусский и другие). География поездок, откуда привозился большой материал, значительно расширилась. В середине 1960-х гг. начали поступать большие сборы и от более молодого, послевоенного поколения московских энтомологов, среди которых было немало и участников школьного энтомологического кружка при кафедре Энтомологии Биофака МГУ. Еще более оживилось пополнение коллекций после состоявшегося в Москве в 1968 г. Международного энтомологического конгресса. Энтомологические коллекции музея находили все большее признание у зарубежных и отечественных специалистов, нередко приезжавших для работы с ними. В середине 1970-х — начале 1980-х гг. в штат энтомологов музея вошли новые сотрудники: специалисты по двукрылым А.И. Шаталкин и А.Л. Озеров, по бабочкам А.В. Свиридов, по жукам Н.Б. Никитский и Г.Ю. Любарский, по перепончатокрылым А.В. Антропов, а позже и молодой специалист по пластинчатоусым жукам А.А. Гусаков. Этот период ознаменовался интенсификацией специальных и высоко квалифицированных сборов насекомых по недостаточно представленным, часто малоизученным семействам насекомых. Это был также период специальных крупных экспедиций и ориентированных на конкретный научный выход больших сборов. Особенно впечатляющие результаты достигнуты в рамках Байкало-Амурских экспедиций, интенсивных сборов в средней полосе Европейской России, Средней Азии. Среди особо ценных коллекций, поступивших в послевоенную пору в музей от лиц, не являющихся сотрудниками музея, необходимо назвать крупнейшую в бывшем СССР личную коллекцию бабочек А.В. Цветаева, насчитывающую более 84 тысяч экземпляров, коллекцию жуков, бабочек и перепончатокрылых А.В. Богачева и ряд других коллекций, о которых рассказывается в разделе о дарителях музея. Поступали ценные материалы и от зарубежных друзей музея и путешественников в далекие страны (например, В.Н. Алина из Бразилии).