ПЕСЕЦ (ALOPEX LAGOPUS)

 

Песец, или, как его иногда называют, "полярная лиса", довольно мелкий: длина тела 45-70 см, вес от 2 до 8 кг. Он имеет как бы две ипостаси из-за значительных различий в густоте и высоте летнего и зимнего меха. В коротком летнем мехе песец довольно высоконогий и стройный, "лопоухий". Зимой, когда шерсть чрезвычайно густая и пышная, он выглядит Песец летомприземистым, широко расставленные уши едва выступают из меха. Голова относительно крупная, в летнем мехе кажется непропорционально большой, с притупленной мордочкой. Подошвы лап покрыты густыми и длинными волосами, что также связано с приспособлением к обитанию в условиях суровой северной зимы. Окраска летнего меха довольно темная, на спине и лапах буроватый цвет образует своеобразный рисунок на фоне светлых боков тела, из-за чего летнего песца охотники называют Зимний песец - белыйкрестовиком”. Зимой песец чаще всего снежно-белый, но попадаются темные особи — так называемый “голубой песец”. Эта цветовая фаза изменчива: окраска варьирует от песочной, серой или светло-кофейной до темно-пепельной с голубоватым оттенком.

Область распространения песца — самый край суши Северного полушария, как бы кольцом охватывает Ледовитый океан, почти не выходя за границы тундры и полярных пустынь. Примечательно, что границы ареала этого хищника, как у многих северных Зимний песец - голубойптиц, сильно смещаются в зависимости от сезона. Область размножения занимает тундру и арктические острова, область регулярных зимних миграций охватывает, с одной стороны, северные части лесной зоны, с другой — окраинные льды Ледовитого океана. Границы основной части ареала вида фактически исчезают, когда песцы начинают расселяться, преодолевая многие сотни, порой даже тысячи километров. Так, один зверь, окольцованных летом на Ямале, той же зимой был отловлен под Архангельском. Таких "бродяг" добывали и дальше к югу — на Валдае, в верховьях Лены, дельте Амура. Впрочем, к числу “нормальных” явлений в жизни вида такие дальние переселения едва ли можно отнести: углубившиеся в леса зверьки едва ли способны вернуться обратно. Парадоксально, но зимой песцы из родной тундры уходят также и на север во льды океана. Там они, следуя за белым медведем, проникают в самые труднодоступные места, не исключено, что могут достигать и Северного полюса.

Излюбленные места обитания песцов в летнюю пору, когда они живут оседло, — открытые всхолмленные тундровые пространства. Чаще всего зверьки выбирают для поселений вершины водоразделов и сопок, верхние террасы речных долин, высокие берега озер и морских побережий. Если свободных мест для размножения недостаточно, они поселяется в кустарниковых зарослях или среди болот. В пору гнездования и массовой линьки водоплавающих, которых в летней тундре великое множество, эти небольшие хищники собирается вокруг водоемов.

Свою нору песцы используют только в период размножения, в иное же время находят разного рода временные укрытия — углубление под снежным карнизом, ямку в плотном снегу. Постоянную нору зверек вырывает сам в мягком грунте, но при возможности использует подземное убежище сурка или подыскивает для гнезда место в россыпях камней. Подземное сооружение не очень глубокое из-за вечной мерзлоты, но, обустраиваемое несколькими поколениями зверей на протяжении 10-15 лет, может быть достаточно сложным. Количество выходов, подземных камер и отнорков в нем увеличивается из года в год: в старых норах бывает до 70 выходов, а площадь, которую занимает система сообщающихся ходов, порой расположенных в два яруса, достигает 500 м2 и более. Случается, что в такой “сверхноре” поселяется сразу несколько семей, а иногда 2-3 большие норы, расположенные по соседству, сливаются. Тогда образуется своеобразная колония, количество входных отверстий в которой может достигать 130. На острове Врангеля колонии занимают целые песчаные холмы, изрытые бесчисленными ходами.

Впрочем, песцы, несмотря на то, что они норники, слабо привязаны к определенному месту — это типичные мигранты. Массовые переселения начинаются в августе-сентябре вслед за отлетом пернатых с гнездовий. Перед тем, как тронуться в путь, зверьки проявляют признаки беспокойства, беспорядочно мечутся по берегам водоемов, нередко собираются большими группами. Затем начинаются целенаправленные перемещения, охватывающие массы животных. Песцы во время кочевок бегут напористо днем и ночью, почти не отвлекаясь по сторонам, при этом часто взлаивают и подвывают. Кочующие группы переплывают широкие реки и даже морские проливы шириной до 2-4 километров, пробегают через поселки: инстинкт переселения оказывается сильнее страха.

Песец — подвижный зверек, по манере поведения похож на лисицу. У этого обитателя суровых полярных пустынь, где пищи не так много, органы чувств развиты значительно лучше, чем у его родичей. Мышкующий песец за несколько метров слышит движения полевки под снегом, а тетеревиных птиц, устраивающихся на ночь под снегом, чует за 100 метров, далеко видит белых куропаток, которые для глаза человека сливаются со снежным фоном. При поиске пищи зверек, особенно молодой, настолько увлекается своим делом, что может подбежать к спокойно стоящему человеку на 2-3 метра. На ровной местности собака легко догоняет песца, но между кочек он легко уходит, бегая зигзагами с неожиданными крутыми поворотами. На воде держится легко, хорошо плавает.

Этот полярный зверь весьма устойчив к холоду. Его встречали в местах, где зимой температура опускается до -50°С. Кроме теплой шубы, переживать зиму ему помогают жировые отложения, которые он накапливает за короткое северное лето. За зиму жир постепенно расходуется, так что к весне песец теряет до трети своего осеннего веса.

Песец довольно “разговорчив”, нередко подает голос. Это чаще всего лай, более сиплый и высокий, чем у собаки. Во время гона или в начале массовых переселений звери визжат, подвывают. Самка подзывает щенят звонким голосом, похожим на крик лебедя: "песец кукает", — говорят охотники.

Песец активен в любое время суток, поскольку в местах его коренного обитания смена дня и ночи обычно слабо выражена. По сравнению с лисицей он смелее и более доверчив к человеку. Этот зверек легко приручается: взятый щенком из норы, он почти не дичает с возрастом. Поселяясь рядом с жильем, он в поисках пищи часто подходит прямо к домам. На Командорских островах, где песца охраняют, он устраивает выводковые норы под строениями, родители порой даже берут корм из рук человека. Если проходящий человек оказывается слишком близко у логовища, самка несколько метров преследует его, чуть ли не кусая за пятки. Там, где регулярно проводится подкормка, зверьки быстро привыкают собираться к определенному времени у кормушек. Старожилы о. Медного помнят, что когда в определенное время на окраину поселка выходил человек с куском сивучиного мяса на веревке и свистел в свисток, с окрестных холмов на свист собирались песцы и следовали за своим "поводырем" (точнее, за волочащейся вкусно пахнущей приманкой) через весь поселок к месту подкормки.

Песец — всеядный хищник, мало разборчивый в пище: в тех суровых, где он обитает, особенно не попривередничаешь. Он хуже обеспечен кормами, чем, например, лиса, чаще голодает, а потому ест все, что может попасть ему на зуб. В континентальной тундре в рационе преобладают грызуны, на морском побережье — птицы и "дары моря". На более крупную добычу — например, зайца — одиночный песец охотится только в исключительных случаях. Весной и летом этот небольшой хищник регулярно посещает колонии гусей, птичьи базары, где ловит птиц и разоряет гнезда. Одиноких линных птиц песцы скрадывают, а на стаю нападают группами, организуя настоящие загоны и облавы. Леммингов хищник подкарауливает у норы или “мышкует”, причем за несколько метров слышит движения грызуны под снегом. Осенью они охотно и в большом количестве лакомятся ягодами.

На побережьях большую долю в питании песцов составляет мертвечина. Там звери питаются в основном выбросами моря, неделями живя подле выброшенных на сушу туш морских животных. Песцы, поселившиеся на побережье, часами бегают по литорали, подбирая выброшенную волнами или оставленную отливом мелкую рыбешку, ракообразных, иглокожих. На о. Медном, где вообще нет грызунов, они шныряют по прибрежным лежбищам котиков, выискивая погибших зверей; не довольствуясь падалью, эти хищники порой отваживаются нападать даже на живых детенышей, особенно если те лежат не в “яслях”, а особняком. Во время зимних ледовых странствий песцы живут во многом за счет белого медведя, подбирая остатки его трапезы. А в сезон рыбного промысла они поселяются рядом с приморскими поселками, поедая отбросы.

Охотится этот небольшой хищник чаще всего в одиночку: пищи, особенно в зимнее время, слишком мало, чтобы с кем-нибудь делиться. Впрочем, иногда все же приходится это делать, хоть и не по своей воли: молодого песца, удачно поохотившегося на лемминга, может атаковать полярная сова, чтобы отнять у него добычу. Если же потенциальная добыча крупна, подле нее собирается несколько зверей. Был случай, когда несколько изголодавшихся песцов упорно осаждали отдельно лежащую самку сивуча с новорожденным детенышем. Зверь весом несколько сот килограмм, пытаясь спасти свое чадо, просто не успевал отражать наскоки, беспрерывно следующие один за другим со всех сторон, и детеныш был вскоре умерщвлен сотнями укусов.

Упорство в стремлении овладеть добычей — характерная особенность песца, выработанная многовековой эволюцией в условиях постоянного дефицита пищи. Когда на пути мигрирующих песцов попадается оставленный охотником склад провианта, они могут часами, а то и по нескольку дней не отходить от него, пытаться вскрыть стены или потолок заимки. Наверное, этим объясняется и “нахальство” песца по отношению к человеку: голод побеждает страх. Однажды довелось проводить работу по мечению песцов, чтобы изучить их поведение. Зверьков при этом отлавливали в ловушки, измеряли, взвешивали, определяли пол и возраст, надевали ошейник-метку и выпускали. Так вот, песцы после этой не слишком приятной процедуры, как только оказывались на свободе, нередко не бросались наутек, а крадучись подходили к ловушке и пытались утащить приманку.

Если корма обильно, песец делает запасы. Он засовывает добытых полевок, рыб под камни, отдельные льдины или зарывает их в землю, плотно утрамбовывая копанку лапами и носом. Правда, большая часть запасов пропадает или достается другим животным: лишь в редких случаях их хозяин возвращается к ним повторно.

Размножение происходит арктической весной. Пары обычно образуются только на один сезон, но известны случаи сохранения привязанности на несколько лет. Иногда формируются семейные группы с несколькими самцами и самками, занимающими одну большую нору-колонию. Массовое появление новорожденных приходится на май-июнь и совпадает с активным таянием снега и прилетом морской птицы. Песец, в отличие от ближайших родичей, очень плодовит: в хорошие годы, когда много пищи, самка приносит до 16 щенят. В исключительных случаях она, кроме своих детенышей, может выращивать и приемных. В коллективных норах, населяемых несколькими семьями, иногда насчитывают до 40 щенят.

Из-за короткого лета прибылые песцы растут довольно быстро: ювенильное развитие завершается раньше, чем у лисят. Глаза и уши открываются на 9-18 день после рождения, в месячном возрасте детеныши начинают выходить из норы, через пару недель они уже осваивают весь семейный участок родителей. Когда кто-нибудь из взрослых приносит крупную добычу, между молодыми возникают кратковременные конфликты: при таких потасовках щенок, овладевший кормом первым, отчаянно верещит и все время разворачивается задом или боком, оттесняя других претендентов. Чтобы установить мир в семействе, взрослые в это время стараются приносить к норе сразу по нескольку леммингов или мелких птичек. В возрасте 3 месяцев щенки почти достигают размеров взрослых, нередко распределяются поодиночке по разным второстепенным норам или временным убежищам, пытаются самостоятельно охотиться, но продолжают держаться строго в границах родительского участка. К началу осенних миграций прибылые становятся полностью самостоятельными, утрачивают всяческие семейные привязанности.

В тундровой зоне песец — самый обыкновенный и многочисленный хищник. Это основной объект пушного промысла в северных районах: его добывают ради меха, особенно ценится "голубой" песец. Издавна люди пытались разводить этого зверька в неволе для получения шкурок. С этой целью на небольшие острова Курильской гряды несколько раз выпускали голубого песца: там он находился на полувольном содержании — размножался самостоятельно, но целиком зависел от подкормки человеком. В 30-е годы началось промышленное разведение песцов (преимущест­венно голубых) в зверосовхозах. Это, конечно же, благотворно сказывается на сохранности песца в природе. Так, в Финляндии, где к началу ХХ столетия песец был почти полностью истреблен, в настоящее время весьма активно развивается фермерское песцовое хозяйство, а в естественных условиях зверь охраняется.

В нашей стране в последние годы из-за разразившейся эпизоотии стал очень редким так называемый медновский песец (Alopex lagopus semenovi).