Млекопитающие России

Отряд рукокрылых (chiroptera)

Рукокрылые наиболее своеобразные из млекопитающих, единственные в этом классе, освоившие активный полет. Вместе с птицами это единственные современные позвоночные, заселившие воздушную среду. Они делят ее, чтобы меньше конкурировать, по времени суток: рукокрылые активны ночью, а птицы главным образом днем. За способность к полету этих зверьков и прозвали летучими правда, почему-то мышами: наверное, за небольшие размеры и писклявый, как у мышей, голос.

И действительно, все рукокрылые невелики. Самые крупные из них летучие собаки весят около 1,5 кг, а самые мелкие так называемые летучие мыши-бабочки из Юго-Восточной Азии чуть больше 2 г. Туловище у рукокрылых покрыто густым коротким мехом буроватого цвета, иногда с пестрым рисункам. Глазки у них чаще всего небольшие, зато уши бывают просто огромными, иногда в половину длины тела.

Отряд рукокрылых вполне процветающая группа млекопитающих, по разнообразию уступает только грызунам. В нем насчитывается не менее 15 семейств и почти тысяча видов. Их делят на две основные группы крыланы и летучие мыши. Распространены они практически всесветно, нет их только в Антарктиде. В основном это тропические животные, в умеренных широтах видовое богатство рукокрылых невелико: на территории России обитает менее 30 видов, относящихся к трем семействам.

Основная особенность рукокрылых в том, что, как и у птиц, у них передние конечности превращены в крылья. Только у птиц несущая поверхность образована перьями, плотно налегающими друг на друга, а костные элементы кисти редуцированы. У рукокрылых же крыло это голая кожистая перепонка, натянутая между удлиненными пальцами кисти и тянущаяся по бокам тела до ступней. У них только один (первый) палец свободен от перепонки: он очень короткий, с когтем, ими зверьки могут цепляться за субстрат. Иногда в эту перепонку заключен и хвост, так что когда зверек расправляет крылья, получается нечто вроде моноплана одно сплошное крыло с "пассажирской кабиной" из мяса и костей посередине. При этом пальцы "рук" у рукокрылых удлинены настолько, что, если бы они были такой же длины у человека, он смог бы, подняв над головой руку, достать до земли кончиками пальцев.

Интересно, что похожее устройство летательного аппарата было еще у древних летунов из класса рептилий птерозавров, царивших в воздухе много сотен миллионов лет тому назад, когда еще не было ни птиц, ни рукокрылых. У них тоже между пальцами передних и задних конечностей была натянута кожистая пленка и тоже голая, потому что, как известно у рептилий нет ни перьев, ни шерсти. Сходство это, сколь бы поверхностным оно ни было, настолько удивительно, что подвигло одного ученого-зоолога предположить, что летучие мыши прямые потомки тех птерозавров.

За столь совершенное устройство летательного аппарата рукокрылые "заплатили" неумением нормально передвигаться по твердому субстрату по земле, стволу дерева, каменной стене. Дело в том, что задние ноги, которые в полете натягивают летательную перепонку, оказываются как бы "вывернутыми": летучие мыши, почти как кузнечики, животные с "коленками назад". В перерывах между полетами зверьки обычно висят головой вниз, сложим крылья и зацепившись коготками задних ног за неровности стенки пещеры или за ветку дерева. Чтобы перебраться на другое место, зверек цепляется свободными от перепонки пальцами передних конечностей и становится на время вполне четвероногим созданием (правда, некоторые рукокрылые и это делать разучились).

Еще одно удивительное приспособление летучих мышей ориентация в воздухе с помощью эхолокации. Во время полета они издают звуки особо высокой частоты, недоступные нашему слуху. Одни из них испускают ультразвуки через открытый рот, другие — через ноздри при закрытом рте. По силе этот звук, если бы мы его слышали, вполне был бы сравним с автоматной очередью. Отражаясь от препятствия, ультразвук возвращаются эхом к зверьку, а тому остается по характеру отраженной звуковой волны определить, то ли впереди препятствие и тогда успеть увернуться, то ли насекомое и тогда сманеврировать и схватить добыча. У некоторых летучих мышей умение лоцировать добычу столь изощрено, что они могут поймать насекомое, сидящее в гуще колышущейся листвы (наши ушаны), или даже рыбку, резвящуюся у водной поверхности (в Южной Америке есть летучие мыши-рыболовы, специализирующиеся на ловле рыб прямо на лету). Так что эти "живые локаторы" населяют очень своеобразный мир звуков, который недоступен большинству других животных, но для них столь же естественен и богат самыми разными обертонами, как для нас мир зрительных образов со всеми его красками и оттенками.

Есть у летучих мышей мало объяснимая особенность, выделяющих их среди всех млекопитающих. У многих представителей этого отряда на мордочке развиваются голые кожистые образования, порой очень сложные и крупные. По их форме зачастую называются и сами зверьки. Так, в тропиках Старого и Нового Света живут "листоносые" летучие мыши — они украшены складками, похожими на листья или на ланцеты. В Старом Свете (в том числе в России) встречаются "подковоносые" рукокрылые — форма их украшения видна из их названия. А тех летучих мышей, которых природа обделила своей фантазией, так и называются — "гладконосые".

Рукокрылые живут обычно большими колониями, иногда собираясь по несколько десятков, а то и сотен тысяч особей. питаются они по большей части насекомыми, лишь немногие (в том числе почти все крыланы) плодами или нектаром цветов тропических деревьев. У живущих в северных краях летучих мышей жизненный цикл четко поделен на летний и зимний периоды. Зверьки активны только в теплое время года, селятся в разнообразных летних убежищах — на чердаках, в дуплах, пещерах и штольнях. На зиму они прячутся в укромные места, где температура не опускается ниже нулевой отметки: чаще всего это те же пещеры и штольни. Если вблизи "летних квартир" таких убежищ нет, летучие мыши мигрируют на несколько десятков, а то и сотен километров — среди них, как и среди птиц, есть настоящие перелетные виды.

Характер размножения летучих мышей, как и многие другие особенности их биологии, определяется постоянной необходимостью летать. Самка рожает одного, редко двух детенышей, они очень крупные (до трети размеров взрослого животного), с самого рождения способны крепко цепляться за шероховатости субстрата или за мать. У одних видов самка, вылетая на охоту, оставляет детеныша висеть на стене пещеры, у других она первые дни носит детеныша на себе, пока малыш не окрепнет. Остается только удивляться тому, каких усилий требует охотита с подобным грузом; поэтому у таких видов самки несколько крупнее самцов. Впрочем, и те зверьки, которые оставляют детенышей на время охоты, также достойны удивления: ведь они, вернувшись, должны отыскать в кишащей и галдящей куче, облепившей стены убежища, свое единственно чадо и накормить его...

У летучих мышей, живущих в северных широтах и на зиму впадающих в спячку, есть еще одна интересная особенность размножения. Спаривание у них происходит осенью или на протяжении всей зимы, когда зверьки со всей округи собираются в зимовочные убежища. Сперматозоиды до весны сохраняются в половых путях самки и лишь с наступлением тепла активизируются и оплодотворяют ее яйцеклетку.

Несмотря на всяческие "страшилки", которые рассказывают про летучих мышей, это чаще всего вполне безобидные и симпатичные создания. Среди них действительно есть вампиры, буквально пьющие живую кровь. Но они живут в южноамериканской сельве, их всего два вида, а боятся почему-то всех "летучек", от укусов которых (а кто не кусается, чтобы защититься?) никакого вреда не бывает.

Наоборот, летучих мышей следует всячески привечать, развешивать для них дуплянки, похожие на скворечник, только повыше и с летком внизу. А если кто обнаружит небольшую их колонию где-нибудь под крышей или в дупле дерева, лучше ее не трогать: пусть себе живут крохотные крылатые создания. Тем более, что некоторые виды стали редкими из-за разрушения человеком мест их обитания. В фауне России чуть ли не треть видов редкие, поскольку многие летучие мыши живут здесь на границе своего ареала.

семейство подковоносовых (RHINOLOPHIDAE)

Очень своеобразные летучие мыши названы так за странное кожистое образование на лице, формой своей отчасти напоминающее подкову. На эту "подкову" водружены дополнительные голые складки кожи, каждая из которых имеет особое название, — "ланцет" и "седло". Столь сложная конструкция связана с эхолокацией, которая у подковоносов очень совершенна. Ультразвуки подковоносы испускают через ноздри, расположенные на "подкове". Одни звуки зверьки используют для ориентации на далеком расстоянии, другие — чтобы точно определить место добычи на расстоянии нескольких сантиметров и схватить ее.

Уникально у подковоносов строение задних конечностей: они в обычном для летучих мышей "вывернутом" положении очень прочно зафиксированы в тазовом поясе. Из-за этого подковоносы совершенно неспособны бегать по горизонтальной поверхности. Подлетая к тому месту в пещере или под куполом колокольни, где он проведет день, подковонос совершает довольно сложный маневр — изворачивается на лету и подвешивается к своду, цепляясь коготками ног за малейшую неровность. Даже чтобы поменять один уступ на другой,  зверек вынужден перепархивать. По этой причине подковоносов, в отличие от других рукокрылых, никак нельзя содержать в небольших клетках и вольерах: они все время пытаются летать и очень быстро разбивают нежные крылья в тесном узилище.

Подковоносов насчитывается около 70 видов. В основном они обитатели тропиков, широко распространены в Африке, южных областях Евразии, некоторые виды встречаются в Австралии. Территорию России это экзотическое семейство рукокрылых "задевает" краешком своего ареала: только в Предкавказье живут 3 вида подковоносов. И хотя в более южных областях они довольно обыкновенны, у нас все эти виды считаются редкими и внесены в Красную книгу Российской Федерации.

Большой подковонос (RHINOLOPHUS FERRUMEQUINUM)

Это самый крупный из подковоносов нашей фауны: длина тела до 7 см, вес 20-25 г, размах распростертых крыльев 35-40 см. Как и у других представителей семейства, крылья широкие, а хвост короткий и в спокойном состоянии (когда зверек спит, подвесившись к потолку) вместе с узкой межбедренной перепонкой закинут на спину. Ушная раковина очень подвижна, с характерной оттянутой и заостренной вершиной. Окраска спины и головы песчано-палевая, брюшко белое.

Распространен большой подковонос очень широко в южных областях Евразии от атлантического побережья Европы до Японии, краем ареала заходит на север Африки. В полупустынных регионах он придерживается предгорий и межгорных долин, селится в старых заброшенных постройках, пещерах. В местах, где его не трогают, большой подковонос образует большие колонии в несколько сот особей, но в Предкавказье такие скопления практически неизвестны, зверьки держатся небольшими группами или вовсе одиночно в поселениях других летучих мышей.

Отдыхает подковонос, подвесившись к потолку вниз головой и уцепившись двумя лапками или даже одной. При этомон не складывает крылья вдоль тела, а как бы "заворачивается" в них с головой и ушами. Все это делается для того, чтобы защитить от обсыхания и кончики крыльев, и уши, и кожистые выросты на голове. Дневной отдых у подковоносов очень чуткий: стоит лучу фонаря выхватить в темной пещере свисающий со свода "кокон", как зверек тут же начинает беспокойно крутить во все стороны головой, уши нервно подергиваются, раздаются скрипучие звуки, крылья чуть-чуть расправляются — подковонос в любое мгновение готов сорваться с места. Потревоженные животные перепархивают с места на место, стараются скрыться в глубине пещеры или, наоборот, вылетают наружу, причем даже в середине жаркого дня. Покинув в неурочное время свое убежище, подковоносы возвращаются в него лишь через несколько дней, а если беспокоить их часто, то и вовсе перебираются в другие места. Вот почему там, где часто появляются люди, колонии подковоносов быстро исчезают.

На охоту большие подковоносы вылетают довольно поздно, в глубокие сумерки. Вечерняя кормежка растягивается почти на всю первую половину ночи, затем зверьки немного отдыхают, а перед рассветом вновь отправляются на поиски пищи, чтобы подкрепиться перед дневным сном. В горных местностях их охотничьи маршруты пролегают в глубине ущелья или вдоль края обрыва, а на равнинах летают почти у самой земли. Полет у подковоносов очень характерный — какой-то порхающий, неровный, с частыми шумными взмахами крыльев. Под стать этому и их добыча — главным образом медленно летающие ночные бабочки.

На время размножения самки образуют самостоятельные колонии. Детеныши родятся в июне-июле. Первые дни после родов мать носит свое единственное чадо все время с собой: у нее в паховой области на это время образуются особые кожистые выросты — "ложные соски", за которые держится детеныш. Однако уже через 3-4 дня малыши остаются висеть на потолке на время охоты самки, а еще через некоторое время, достигнув половины взрослых размеров, пробуют перепархивать с места на место. Тут-то их и поджидает наибольшая опасность: не успев зацепиться за свод пещеры, детеныш падает на землю и неизбежно погибает: он не может ползать, рожден только летать. Продолжительность жизни большого подковоноса довольно велика — до 30 лет.

Малый подковонос (Rhinolophus hipposideros) заметно мельче большого: длина тела около 4 см. Эти два вида во многих местах соседствуют, только на востоке малый подковонос встречается не далее подножий Гималаев. Он самый "северный" вид семейства, в Европе идет до берегов Северного и Балтийского морей, живет на юге Англии и в Ирландии. В Российских же пределах этот подковонос обитает на северных склонах Большого Кавказского хребта и в степных районах Предкавказья. Убежищами для него служат пещеры, гроты, старые кирпичные здания, а также деревянные постройки, в которых другие подковоносы не селятся. Больших скоплений малые подковоносы никогда не образуют: они живут одиночно, а если собираются небольшими группами, то зверьки свисают со свода на некотором расстоянии друг от друга. На зимовки зверьки далеко не откочевывают, находят вблизи мест летнего обитания большие пещеры, куда не проникает холодный зимний воздух. В настоящую зимнюю спячку они не впадают даже в Европе, время от времени просыпаются и охотятся на насекомых, которых не только летом, но и зимой в пещерах с их довольно ровным микроклиматом изобилие.

Подковонос Мехели (Rhinolophus mehelyi) — еще один из трех видов подковоносов, живущих в нашей стране, по размерам занимает промежуточное положение между большим и малым (длина тела около 6 см). У взрослых зверьков окраска бледно-палевая, а у молодых дымчатая. Этот подковонос обитает в районах, прилегающих к Средиземному морю, а у нас — на Северном Кавказе. Для дневного отдыха зверьки забиваются в самые отдаленные уголки пещер, где царит постоянная прохлада и очень влажно. Иногда они образуют и многосотенные скопления, в которых висят, плотно прижавшись друг к другу. В отличие от большого подковоноса, отличающегося весьма сварливым нравом, этот его сородич миролюбив, никогда не покушается на спокойствие соседей по пещере.

СЕМЕЙСТВО БУЛЬДОГОВЫХ (MOLOSSIDAE)

Представители этого семейства относятся к числу наиболее прогрессивных рукокрылых. Они очень своеобразны: с длинными заостренными крыльями, свидетельствующими об их высоких летных качествах, длинный мясистый хвост торчит из межбедренной перепонки, широкие наклоненные вперед уши нередко срощенны на лбу. Название свое эти летучие мыши получили из-за мясистых складчатых губ, отчасти напоминающие висячие "брыли" бульдога и покрытые короткими жесткими щетинками. Размеры их невелики — длина тела 5-13 см.

Семейство бульдоговых летучих мышей — одно из наиболее обширных в отряде, включает около 90 видов. Соответственно этому велик и его ареал: эти рукокрылые распространены на всех материках. В пределы России проникает лишь один представитель семейства — широкоухий складчатогуб (Tadarida teniоtis). Распространен этот вид в теплых и даже жарких регионах по всей Евразии, от Атлантики до Японии, а у нас, как и многие другие "экзоты" из числа летучих мышей, встречается только в горах Северного Кавказа. Он настолько редок, что по заслугам внесен в Красную книгу Российской Федерации.

Бульдоговые придерживаются горных районов. Среди них есть виды, образующие в пещерах огромные колонии в сотни тысяч особей: когда они вылетают вечером на охоту, то издали кажется, что из пещеры курится дымок. А в некоторых крупных пещерах в Америке ранее обитали миллионные колонии — это самые крупные скопления млекопитающих в одном месте. Наш складчатогуб больших скоплений не образует, селится одиночно или по несколько особей. Кроме пещер, в качестве убежищ он использует расщелины в скалах, а иногда просто узкие трещины в отвесных стенах за отставшими камнями.

Летают бульдоговые, наверное, быстрее всех прочих рукокрылых. Складчатогуб и его сородичи охотятся на больших высотах, иногда поднимаясь на полтора-два километра над землей, развивают скорость до 70 километров в час. Полет складчатогуба стремительный, ровный, без суетливого мельтешения. В сумерках, когда зверьки вылетают на охоту, их можно спутать со стрижами — те же резкие "гребки" крыльями, та же маневренность, только пронзительного визга не слышно. Однако эти зверьки отнюдь не молчаливы: их тонкий писк, довольно нежный по тону, можно слышать и перед вылетом из убежища, и всю ночь напролет в ущелье, где охотятся неутомимые летуны. На дневках, кроме того, складчатогубы время от времени издают своеобразные трели из 4-5 голосовых модуляций. Ничего похожего от других летучих мышей, обитающих на Кавказе, слышать не доводилось.

Охотятся складчатогубы главным образом на небольших жуков, бабочек и двукрылых насекомых. Их рот с широкими губами приспоосбление к ловле мелкой добычи на большой скорости: ведь и у стрижа вокруг клюва растут жесткие волоски, увеличивающие его "ловчую поверхность". Каким образом эти летучие мыши лоцируют свою добычу, не очень понятно: ведь их плоские уши во время полета прижаты к голове, чтобы не создавать сопротивление воздуху.

Самка в середине лета рождает одного детеныша. Продолжительность жизни складчатогубов, наверное, не больше 10 лет.

СЕМЕЙСТВО ГЛАДКОНОСОВ (VESPRTILIONIDAE)

Это самая обширная и разнообразная группа летучих мышей, включающая более 300 видов. Именно представители этого семейства составляют большую часть летучих мышей России: в нашей фауне их насчитывают около 25 видов.

Семейство названо так по одной простой причине — у ее представителей никаких "украшений" вроде "подков" или "листьев" на голове нет. Зато уши иногда бывают совершенно невероятных размеров, нередко почти в длину тела. У гладконосых хорошо развит «козелок» — особое вырост в основании ушной раковины, формой похожее у одних видов на длинный ланцет, у других — округлую лепешку. Межбедренная перепонка всегда полностью развита, включает длинный хвост. Она помогает не только управлять полетом (например, тормозить), но иногда ловить и даже поедать насекомых в воздухе, выполняя функцию своего рода мешка. Поэтому для того, чтобы регулировать натяжение этой перепонки, у многих представителей семейства на задних лапках развивается особый хрящевидный вырост— "шпора". Ультразвуки большинство гладконосов испускают через открытый рот.

Во многих отношениях эти рукокрылые вполне обыкновенны (их нередко так и называют), но если присмотреться, то в их строении, образе жизни, поведении можно обнаружить интересные различия. Так, полет у одних гладконосов медленный, "порхающий" — у них широкие и короткие крылья, а у других стремительный — соответственно, крылья длинные и узкие. Одни зверьки активно лоцируют и ловят насекомых в воздухе, другие облетают кроны деревьев и собирают добычу с листьев и веточек — именно у них самые большие уши. А есть еще "засадники": это активные хищники, поджидающие жертву в укрытии и нападающие на нее неожиданно. Различаются летучие мыши и размером добычи: у питающихся мелкими мошками зубики слабые, а охотники на крупных жуков и сами достаточно велики, и клыки у них — под стать ласке или кроту. Многие гладконосы не только отлично летают, но и быстро бегают со сложенными крыльями по вертикальным стенам пещер и вверх, и вниз головой.

Это семейство — самое обширное не только числу видов, но и по территории обитания. Их распространение воистину всесветное: гладконосов нет только в Антарктиде да на островах Океании, куда из летучих мышей смогли расселиться только крыланы. Наиболее разнообразно семейство гладконосов в тропиках, но и в холодных широтах можно обнаружить его представителей: на север отдельные виды гладконосов проникают дальше, чем другие летучие мыши. Южане активны круглый годы, а северные виды укрываются на все холодное время года в подземные убежища и погружаются в оцепенение. Однако оно никогда не бывает глубоким: при повышении температуры зверьки начинают шевелиться и поскрипывать, изредка срываются с места, а при плюсовой температуре, обычной для глубоких гротов и пещер, нередко охотятся прямо в подземных ходах. Представители других видов с наступлением холодов перебираются в теплые края, одиночно или собираясь стаями, про них можно спеть — "летят перелетные... мыши".

У гладконосых рукокрылых, главным образом живущих в северных краях, нередки случаи рождения нескольких детенышей, для некоторых рождение двоен — норма. Подобная прогрессивная особенность позволяет представителям семейства осваивать условия обитания, недоступные другим летучим мышам.

Водяная ночница (mYOTIS DAUBENTONI)

Ночницы — разнообразная группа довольно примитивных гладконосых летучих мышей, включающая около 100 видов и распространенная по всему свету. У них, в частности, сохраняется наибольший набор предкоренных зубов. Водяная ночница — одна из наиболее обычных и типичных летучих мышей средней полосы России. Ее размеры невелики: длина тела около 5 см. Мордочка, как у всех ночниц, вытянутая, уши довольно длинные, с оттянутой вершиной. Окраска меха довольно темная, буроватая сверху и серо-белесая снизу.

Вид широко распространен в Европе, в южных районах Сибири вплоть до Приморья, на прилежащих территориях Монголии и Китая, населяет Сахалин и север Японских островов. Эта ночница, в полном соответствии с названием, предпочитает селится неподалеку от проточных водоемов — и крупных рек с поросшими ивняком берегами, и небольших лесных речек, не затерявшихся в густых лесных зарослях. Однако ее можно встретить и в сыроватых лесах, перемежающихся обширными вырубками или старыми гарями.

Летними убежищами водяным ночницам служат как неглубокие пещеры и штольни, так и дупла деревьев, чердаки деревянных строений. В отличие от большинства других наших ночниц, самки и самцы круглый год держатся вместе группами в 20-40 особей, нередко образуя смешанные колонии с сородичами — прудовой и усатой ночницами. На зиму водяные ночницы забираются в пещеры и штольни, причем располагаются не очень далеко от входа. Поэтому на меху висящих неподвижно зверьков постепенно конденсируется влага, осаждаясь мириадом мельчайших капелек. И когда на летучих мышей падает луч фонаря, они переливаются всеми цветами радуги, словно живые елочные игрушки.

Охотятся эти ночницы обычно над водой, порхая стайкой у самой поверхности. Если же открытой воды в ближайших окрестностях нет, зверьки летают между деревьями. Полет "водянух" медленный, спокойный. Из-за малых размеров они ловят мелких насекомых, в изобилии летающие над водой, главным образом комаров. Крупных же жуков, защищенных твердыми надкрыльями, водяная ночница вовсе не ловит. Вечерний лет длится недолго, уже через час после начала охоты животные укрываются в убежищах. Однако за это короткое время они успевают так набить брюшко мошкарой, что вес маленького охотника увеличивается чуть ли не на треть. В сырых местах эти "охотники за комарами" вполне могут хотя бы немного облегчить жизнь людям, поэтому их следует оберегать.

Прудовая ночница (Myotis dasycneme) относится к числу редких видов. Она заметно крупнее водяной: длина тела 5-7 см. Окраска весьма изменчива, но в целом довольно яркая, контрастная: сверху зверьки каштаново-шоколадные или оливково-пепельные, брюшко белесое. Эта ночница распространена почти по всей Европе (кроме ее северных областей), а также на юге Западной Сибири. Она еще более, нежели водяная ночница, связана с водоемами, но преимущественно со стоячими — озерами, прудами, старицами, в крайнем случае с медленно текущими речками. Вблизи них эти ночницы «прудовики» селятся в заброшенных постройках, небольших пещерах или расщелинах в прибрежных обрывах. Живут они небольшими колониями в десятки, редко сотни особей. На зиму они собираются в пещерах и штольнях, слетаясь из окрестных летних убежищ за 200-300 километров.

На охоту прудовые ночницы дружно вылетают вечером, но очень быстро, через полчаса-час, опять скрываются в своем убежище, чтобы еще раз отправиться на кратковременную кормежку ближе к рассвету. Зверьки охотятся только над самой водной поверхностью. Этакими чертиками бесшумно выскакивают они из висящей пелены тумана, легко кружатся в странном хороводе над небольшим пятачком открытой воды, чтобы через несколько мгновений вновь раствориться в белесом "молоке". Порой на неподвижной глади за ночницей остается легкая рябь — зверек зачерпнул ртом каплю воды или схватил на поверхности какую-нибудь мошку. Даже если пойманного "прудовика" выпустить в комнате, он будет летать низко над полом, не слишком изворотливо проскальзывая между ножками стульев — такая уж у него манера.

Длиннопалая ночница (Myotis macrodactylus) названа так за то, что ступня у нее выдается за край перепонки больше, чем у близких родственников. Окраска меха на спинке своеобразная — буроватая с выраженным дымчатым оттенком; брюшко белесое. Этот вид встречается только в Приморском крае, в Японии и на юге Курильских островов. В отличие от близких видов, она образует довольно большие колонии в пещерах, где ее иногда находят и в летние месяцы, и на зимовках.

У ночницы Наттерера (Myotis nattereri) характерная бахрома из жестких коротких волос, окаймляющая край межбедренной перепонки. Эта светлоокрашенная небольшая (длина тела 4-5 см) ночница населяет умеренные области Европы и юго-запада Азиатского континента от Малой Азии до Иранского нагорья. Далее к востоку ее замещает близкий вид — амурская ночница (Myotis bombinus), ареал которой охватывает юг Сибири, Прибайкалье, Приморье, Корею, Японию. Оба вида малочисленны, живут среди лесов обычно вблизи водоемов. Летают они на небольшой высоте медленно и плавно, хвост в полете не подогнут к брюху, а опущен вниз: по-видимому, постоянно расправленная межбедренная перепонка помогает ловить мелкую добычу.

Усатая ночница (Myotis mystacinus)

Эта ночница очень похожа на водяную, рядом с которой живет, отличаясь немного меньшими размерами (длина тела 4-5 см, вес 4-9 г) и более стройным сложением. Меховой покров у усатой ночницы довольно густой и как бы всклокоченный, окрашен в желтоватые и темно-песочные тона, на фоне которых контрастно смотрятся темные ушки и летательная перепонка. Вопреки своему видовому названию, эта ночница не более "усатая", чем другие виды — научное название не всегда столь точно, как народные (разве не чудесно само это слово — "ночница"?).

Распространена она очень широко — от атлантического побережья Европы до Монголии. На территории России этот вид вполне обычен в центральных и южных областях Европейской части, в южных степных районах Западной Сибири. В Европе усатая ночница, подобно своим сородичам, населяет лесные биотопы, тяготея к водоемам. Однако в азиатской части ареала это вполне пустынный вид, освоивший засушливые области предгорий и высокогорий на высоте более 3000 м. Впрочем, и там эта ночница живет по берегам рек, прудов, арыков, нередка в городах, где обычно бывает больше зелени.

Зверьки избегают больших пещер, а поселяются в карстовых щелях или промоины. В поселениях человека усатые ночницы залезают на день за наличники или ставни, на чердаках под стропилами их не найти. В пустынных регионах они обычнее всего в старых глинобитных погребальных сооружениях — мазарах и мавзолеях, изобилующих трещинами. Иногда зверьки устраиваются даже во временных сооружениях кочевников-пастухов — в юртах, кибитках. Крупных скоплений эти ночницы нигде не образуют, в летних убежищах редко собираются больше чем по дюжине особей. Даже в  небольшом укрытии, где свободного места немного, зверьки стараются забиться в щели поодиночке или по двое-трое, а не собираются на стенке одной общей "гроздью". Только в больших зимовочных пещерах и гротах они повисают на высоте 20-30 метров группами по 10-15 особей. Примечательно, что чем выше температура в убежище, тем менее эти индивидуалисты склонны кучковаться, и зимой предпочитая небольшие компании.

Живя чаще всего в местах с засушливым климатом, усатая ночница охотится у воды. Вылетев из убежища, зверьки направляются к ближайшему водоему и сначала кружатся хороводом на водной гладью, время от времени захватывая воду или какое-нибудь насекомое. Но через некоторое время летуны поднимаются повыше и облетают  кроны близстоящих деревьев, края обрывистых лессовых берегов, крыши построек.

Ночница Брандта (Myotis brandti) — вид-"двойник" усатой ночницы. Так называют близкие виды, различия между которыми столь незначительны, что их могут распознавать только специалисты. Примечательно, что их научились разделять совсем недавно, и оказалось, что таких видов не так уж и мало: они есть среди летучих мышей, землероек, но особенно много видов-"двойников" среди мышей и полевок.

Ночница Брандта несколько крупнее усатой, окрашена темнее. Ее ареал занимает центральные и северные области Европы, Урал, юг Сибири и Дальний Восток, прилежащие территории Монголии и Китая, Сахалин и Японию. Летними убежищами этой ночнице служат щели в приречных обрывах, в домах, просто пустоты в поленицах дров и соломенных крышах. Охотятся они, летая вокруг вершин деревьев и редко опускаясь в приземные слои воздуха; им совершенно не свойственно летать над водной поверхностью.

Ночница Иконникова (Myotis ikonnikovi) — самая мелкая из наших ночниц: длина тела около 4 см, вес от 3 до 6 г. Это вид-загадка, который довольно часто путают с усатой ночницей. Впервые ночница Иконникова была обнаружена Дальнем Востоке; затем ее находили в местах, удаленных друг от друга на многие сотни километров на Алтае, в Монголии,  Корее, а также на Сахалине и Хоккайдо. Из-за путаницы с усатой ночницей ее якобы ловили на Кавказе и даже в Карпатских горах. Про образ жизни этой мелкой ночницы практически ничего не известно. Вероятно, она придерживается лесных зарослей и за добычу летает по берегам речек и на лесных полянах. Полет у нее слабый, медленный, порхающий, отчасти напоминающий полет крупных дневных бабочек.

Длиннохвостая ночница (Myotis frater) распространена в горных областях Азии от Приморья, Кореи и Японии через Гиндукуш и Гималаи до Средней Азии. В России ее находили в окрестностях Красноярска и в низовьях Амура. Как и предыдущий, этот вид очень редок. И это еще одна загадка: почему одни виды (усатая ночница или водяная) обыкновенны, а другие, живущие с ними рядом, очень похожие и, наверное, ведущие сходный образ жизни, очень редки? Скорее всего, зверьки, которых время от времени находят то там, то сям на нашей территории, — просто "гастролеры", которые по непонятным причинам покидают теплые края и отправляются на север.

Остроухая ночница (Myotis blythi)

Эту довольно крупную летучую мышь (длина тела 6-8 см, вес около 20 г) отличают относительно короткий хвост и несколько суженная в вершинной части ушная раковина. Окраска тела светлая — спина от мышино-серой до буровато-палевой, брюшко белесое. Распространена остроухая ночница в присредиземноморских районах Европы, Северной Африки, Юго-Западной Азии, на восток ее ареал простирается до Гиндукуша, гор Средней Азии и Алтая. На территории России она встречается в Предкавказье, где вполне обычна, и в предгорьях Алтая — самой восточной точке видового ареала.

Остроухая ночница селится в пещерах, башнях и куполах церквей, на чердаках высоких зданий. Она склонна образовывать большие скопления: в некоторых районах, наиболее благоприятных для обитания этого вида, можно найти тысячные колонии этих зверьков. Нередко остроухая ночница образуется смешанные колонии с поздним кожаном, о котором мы расскажем дальше. Колонии остроухой ночницы легко обнаружить благодаря постоянному гомону. Самки с детенышами чаще всего держатся вместе, а самцы склонны селиться обособленно. Там, где зверьков много, они сидят плотными кучами: одни мыши цепляются за стены, другие — за своих соседей, сплошной многослойный "рой" покрывает стенки и своды убежища. Поселяясь на теплое время на чердаке, ночницы поначалу собираются прямо под металлической крышей, а с наступлением жары перебираются в углы, подальше от нагретой кровли.

Для остроухих ночниц в высшей степени характерна какая-то неопрятность, нечистоплотность. Волосы у них постоянно спутаны, влажные от сальных выделений. После линьки мех какое-то время сохраняется густым и шелковистым, но вскоре вытирается и редеет, зверьки становятся совершенно неприглядными. К этому добавляется и большое количество эктопаразитов, от которых из-за скученности на дневках зверьки просто не в силах освободиться.

На охоту остроухие ночницы вылетают довольно поздно и, если погода хорошая, возвращаются домой лишь перед рассветом. Летают они на значительной высоте вдоль склонов гор или обрывов. Полет ровный и сильный, взмахи крыльев редкие и с большой амплитудой. На открытом пространстве "остроушки" летают без резких поворотов, лишь время от времени совершая резкие броски в сторону замеченной жертвы. При охоте среди деревьев их полет очень маневренный, зверьки ловко лавируют в гуще сомкнутых крон. Охотница обнаруживает свою жертву на расстоянии до 4 метров, сбивает ее ударом крыла, подхватывает межбедренной перепонкой и уже оттуда хватает ртом. Питаются эти ночницам крупными насекомыми — бабочками, жуками, цикадами, но поедают только мягкие части тела, а твердые хитиновые образования отбрасываются. В неволе они охотно употребляют не только привычных насекомых, но также земляных червей и даже мясной фарш.

Спаривание у остроухих ночниц происходит в зимних убежищах с конца августа до следующей весны. Самец обволакивает самку своими крыльями, и так пара висит какое-то время. Самка в начале лета рождает одного, редко двух детенышей. Новорожденный весит около 5 г, слепой, покрыт редкими белесыми волосками, первые две недели жизни постоянно висит на матери. Затем он перебирается на стену убежища, через месяц после рождения начинает перепархивать с места на место, а еще спустя неделю-другую переходит к самостоятельной жизни.

Ночница Бехштейна (Myotis bechsteini) — очень своеобразный зверек. Эта небольшая ночница (длина тела около 5 см) отличается от всех своих сородичей длинными ушами (около 2 см), хотя и не очень широкими. Распространена она в Европе, на территории России очень редко встречается только в горах Кавказа. Это лесной житель, летом поселяется одиночно или небольшими колониями в дуплах деревьев или на чердаках заброшенных зданий. На зиму они забираются в глубокие штольни и пещеры. Кормиться зверьки вылетают глубокой ночью, добычу свою ловят у лесных опушек, на просеках и полянах.

Обыкновенный ушан (plecotus auritus)

По огромным широким ушам, почти равными длине тела (4-5 см), эту небольшую летучую мышь не спутать ни с какой другой. Очень длинный у ушана и козелок. Мордочка причудливой формы: особые носовые железы по бокам от ноздрей образуют хорошо заметные припухлости. Крылья короткие и широкие соответственно медленному полету. Высокий неровно лежащий мех сверху тусклый буроватый (поэтому этого ушана нередко называют "бурым"), снизу песчано-белесый. У ушанов, живущих в относительно влажном климате лесной зоны окраска темнее, а у населяющих засушливые области она светлее, с преобладанием песчаных тонов.

Ареал обыкновенного ушана охватывает почти всю Европу (включая Скандинавию), а простирается далее широкой полосой по югу лесной зоны и по лесостепи от Урала до Приморья, Сахалина и Японии. Широкие миграции для этого вида не характерны: зверьки чаще всего остаются зимовать вблизи тех мест, где живут летом. Населяет они лиственные и смешанные разреженные леса, лесостепные колки по балкам и речным поймам, часто держатся рядом с людьми. В выборе убежищ ушаны совершенно неприхотливы: летом устраиваются на чердаках и в любых подходящих по размерам щелях зданий, в дуплах и за отставшей корой деревьев, в разного типа подземных полостях. В октябре они покидают мало защищенные от морозов жилища и перебираются на зиму в пещеры, штольни или в здания, даже жилые. Просыпаются от спячки зверьки в начале апреля, когда почти полностью сходит снег. Несмотря на обыкновенность, ушаны нигде не бывают многочисленными: в теплое время держатся одиночно, парами или небольшими группами в 5-10 особей, на зимовках в одном месте можно найти 40-60 зверьков.

На охоту бурый ушан вылетает позже других наших летучих мышей, лишь когда падает густая темнота, лет продолжается до начала рассвета. Полет ушана очень специфичен — неторопливый, очень маневренный. Зверек может зависать в воздухена одном месте, трепеща крыльями,  или медленными взмахами подниматься вертикально вверх. Отличается он от других гладконосых рукокрылых и тем, что издает ультразвук не через открытый рот, а через ноздри (подобно подковоносам). Механизм локации столь совершенен, что зверек может засечь гусеницу, сидящую на шероховатой коре дерева или на колеблющемся листике.

Охотятся ушаны среди леса, иногда прямо в кронах деревьев. Зверек медленно облетает деревья, время от времени зависая в воздухе и внимательно обследуя глубину кроны с помощью своего замечательного эхолота. Он ловит мелькающих в листве мошек, может схватить повисшую на тонкой паутинке гусеницу-землемерку. Время от времени ушастый охотник присаживается на дерево и шустро бегать по толстым веткам, схватывая сидящих насекомых и их гусениц. Он необычайно прожорлив, в неволе за ночь съедает десяток тараканов, несколько десятков мух и крупных бабочек. Насытившись, зверек засыпает на 2-3 часа, а после пробуждения опять начинает летать по вольеру в поисках пищи. Бабочку-совку этот прожора хватает за толстое брюшко и, постепенно перебирая ее зубами, выдавливает сочное содержимое в рот, а твердые хитиновые части отбрасывает. Попав в клетку, ушан довольно скоро привыкает и через день-другой начинает брать корм из рук.

По возвращении с охоты зверьки поодиночке "развешиваются" по стенкам убежища и погружаются в сон. Спящего ушана трудно спутать с другой летучей мышью. Он подгибает огромные уши под крылья, но козелки остаются торчать наружу и по незнанию издали могут быть приняты за небольшие острые ушки. Даже в зимнее время сон ушана беспокойный, чуткий: зверьки легко пробуждаются, при оттепелях даже покидают пещеру, чтобы полетать вблизи входа над снегом. Если взять в рукиспящего ушана, он сначала тихо пищит и вяло шевелится, а через 3-4 минуты, отогревшись, начинает активно вырываться и при первой возможности упархивает вглубь пещеры.

В середине июня самка рождает одного очень крупного (весом 2,5-3 г) детеныша с презабавно торчащими ушами-лопухами. Новорожденный еще не может держать их в развернутом состоянии они сложены своеобразной "гармошкой". Голый и слепой, ушаненок совершенно беспомощен и все время подвешен на брюхе матери. К концу первой недели жизни у него открываются глаза, он начинает покрываться младенческим пушком, мать его начинает оставлять в убежище, когда отправляется на охоту. К концу второй недели он уже топорщит уши, одет в густой, хоть и невысокий мех. Месяца через полтора детеныш сравнивается размерами с взрослым животным и начинает самостоятельную жизнь.

Очень похож на обыкновенного серый ушан (Plecotus austriacus) — его "двойник", только 15 лет назад зоологи научились различать их по мелким деталям строения. Например, у серого ушана не столь сильно развиты носовые железы, поэтому его мордочка не выглядит такой припухлой. В этом отношении два вида ушанов повторили "судьбу" ночниц — усатой и Брандта: как и они, ушаны не только очень похожи морфологически, но и в распространении широко перекрываются. Серый и обыкновенный ушаны живут бок о бок в Европе, на Кавказе и в Казахстане, на юге Сибири, в Монголии и Китае. Только на юге серый ушан замещает обыкновенного: он один живет в пустынных областях Средней Азии и Иранского нагорья, на севере Африки. И в этом также можно усмотреть аналогию с упомянутой парой ночниц-"двойников": из двух ушанов серый распространением более походит на усатую ночницу, а обыкновенный ушан — на ночницу Брандта.

Европейская широкоушка (barbastela barbastellus)

Близкий родственник ушана, широкоушка, тем не менее, мало на него похожа. Впрочем, характерная внешность выделяет ее среди всех наших летучих мышей. Широкоушка довольно мелкая (длина тела 5-6 см), длиннохвостая, с заостренными крыльями. Лобная часть мордочки голая (чего никогда не бывает у других наших рукокрылых), с поперечной кожистой складкой, над ней нависают довольно широкие ушные раковины, сросшиеся своими внутренними краями (это также отличительная особенность широкоушки). Шерсть густая и длинная, окраска черноватая, блестящая, с характерным серебристым налетом, создаваемым белыми кончиками волос.

Широкоушка распространена в умеренном и теплом поясе Европы, на крайнем юго-западе Азиатского континента, проникает на северо-восточную оконечность Африки. В России этот редкий вид встречается только на Северном Кавказе. Живут зверьки в разреженных лиственных лесах, парках. Летними убежищами служат дупла деревьев, щели за отставшей корой, укромные места в зданиях, от погребов до застрех под крышами. Держатся широкоушки всегда одиночно; даже если в убежище собирается несколько зверьков, они располагаются поодаль один от другого. Примечательно, что, избегая близости особей своего вида, широкоушки нередко устраиваются на дневной отдых среди других летучих мышей — ночниц или нетопырей.

Зимой широкоушки перебираются в близлежащие пещеры, заброшенные шахты и штольни, в гроты; если они в них живут и летом, то сезонной смены убежищ не происходит. Они не очень боятся сырости и холодов: осенью из-за высокой влажности густой мех широкоушки покрывается мельчайшими капельками воды, причем зимой, если зверек расположился слишком близко ко входу, капельки превращаются в почти сплошную корочку льда. Характерно, что эти летучие мыши на отдыхе редко подвешиваются на сводах, предпочитают располагаться на горизонтальной поверхности лежа на брюшке.

Рыжая вечерница (nyctalus noctula)

Эта средних размеров (длина тела 6-8 см, вес 20-45 г) летучая мышь с весьма характерным внешним обликом. У нее большая голова с короткой притупленной мордой. Округлая ушная раковина с коротким козелком собрана в своеобразные складки, ее задний край начинается чуть ли не от угла ротового отверстия. Крылья узкие и длинные, что отражает способность вечерниц к быстрому полету. Мех густой и шелковистый, окрашен в равномерные каштановые и рыжие тона (поэтому любители ласково называют этих вечерниц "рыжиками"), волосы густо покрывают всю подмышечную область крыловой перепонки и область предплечья.

Ареал рыжей вечерницы очень широк, охватывает леса умеренной зоны Евразии от Атлантики до подножий Гиндукуша на юге и Алтая на севере; встречается эта летучая мышь и на средиземноморском побережье Африки. В России область распространения охватывает почти всю Европейскую часть (кроме таежных лесов), юг Урала и лесостепную зону в Западной Сибири. Подобно многим птицам, рыжие вечерницы совершают регулярные перелеты от мест зимовок к местам вывода молодняка, поэтому у них четко различаются зимняя и летняя области обитания. В зимних убежищах, расположенных обычно в предгорьях с развитым карстом, самцы и самки живут вместе. У самцов зимний и летний ареалы в основном совпадают: они летом кочуют преимущественно в тех же местах, где зимуют. Дальние же миграции характерны главным образом для самок, лишь немногие самцы к ним присоединяются. На пролете вечерницы собираются небольшими стаями, летят по вечерам на значительной высоте, останавливаясь на день-два в поселках, где летом никогда не бывает. Некоторые из них преодолевают до тысячи и более километров, чтобы добраться из зимовочных пещер на "летние квартиры" и обратно.

Излюбленные места летнего обитания "рыжиков" — негустые леса, парки и сады со старыми лиственными деревьями. Основное требование к месту летнего проживания возможность селится в дуплах, предпочтительно с круглым, а не щелевидным летком, расположенным в нижней части полости. Лишь очень редко рыжие вечерницы селятся на чердаках старых строений, забиваясь в самые укромные уголки. Одни зверьки крепко привязаны к своему дуплу, стремятся вернуться в него, даже будучи побеспокоенными, другие на протяжении лета неоднократно меняют убежища. Особенно часто это делают самцы, которые могут вылететь на кормежку из одного дупла, а на дневку осесть в другое. Частенько вечерницы делят жилье с нетопырями, но не перемешиваются с ними: в дупле "рыжики" висят в самом верху полости, а нетопыри забиваются в щели прямо у летка. Интересно, что в зимовочных пещерах вечерницы не подвешиваются к стенкам, а лежат плотным слоем на дне подземной полости или иного убежища. В Средней Азии они нередко зимуют между двойными стенами каменных зданий.

В средней полосе поселения зверьков малочисленны: в начале лета в дупле обычно живут 20-30 вечерниц, только к его концу в нем бывает до сотни зверьков — прибавились молодые. В небольших лесных массивах рыжие вечерницы редко заселяют разные деревья, вся небольшая местная популяция собирается в одном дупле. Если же "рыжики" обитают в разных убежищах, то всегда поодаль друг от друга, образуя обособленные колонии. На юге, где этих летучих мышей достаточно много, они могут заселять все дуплистые деревья, растущие в парке, а под крышей здания порой собираются до полутора-двух тысяч особей.

Вечерницы — великолепные летуны. Их охотничий полет стремительный, красивый, уверенный, с редкими и резкими взмахами крыльев. Крейсерская скорость около 30-40 километров в час, а при атаке достигает 60 километров в час. Обнаружив добычу, зверек совершает резкий бросок в сторону или вниз на 5-10 метров. Схватив крупного жука, вечерница едва уловимым движением крыльев взмывает вверх, оставляя за собой лишь крошево роняемых изо рта надкушенных надкрыльев.

Охотиться "рыжики" вылетают при заходе солнца, сразу после того, как полностью успокоятся и затихнут дневные птицы. Пробуждающиеся от дневного сна зверьки сначала возятся в дупде, оглашая окрестности резкими скрипами, и только через полчаса они начинают появляться из убежища и срываются в полет. Чаще всего вечерницы охотятся над кронами деревьев, в поисковом полете преодолевая порой 300-400 метров по прямой. Промышляют "рыжики" не группами, а поодиночке: одни летают где-нибудь над близлежащим прудом, другие — над большой открытой поляной или прогалиной, третьи — вдоль просек, дорог или других редин в лесу. Вечерняя кормежка непродолжительна, длится каких-то 30-40 минут. Середину ночи зверьки сидят в убежищах, а утренний рассвет вновь застает их в разгаре погони за добычей.

Основная пища вечерниц — жуки. Чаще всего им попадаются медлительные хрущи да усачи, иной раз "рыжик" подхватит над водой перелетающего из одного водоема в другой плавунца. Ловят они и ночных бабочек-совок, цикад. Среди съеденных ими насекомых попадаются и остатки жужелиц, что довольно странно: ведь эти жуки они не склонны к полетам, а быстрокрылые летуны-вечерницы как будто не могут ловить свою добычу на земле.

Ранней осенью у вечерниц, уже собравшихся на зимних квартирах, начинается гон. В это время зверьки заняты в основном поисками семейных партнеров, их единый суточный ритм нарушается: одни носятся в воздухе в поисках пищи, другие участвуют в брачных играх. Самец особыми руладами привлекает к себе самок, образуя нечто вроде "гарема", который держится какое-то время в одном убежище. Как и у других зимующих летучих мышей, спаривание происходит в зимовочных скоплениях вплоть до начала весенних миграций. Перед вылетом почти все самки уже беременны, через 1,5-2 месяца у них родится по 2 детеныша. Первые дни они все время висят на самке, а затем пережидают время охоты в убежище. Растут они очень быстро и уже через месяц после рождения по размерам едва ли уступают взрослым.

Гигантская вечерница (Nyctalus lasiopterus) — самый крупный представитель отряда рукокрылых в нашей стране: длина тела достигает 10 см. Это чисто европейская по своему ареалу зверушка обитает в высокоствольных широколиственных лесах и борах. Летом одиночки или 2-3 особи поселяется в дуплах старых деревьев вместе с другими летучими мышами. Охотятся гигантские вечерницы на большой высоте, летая над кронами деревьев. Этот очень редкий вид внесен в Красную книгу Российской Федерации.

В противоположность гигантской, малая вечерница (Nyctalus leisleri) невелика, у нее длина тела 6-7 см. Это также типичный "европеец": ареал малой вечерницы, кроме материковой Европы, захватывает также некоторые из островов Средиземного моря и северо-запад Африки. Живет она также почти исключительно в старых лиственных лесах, поселяясь в дуплах деревьев небольшими группами — смешанными или состоящими только из размножающихся самок. Примечательно, что соседства других видов рукокрылых они, как правило, избегают. Летние убежища малые вечерницы занимают с мая по сентябрь, в них самки рождают двойняшек, а на зиму зверьки перебираются на зимние квартиры, которые, впрочем, пока еще никто у нас не находил.

На вечернюю кормежку они вылетают вскоре после захода солнца, в погоне за насекомыми носятся на большой высоте вдоль опушек и по окраинам полей, а то и просто над зеленым пологом леса. Иногда несколько вечерниц 3-5 минут выписывают круги над лесной поляной, поджидая добычу, а когда в воздухе с густым жужжанием появляется майский хрущ, зверьки тут же устремляются к нему и самый расторопный хватает долгожданную добычу. С пойманным жуком удачливый охотник присоединяется к своим товарищам и в несколько замедленном темпе продолжает круговой полет, на лету тщательно разжевывая твердый хитин. Если жук вдруг выпадает изо рта, вечерница камнем падает вниз и очень ловко подхватывает недоеденную жертву.

Лесной нетопырь (pipistrellus nathusii)

Это один из мелких (длина тела около 5 см) представителей особой группы гладконосых рукокрылых — нетопырей, котораявключает до 70 видов. Ничего устрашающего в этих невеличках нет, несмотря на их неблагозвучное название, — просто в Центральной Европе так называют всех мелких летучих мышей. Наш лесной нетопырь напоминает небольших ночниц, но у него более короткая мордочка и не столь вытянутая ушная раковина. Крылья, как и у всех нетопырей, довольно узкие, на краю межбедренной перепонки имеется особое образование, повышающее ее жесткость и тем самым маневренность полета, — эпиблема. Короткий густой мех на спине буроватый, брюшко серовато-охристое.

Живет эта мышка-невеличка в Европе (кроме северных областей), в Малой Азии и на Кавказе. Это типичный обитатель широколиственных лесов, особенно часто встречается в липовых парках. В средней полосе лесные нетопыри встречаются только летом, исчезают уже в конце августа — начале сентября, хотя стоит теплая погода и в воздухе предостаточно насекомых. Зверьки улетают в более южные края, где в конце осени прячутся в зимние убежища. Активными они становятся в марте, а в апреле прилетают обратно к местам размножения.

В летнее время нетопыри поселяются чаще всего в дуплах, предпочтительноем с щелевидным летком. В дупле зверьки не висят на потолке или на стенах, а прячутся между гнилыми продольными перекладинами. Вообще лесному нетопырю свойственна какая-то особая привязанность к щелям, поэтому он нередко забивается на день за отставшую кору деревьев, а в постройках его можно отыскать чаще всего под наличниками, за дощатой обшивкой. В парках средней полосы колония этих рукокрылых состоит из 30-60 зверьков обоего пола. Иногда они образуют смешанные поселения с другими дуплогнездниками — нетопырем-карликом и двуцветным кожаном, реже с ночницами.

На вечернюю кормежку первые одиночные нетопыри вылетают очень рано, еще перед заходом солнца, с наступлением полной темноты начинается массовый лет и продолжается час-полтора. Когда подрастает молодняк, нетопырей можно видеть летающими всю ночь до рассвета, только в самые глухие часы часть зверьков укрывается в убежищах. При повторном, утреннем, массовом вылете зверьки роем стремительно носятся вблизи убежища, ограничиваясь ловом немногочисленных здесь насекомых и почему-то не удалясь от него. Излюбленные места кормежек — опушки лесов и парков, поляны и просеки. Здесь нетопыри носятся около древесных крон на высоте 2-6 метров, выписывая на лету невероятные пируэты с резкими поворотами, иногда же совершают спокойные облеты своей охотничьей территории по краю аллей. Если вблизи дневки есть озерцо или пруд, нетопыри кормятся подле него, но никогда не спускаются к водной поверхности, где охотятся ночницы, а кружатся на высоте 2-6 метров над ней.

Рождение молодняка происходит в июне, каждая самка приносит обычно по 2 детеныша. К концу июля они размерами почти сравниваются со взрослыми, меняют ювенильную пухлявую шерстку на взрослый мех и начинают вести самостоятельную жизнь.

Нетопырь-карлик (Pipistrellus pipistrellus) — самая мелкая из наших летучих мышей: длина тела всего 3-4 см, вес 3-5 г. От лесного нетопыря отличается укороченными ушами. Этот вид распространен на большей части Европы и в пустынных районах Азии от Аравии до Синцзяня. Южные формы окрашены в светло-палевые тона, "северяне" более темные. На юге ареала нетопырь-карлик совершенно обыкновенен в поселениях человека, в том числе в самых крупных городах, селится в домах большими колониями. Но на европейской территории России нетопырь-карлик редок, встречается только летом в разреженных лесах. Там селится чаще всего в постройках вместе с лесным нетопырем, а на зиму откочевывает теплые края — на Кавказ, в Закарпатье.

Кожановидный нетопырь (Pipistrellus savii) занимает обособленное положение среди сородичей, некоторыми особенностями строения больше похож на кожанов, за что и получил свое название. Он широко распространен в умеренном поясе Евразии от Атлантики до Тихого океана, проникает на север Африки и на Канарские острова. На территории России он встречается в двух удаленных регионах — на Северном Кавказе и в Приморье: это северные пределы видового ареала.

Летние колонии образованы взрослыми самками с молодняком по 15-50 особей. Их находили в постройках под застрехами, за обшивкой, реже в дуплах старых деревьев. Как и другие нетопыри, эти зверьки в убежище возятся и громко пищат, переползают с места на место. Такой же шумной ватагой они дружно вылетают на кормежку. При этом взрослые направляются стаей за несколько километров, где есть сырые открытые места — заболоченный луг или зарастающее озерцо, а молодь летает неподалеку от убежища. Осенью колонии распадаются, зверьки охотятся поодиночнке, самцы и самки соединяются вместе для спаривания. К этому времени зверьки набирают такой солидный запас жира, что весят чуть ли не вдвое больше, чем весной. Это помогает им переживать тяжелые периоды бескормицы: один пойманный осенью ожиревший нетопырькатегорически отказывался от какого-либо корма, что не помешало ему просуществовать в домашних условиях  чуть ли не полтора месяца.

Поздний кожан (Eptesicus serotinus)

Эта довольно крупная летучая мышь (длина тела 6-8 см, вес до 35 г), отчасти похожая на остроухую ночницу, с довольно широкими и притупленными крыльями, редким и неровным, хотя и довольно высоким мехом. Зубы очень мощные, предкоренные уменьшены в числе — это приспособление к питанию крупной (соразмерно самому зверьку) добычей с плотными покровами. Окраска тела очень изменчива в зависимости от условий обитания. Живущие в Европе кожаны темные — буроватые сверху и белесые на брюхе, уши и перепонки темно-бурые. Обитатели засушливых регионов очень светлые — спина и голые участки кожи цвета выгоревшей соломы, брюхо чисто белое.

Поздний кожан распространен очень широко — от Атлантического побережья Европы до подножий Гималаев. Он населяет главным образом области с теплым и жарким климатом, на север далеко не проникает. В России этот вид довольно обычен на Северном Кавказе, севернее спорадически распространен в лесостепной зоне и среди лиственных лесов. Повсюду он предпочитает открытые пространства, в лесной полосе поселяется среди перелесков.

Примечательной особенностью позднего кожана является то, что он больше других летучих мышей привязан к поселениям человека. И в голой пустыне, и в степи с многочисленными балками и оврагами, и в лесах ему убежищам служат только людские постройки. На юге, где поздний кожан — один из самых обыкновенных видов рукокрылых, можно быть уверенным в том, что в одиноко стоящей глинобитной мазанке будет обнаружена небольшая колония этих зверьков. Особенно охотно они поселяются на чердаках, в щелях за дощатой обшивкой карнизов, в промежутках между двойными стенами. Чаще всего зверьки не подвешиваются, а набиваются в щели, причем в прохладную погоду сбиваются в плотную кучу, а в жару любят расположиться по периметру чердака, где их обвевает ветерок. Самки с детенышами образуют большие скопления в несколько сот и тысяч особей — так называемые выводковые колонии. Самцы в большинстве своем селятся в их окрестностях, одиночно или небольшими группами, только "старики" иногда пристраиваются в одни убежища с самками. Иногда кожаны делят убежища с остроухими ночницами. Зверьки привязаны к своим домам: пойманные и выпущенные за несколько километров, они на следующий же день возвращаются обратно.

На охоту поздние кожаны вылетают с наступлением плотных сумерек и сразу направляются на известный им кормовой участок. Одновременно покидающие убежище сотни зверьков образуют растянутую на десятки метров "мышиную стаю", летят на высоте 10-15 метров один за другим, мерно помахивая крыльями. Лёт их принимает характер настоящей "тяги", которую можно наблюдать при удачном стечении обстоятельств. Так, на Северном Кавказе, когда над садами роятся хрущи, стаи кожанов целенаправленно "тянут" туда со всех предгорных аулов. В южных городах они частенько летают вдоль улиц или вокруг площадей на высоте 8-10 метров над деревьями, но ниже не спускаются — между насаждениями охотятся ночницы и нетопыри.

Охотничье поведение поздних кожанов меняется в зависимости от ситуации. Обычно они спокойно облетают места массового лета насекомых и время от времени делают резкий бросок на несколько метров, услышав гулкий звук летящего жука. Но когда с гор дует вечерний фен и прижимает высоко летающих вечерних насекомых ближе к кронам садов, кожаны ловят их, держась против ветра почти на одном месте, трепеща крыльями. Сток воздуха с горных склонов прекращается вскоре после захода солнца, поэтому летучие мыши в такую пору специально вылетают на охоту пораньше, чтобы успеть наесться, пока не утих дующий с гор ветер.

Эти активные охотники ловят и поедают свою добычу не только в воздухе. Они довольно быстро бегают по шероховатой вертикальной поверхности и могут обследовать "пешком" достаточно обширные (для таких в общем небольших зверьков) территории. А ведь где-нибудь на глинобитной стене теплой ночью собирается не меньше насекомых, чем в воздухе, так что кожанам всегда найдется, чем поживиться.

Пища позднего кожана состоит из крупных насекомых, главным образом жуков, причем как летающих (прежде всего хрущей), так и сугубо наземных (жужелиц). Довольно часто он ловит также ночных бабочек. Пожирая жука, кожан сразу же отчленяет и отбрасывает жесткие несъедобные надкрылья, лапки, голову, а потом принимается за более мягкие части. Схватив гусеницу, зверек быстрыми движениями челюстей "пропускает" ее сквозь острые зубы, чтобы умертвить, а затем начинает вдумчиво жевать, постепенно отшелушивая частицы хитинового покрова.

За ночь удачной охоты зверек прибавляет в весе на четверть или даже на треть. К осени, когда приходит время зимнего оцепенения и, тем самым, отнюдь не лечебного голодания, отложения подкожного жира (главным образом на спине) составляют не менее 20% веса тела.

В выводковых колониях самки, осемененные в конце осени или на зимовках, появляются в середине весны. В начале лета появляются двойни слепые, покрытые короткими белесыми волосками, весом почти 4 г. Сильно увеличенными первыми пальцами кисти детеныши первые дни жизни удерживаться на матери. Пары длинных вибрис на подбородке (у взрослых их нет), наверное, помогает детенышам уверенней себя чувствовать на стене пещеры, когда мать оставляет на время охоты. Хотя самки позднего кожана, как у других летучих мышей, кормят почти исключительно свое потомство, иногда особо настырный юнец может присосаться и к чужой матери. К концу третьей недели жизни детеныши иногда образуют обособленные скопления — "детские сады". Через месяц после рождения молодые уже довольно устойчиво держатся на крыле и вскоре переходят к самостоятельной жизни.

Северные, главным образом хвойные, леса Евразии населяет северный кожанок (Eptesicus nilssoni), названный так за особенности распространения и за более мелкие, по сравнению с поздним кожаном, размеры (длина тела 5-6 см). Окраска зверьков очень темная, общий тон коричнево-золотистый с ярким металличе­ским блеском, уши и крыловые перепонки почти черные. В Европе и на юге Сибири северный кожанок — один из самых обычных видов, а в северном таежном Зауралье, где для рукокрылых условия не самые благоприятные, довольно редок, встречается спорадично. Хотя это вполне лесной обитатель, всем видам убежищ летом он предпочитает постройки, поселяясь небольшими группами на чердаках.

На охоту зверьки вылетают рано, сразу после захода солнца. Полет быстрый и ловкий, с крутыми поворотами. Охотятся они главным образом по лесным опушкам, а если лес редок, кружат между деревьями, время от времени присаживаясь на стволы. Холод северные кожанки переносят лучше других летучих мышей: их видели летающим в октябрьские вечера, когда на траву уже падали заморозки, а берега рек сковывал молодой ледок. Холодной осенней порой северные кожанки могут охотиться днем: ночной воздух слишком холоден, зверьки впадают в оцепенение. На зиму кожанки забираются в пещеры и штольни, иногда просто в подвалы домов, развешиваясь поодиночке или по 2-3 особи на стенках. Самки на время размножения отделяются о самцов, приносят по 2 детеныша.

Двухцветный кожан (vespertilio murinus)

Эту небольшую (длина тела 5-6 см, вес 10-20 г) летучую мышь, относительно короткохвостая, с притупленной мордочкой и короткими закругленными ушами, ни с кем не спутать благодаря окраске. густого волнистого меха. Спина у нее резко двухцветная (отсюда и нахвание): на темном — от почти черного до коричнево-рыжего — фоне контрастно выделяются светлые вершины волос, создающие серебристую рябь. Зверьки особо красивого серебристо-черного окраса часто попадаются в средней полосе Европы, а на Дальнем Востоке кожаны обычно буроватые. Низ тела от желтовато-серого до почти белого.

Двухцетный кожан широко распространен от атлантического до тихоокеанского побережья Евразии, его ареал в основном совпадает с областью листопадных и отчасти смешанных лесов. Однако зверьков можно обнаружить не только среди древесной растительности, но и на засушливых открытых пространствах — полупустынях и даже жарких пустынях, куда он проникает по речным долинам и с поселениями человека. В горах этот кожан встречается на высоте до 3000 метров. Северная часть ареала — это область размножения, сюда прилетают главным образом самки; на юге они зимуют, а самцы в большинстве своем живут круглый год.

Этот кожан не слишком требователен не только к климатическим условиям, ему достаточно безразличен и характер убежищ. Летом на дневное время он укрывается всюду, куда может протиснуться, — в дупле и на чердаке, в щели за отставшей корой дерева и за наличником избы, между прутьями плетня в ауле, в "обу" — сложенной пирамидке камней на пустынном склоне горы, в стоге сена среди поля. В столь малоудобных убежищах кожаны чаще всего живут поодиночке или парами, но если позволяет место, то селятся небольшими колониями по 10-30 особей, обычно это бывают самки. В конце лета в дупле можно обнаружить до сотни и более зверьков. Однако в Западной Европе в стенах древних замков по разным щелям набивается столько кожанов, что общее их число может достичь нескольких тысяч. В убежищах двухцветные кожаны, как правило, держатся обособленно от летучих мышей других видов; только с лесным нетопырем они образуют по-настоящему смешанные поселения.

На кормежку двухцветные кожаны вылетают позже ночниц и нетопырей. Кормятся они почти без перерыва большую часть ночи, а во время осенних ночных заморозков могут задержаться до света. В лесных регионах они охотятся обычно среди деревьев, над болотами, в засушливых областях над водоемами. Нередко зверьки вынуждены преодолеть несколько километров, чтобы добраться до кормного места. Ловят они в основном мелких насекомых с мягкими хитиновыми покровами. В неволе этот прожорливый зверек прямо из рук может съесть 15-30 тараканов и мух. Пьет он, как мелкие птицы — маленькими глотками, каждый раз поднимая голову кверху.

Период размножения довольно растянут. В середине июня в выводковой колонии живут и беременные самки, и новорожденные, и родросшие молодые, достигших половины размеров взрослых. Обычно самка приносит двух детенышей, которых она первые несколько дней носит все время на себе, причем не только на груди, но и на спине. Через две недели кожанчики покрываются густой короткой шерстью и пробуют перепархивать, через месяц или чуть больше становятся вполне самостоятельными.

Восточный кожан (Vespertilio superans) несколько крупнее двуцветного. У него своеобразная изменчивость окраски: у только что вылинявших осенних зверьков мех на спине яркий коричнево-черный с выраженным серебристой "изморозью", а к концу лета вершины волос стираются и общий тон становится буроватым. Ареал вида охватывает центральные и восточные районы Азии от Монголии до Кореи и Японии, на территории России — Забайкалье, Приамурье, Приморье. Летом кожаны селятся на чердаках колониями до ста и более особей, на зиму перебираются в пещеры. Так, на юге Приморского края одно из мест скопления многих зимующих летучих мышей — пещера «Приморский Великан».

Обыкновенный длиннокрыл (miniopterus schreibersi)

Среди летучих мышей небольшой по размерам (длина тела 5-6 см, вес 10-15 г) длиннокрыл резко выделяется своими необычными крыльями. Они у него столь длинны, что только в полете он расправляет их полностью; в спокойном же состоянии зверек вынужден подгибать внутрь последние фаланги пальцев, крылья становятся в полтора раза короче. Под стать таким "складным" крыльям и хвост — длинный, в полете широко растягивается увеличенными "шпорами". Если к этому добавить, что у длиннокрыла и сильно увеличенный "киль" — особый вырост грудины, к которому крепятся мышцы, приводящие в движение крылья (он особенно велик у птиц), — перед нами портрет великолепного неутомимого летуна. Уши же у длиннокрыла, напротив, очень короткие, лишь слегка выступают из густого меха. Можно только догадываться, каким образом длиннокрыл ухитряется такими ушками слышать эхо ультразвука и успешно охотиться. Мех у него короткий и очень густой, окрашен в красновато-бурые тона.

Ареал длиннокрыла огромен: он распространен практически по всей Африке, в тропических и субтропических областях Евразии, через острова Малайского архипелага доходит до Новой Гвинеи и далее до Австралии. В России есть два крохотных участка, где встречается эта летучая мышь: Черноморское побережье Кавказа и юг Приморского края. Из-за своей редкости длиннокрыл помещен в списки особо охраняемых видов в Красной книги Российской Федерации.

Длиннокрылы — типичные "пещерники". В больших подземных полостях они живут летом, в них и зимуют, образуя огромные колонии в десятки тысяч зверьков. Эти колонии разбросаны по ареалу весьма спорадично — ведь не в каждом месте удается найти подземное обиталище подходящих размеров и служат своеобразными центрами распространения вида. В окрестностях таких рукокрыльих «городов» обычны небольшие «выселки» из нескольких десятков или сотен зверьков, но они редко бывают приурочены к определенному месту, легко возникают и легко рассыпаются. В убежищах рукокрылы висят в самых удаленных уголках, по одному или сбившись большими кучами в 2-3 слоя. Зверьки беспрестанно шевелятся и пищат, от этой возни во мраке подземелья стоит неумолчный приглушенный шум: будто тикает множество часов. К длиннокрылам нередко присоединяются в большом количестве остроухие ночницы, подковоносы: в знаменитой Бахарденской пещере на юге Туркмении или в Карадагской в Крыму одно время жили сотни тысяч летучих мышей, пока подземные гроты не приглянулись туристам-любителям и не разогнали своими факелами большую часть зверьков (настоящие спелеологи — те летучих мышей берегут).

Эти своеобразные летучие мыши столь требовательны к условиям обитания, что, даже живя в относительно мягком климате субтропиков, улетают на зиму в южные края. Причина в том, что зверьки не могут накапливать достаточное количество жира для переживания зимних холодов, даже если они не очень продолжительны. А поскольку насекомых зимой не хватает для того, чтобы прокормить огромную колонию, длиннокрылам и приходится мигрировать в тропические страны, где пищи вдосталь круглый год.

С наступлением сумерек вся колония очень дружно покидает пещеру. На протяжении получаса многие тысячи летучих мышей, задевая друг друга и стенки, валом валят через одно или два отверстия, связывающих подземное жилье с внешним миром. Шелест десятков тысяч крыльев затихает лишь после того, как основная масса обитателей пещеры выберется наружу. Такое же столпотворение возникает, и когда длиннокрылы возвращаются с охоты. Толчея стоит столь невообразимая, что медлительные подковоносы терпеливо ждут своей очереди, роем кружась у входа, чтобы их не смял водоворот крохотных тел.

Летают длиннокрылы легко и стремительно, быстро-быстро трепеща крыльями, более всего напоминая ласточек. Благодаря быстрому полету они осваивают очень широкую территорию, улетая в поисках пищи за многие километры. Основу их рациона составляют небольшие ночные бабочки, поедают они также комаров и москитов, мелких жуков (для крупных насекомых у зверьков маленький рот).

В отличие от многих других рукокрылых, оплодотворение происходит сразу же после спаривания в августе-сентябре. Однако эмбриональное развитие почти полностью приостанавливается на время зимней спячки и лишь весной возобновляется. Каждая самка родит по одному детенышу. Новорожденный, хоть и очень велик — с половину взрослого животного, но голый и беспомощный. Детеныши значительную часть времени проводят на стенках убежища, собираясь группами в "детские сады". Растут они быстро и уже через месяц способны сами добывать себе пищу.

желтобрюхий трубконос (Murina leucogaster)

Эта экзотическая летучая мышь — выходец из тропиков Юго-Восточной Азии: именно там живут ее сородичи. Размеры трубконоса невелики — длина тела 5-6 см, вес около 10 г. Название свое он получил за то, что ноздри у него открываются на концах коротких трубочек, направленных в стороны и соединенных основаниями. Совершенно замечательная шерстка состоит из двух типов волос. Одни из них короткие, густые, невысокие, мягкие, тускло окрашенные. Среди них растут многочисленные более длинные и жесткие, с ярким металлическим блеском, их вершины блестками искрятся на общем красновато-буром фоне.

Желтобрюхий трубконос (которого нередко называют сибирским) распространен довольно широко, но его ареал состоит из отдельных фрагментов. Он встречается на юге Индокитая, у подножий центральной части Гималаев, на востоке Тибета, в восточных районах Китая, в Корее и Японии. На территории России этот вид найден на Алтае и в Приморье. Несмотря на свое южное происхождение, в северных частях своего ареала он не только живет летом, но и зимует: на Алтае в разгар морозов трубконосов находили в глубине подземных гротов. Об образе жизни этой редкой летучей мыши практически ничего не известно.

Более мелкий уссурийский трубконос (Murina ussuriensis), в отличие от желтобрюхого, распространен очень локально: его ареал охватывает Приморье и Корею, Сахалин и южные Курилы. Это типично лесной житель, живущий в дуплах и всю ночь с характерным шелестом летающий среди деревьев. О биологии его также практически ничего не известно.