Чешуекрылые



павлиноглазка артемида (Actias artemis), Дальний Восток


Отряд чешуекрылых, или бабочек (Lepidoptera) относится к трем крупнейшим отрядам класса насекомых (Insecta). По современным оценкам (на 1997 г.), он насчитывает не менее 250 000 известных науке видов. Учитывая, что еще в 1974 г. это число оценивалось в 150 000 с лишним видов, можно ожидать, что к 2017 г. науке будет известно не менее 350 000 видов бабочек. Только на территории России встречаются представители по меньшей мере 84 семейств. Чешуекрылые — насекомые с полным превращением: развитие проходит стадии яйца, эрукоидной (червеобразной) личинки-гусеницы, имеющей несколько возрастов и линек между ними, малоподвижной, обычно покрытой куколки и взрослого насекомого, или имаго. На стадию гусеницы, обладающую развитым грызущим ротовым аппаратом, в первую очередь приходится функция накопления органических веществ. Гусеница обычно обладает хорошо развитой головой, 13-члениковым туловищем с З парами грудных ног и чаще всего 5 парами брюшных ложноножек-присосок. Стадии имаго, или взрослой бабочки, имеющей, как правило, сосущий ротовой аппарат (хоботок), присущи в основном функции расселения и размножения. Для отряда характерно развитие у имаго двух пар крыльев, покрытых чешуйками — видоизмененными щетинками. Чешуйки, благодаря содержащимся в них пигментам или своей оптической структуре, создают на крыльях исключительное разнообразие окрасок и рисунка.

Разделение чешуекрылых на подотряды пока не устоялось, но чаще всего их подразделяют на два подотряда: Зубатых (Zeugloptera) и Хоботковых (Glossata, или Haustellata). К первому относится небольшое число видов мелких молей, относящихся у нас к семейству Первичных зубатых молей (Micropterigidae), для которых во взрослом состоянии характерен грызущий ротовой аппарат с крупными верхними челюстями (мандибулами). С помощью них бабочка перетирает пыльцу растений, т. е. пищу, похожую по обилию в ее составе углеводов на нектар. Ко второму относятся все остальные бабочки, у которых имеется развитый или, реже, недоразвитый хоботок, образованный двумя жолобовидными нижними челюстями (максиллами). При подразделении последнего подотряда на крупные группы также наблюдается асимметрия делений: так, систематики обычно выделяют небольшую по объему группу примитивных чешуекрылых — бабочек, принадлежащих к семейству тонокопрядов (Hepialidae) и близких к ним, а также некоторые семейства примитивных молей. Для этой группы бабочек (Micropterigidae, Hepialidae, Eriocraniidae) характерны почти равные по форме передние и задние крылья c архаичной системой жилкования.

Наряду с научной классификацией в обиходе сохраняется и практически удобное подразделение бабочек на Микрочешуекрылых, или низших бабочек (Microlepidoptera) и Макрочешуекрылых, или высших (Macrolepidoptera). К первым относятся мелкие и обычно более примитивные бабочки (многочисленные семейства молей, листовертки и огневки), ко вторым — все остальные ночные, или разноусые (Heterocera) и дневные, или булавоусые (Rhopalocera). Определение видов из многих семейств бабочек представляет трудности и доступно лишь специалистам. При этом нередко оно возможно только при специальном препарировании гениталий (половых органов) самцов и самок бабочек.


Бабочки-голубянки мемориальной коллекции Л. К. Альбрехт а


Коллекционный фонд бабочек Научно-исследовательского зоологического музея МГУ — собрание международного класса. Это вторая по величине (после Зоологического института РАН в С.-Петербурге) коллекция в России. В ней примерно 300 тыс. определенных, расправленных, подписанных и расставленных в систематическом порядке экземпляров на булавках, и не менее того — в пакетиках и на вате.

Особенно ценны для мировой зоологической науки так называемые типы (экземпляры, являющиеся международными эталонами видов и подвидов). Таких экземпляров в коллекции бабочек насчитывается несколько сотен.

География мест, в которых были собраны бабочки, поступившие на хранение в наш музей, охватывает все населенные ими уголки планеты. От покрытых тундрой островов арктических широт, пустынь Африки, высокогорий Памира и Гималаев до далекой Австралии, островов Океании, богатейших видами тропических стран Южной Америки, Африки, Юго-Восточной Азии. Многие путешественники, побывавшие там, передали в музей свои коллекции бабочек. Особую гордость составляют сохраненные в музее до нашего времени экземпляры и целые коллекции, сыгравшие выдающуюся роль в истории зоологии.


Бабочки из коллекции Г. И. Фишера фон Вальдгейма


Это, например, ряд экземпляров начала XIX века из коллекции первого директора музея знаменитого Г.И. Фишера фон Вальдгейма (1771–1853), отдельные бабочки, собранные неутомимым энтомологом и путешественником Э.А. Эверсманном (1794–1860). Подлинным сокровищем является коллекция бабочек замечательного путешественника в Среднюю Азию А.П. Федченко (1784–1873), содержащая типы видов, впервые для науки описанных из этого края известным русским энтомологом Н.Г. Ершовым (1837–1891).

Громадная коллекция бабочек музея создана усилиями многих поколений сотрудников-энтомологов, биологов различного профиля, широкого круга любителей природы. Среди них немало коллекционеров-дарителей. Эта традиция продолжается. За последние 20–25 лет фонды музея существенно пополнились. Число экземпляров бабочек в них возросло больше, чем на треть.

Большую ценность в коллекции представляют экземпляры с определительными этикетками специалистов-лепидоптерологов и других знатоков бабочек, поступившие в разное время в музей (К.М. Науманн из ФРГ по семейству Zygaenidae, А.В. Крейцберг по Papilionidae, В.П. Соляников по Psychidae, М.Й. Бастельбергер по южно-американским Geometridae, немного совок (Noctuidae), определенных И.В. Кожанчиковым, и многие другие). В фонде музея отдельно размещены экзотические материалы, в порядке системы расколоты по видам булавоусые и разноусые бабочки России и сопредельных территорий. Заметим, что в фонде музея есть и целые коллекции микрочешуекрылых, но они ограничены в объеме и основное внимание уделяется пополнению фонда макрочешуекрылыми. Эта коллекция, вторая по величине в России после академической, представляет немалую ценность как для определения и других видов исследования чешуекрылых, так и для проверки на современном уровне правильности определения в многочисленных фаунистических публикациях прошлого. Информация о музейных коллекциях чешуекрылых пользуется приоритетным спросом и при многоплановой деятельности по охране насекомых, природоохранительном мониторинге.