Млекопитающие России

Отряд грызунов (rodentia)

Грызуны самый обширный, а если судить по числу семейств и видов, то и самый процветающий отряд млекопитающих. Всего в мировой фауне насчитывается около 35 семейств и 1800 видов; из них в России 12 семейств и около 110 видов.

Грызуны возникли около 60 милллионов лет назад. Их предками были мелкие всеядные зверьки, похожие на насекомоядных, а  биологическая специфика определилась приспособлением к питанию растительной пищей. Поскольку в это же время формировались копытные, также растительноядные, но более крупные, грызуны, чтобы избежать конкуренции с ними, так и остались мелкими. Самые малые из них (например, мышь-малютка) близки к размерному минимуму класса млекопитающих — весят всего 5-10 г, а самые крупные дотягивают лишь до 50-60 кг. Таким образом, только насекомоядные и рукокрылые в среднем мельче грызунов. Интересно, что в этом отряде, как и в классе млекопитающих в целом, наибольших размеров достигают животные, ведущие полуводный образ жизни — бобр, капибара.

Благодаря тому, что грызуны заняли весьма специфическую адаптивную зону, они освоили почти весь земной шар. Среди них есть и наземные, и подземные, и древесные, и полуводные; не научились они только летать, подобно летучим мышам (но планирующих грызунов довольно много), да жить в морской воде, подобно тюленям или китам. Некоторые виды стали настоящими синантропами — населяют человеческие жилища, чем немало досаждают их хозяевам.

Рацион грызунов также весьма разнообразен: они питаются мягкими плодами, твердыми орешками, зеленой травой, с помощью микроорганизмов могут усваивать даже древесину. Но есть и грызуны, перешедшие к питанию животными, особенно много их в тропиках — и насекомоядные, и рыбоядные, даже настоящие хищники. 

Отличительная черта всех без исключения грызунов, связанная с питанием растительностью, — пара увеличенных резцов в верхней и нижней челюстях. Они очень длинные, постоянно растущие, своей корневой частью далеко проникают в кости черепа. Благодаря тому, что эмалевый слой покрывает только переднюю поверхность резцов, при обработке твердой поверхности она стирается медленнее заднего, так что режущий край постоянно остается очень острой. У типичных грызунов эта пара резцов — единственная, у зайцеобразных к заднему краю основных резцов прилегает вторая пара зачаточных, но в грызении она не участвует. На этом основании, кстати, зайцеобразных иногда называют двупарнорезцовыми и выделяют в отдельный отряд (под латинским названием Lagomorpha, или Duplicidentata).

Остальные зубы у грызунов расположены на значительном расстоянии от резцов это диастема, вообще свойственная растительноядным млекопитающим, в том числе копытным. Клыков у грызунов нет, а коренные зубы, расположенные по бокам ротовой полости, приблизительно одинаковой формы, с плоской жевательной поверхностью. Ими можно раздавить семена, "настричь" траву, но разрезать мясо и тем более раздробить кости довольно трудно.

Большинство грызунов сложено вполне пропорционально: с небольшими лапками и ушками, длиннохвостые, покрыты коротким густым мехом. От этого типа уклоняются только формы, выработавшие особые приспособления к защите от хищников, добыванию пищи, или специфическому образу жизни. Так, у подземных жителей нередко редуцируются глаза (слепыши); обитатели открытых пустынных пространств убегают от преследования на очень длинных задних ногах (тушканчики); у древесных зверьков, способных планировать, с боков тела свисает кожистая складка, превращающая их в воздухе в подобие маленького "парашутика" (летяги). У многих грызунов для защиты от хищнов волосы превращены в колючки, порой такие длинные, что и ежам не снились, — например, у дикобразов.

Умом грызуны не блещут — да и зачем он растительноядным зверям, которым, в отличие от хищников, нет нужды прикладывать особые мозговые усилия для добывания пищи? Однако — нет правил без исключений — и среди представителей этого отряда есть истинные "интеллектуалы", к числу которых относится, в первую очередь, обыкновенная серая крыса-пасюк.

В размножении грызуны освоили и "птенцовую", и "выводковую" стратегии. Это значит, что одни представители отряда (полевки, мыши) очень плодовиты: три-четре раза в год приносят по десяти и более детенышей, голых и слепых. У других грызунов (в их числе нередко живущая у нас дома морская свинка) рождается в год всего 1-2 детеныша, они появляются на свет полностью развитыми и сразу могут следовать за матерью — этакие "взрослые в миниатюре". Есть виды, которые сочетают и высокую плодовитость, и зрелость новорожденных — таковы зайцы.

Значение грызунов для человека очень велико. Одни дают ценный мех (бобр, белка, ондатра), другие вкусное мясо (зайцы, кролики). Есть переносчики возбудителей таких опасных заболеваний как чума (песчанки в пустынях, крысы в городах), вредители сельского (суслики) и домашнего (мыши, те же крысы) хозяйства. Некоторые из грызунов — объекты клеточного звероводства (кролик, нутрия), "завсегдатаи" научных и медицинских лабораторий (белые крысы и мыши, морские свинки, хомячки).

Несмотря на обилие грызунов, некоторые виды стали редкими по вине человека, в том числе и в нашей стране. Одни пострадали из-за красивого и прочного меха (бобр, сурки), другие — из-за того, что не смогли приспособиться к измененной среде обитания (слепыши).

СЕМЕЙСТВО БЕЛИЧЬИ (SCIURIDAE)

Беличьи одни из наиболее архаичные среди современных грызунов: так, зубы с низкой коронкой у них почти такие же, как у предков этого отряда. Тем не менее, благодаря экологической пластичности беличьи — вполне процветающая группа: в ее составе насчитывается до 260 видов. Сюда относятся не только белки, по имени которых названо семейство, но также сурки, суслики, летяги. Как и многие другие семейства млекопитающих, беличьи, распространенные почти по всем материкам (их нет только в Австралии), наибольшего разнообразия достигают в тропиках; в фауне России всего около 15 видов.

Представители семейства — пропорционально сложенные грызуны мелких и средних размеров: длина тела (без хвоста) варьирует от 9 до 60 см, вес — от 10 г до 7 кг. Самые мелкие — карликовые белки из тропических лесов, самые крупные — северные жители сурки. Всех беличьих по общему складу можно разделить на несколько групп. Настоящие (древесные) белки — изящные, легкие, с длинным хвостом. Летяги похожи на белок, но несколько "утяжелены" из-за боковой летательной перепонки. Наземные обитатели суслики — небольшие, с коротким хвостом. Так называемые "земляные белки" из африканских пустынь похожи на сусликов, к которым "приставили" беличий хвост. Наконец, сурки — крупные, тяжеловесные, короткохвостые. Голова у всех беличьих обычно тупорылая, с крупными глазами, особенно у ночных форм, ушная раковина небольшая. У некоторых имеются небольшие защечные мешки, в которых зверьки перетаскивают корм. Лапки с длинными подвижными пальцами, которыми зверьки ловко подхватывают куски пищи. Когти у древесных форм короткие и очень острые, чтобы лазать по деревьям; у наземных длинные, притупленные — ими хорошо рыть норы.

Мех густой, чаще всего мягкий, но не длинный, особенно у обитателей жарких пустынь. Только на хвосте волосы чаще всего удлинены, из-за чего он у многих очень пушистый. Окраска очень разнообразна, но преобладают два варианта. Одни окрашены более или менее равномерно в невзрачные буроватые тона: таковы многие белки и летяги, сурки. У других на спине продольные светлые полосы — две или четыре, но может быть и больше десяти (в Америке живет тринадцатиполосый суслик), они могут быть резко "прорисованными" или получаются в результате постепенного слияния светлых крапин и пестрин. Есть, конечно, и отклонения: так называемых "прекрасные белки" (Callosciurus) из Юго-Восточной Азии необычайно яркие, среди них есть чисто-черные и чисто-белые, черные с красным брюшком и красные с черным брюшком, разрисованные крупными пятнами красного, бурого и белого цвета и т.д. — всех вариантов не перечесть.

Беличьи населяют самые разные местообитания — леса, луга, степи, пустыни, тундры, высокогорья. Древесные жители — одиночные, укрываются в дуплах, наземные селятся колониями в сложных норах, которые сами и роют. Большинство беличьих активны днем, только летяги — ночные животные. Лесные жители с легкостью и невероятной быстротой бегают по деревьям, причем как вверх, так и вниз головой. Белки смело совершают прыжки с высоты 10-15 метров, распушая хвост и используя его не только в качестве руля, но и небольшого парашюта. Их прыжок с вершины дерева — это не падение, а уже некоторое планирование. Но, конечно, вершины мастерства здесь достигают летяги: расправив мембрану, они способны по наклонной, постепенно снижаясь, скользить в воздухе десятки и даже сотни метров.

По питанию представителей семейства — главным образом "семенояды", поедают разнообразные плоды деревьев и кустарников, а также подземные части травянистых растений — корневища, луковицы, клубни. Некоторые жители северных широт (например, бурундуки) на зиму делают довольно большие запасы кормов; другие на это время впадают в глубокую спячку (суслики, сурки).

Многие беличьи, обитающие в районах с холодной зимой и имеющие густой красивый мех, прежде всего белки, сурки, — важные промысловые животные. Суслики участвуют в распространении таких тяжелых заболеваний как чума, а при массовом размножении вредят сельскому хозяйству.

Летяга (PTEROMYS VOLANS)

Этот небольшой, очень своеобразный зверек представляет в фауне России обширнейшую группу главным образом тропических "летучих белок", специализация которых шла по пути приспособления к "пассивному полету" — планированию. Основной несущей поверхностью у них служит боковая кожистая перепонка, в спокойном состоянии сложенная складками вдоль туловища. В прыжке зверек широко расставляет лапки и перепонка расправляется.

Размеры нашей летяги, которую называют обыкновенной, невелики: длина тела 14-20 см, хвост несколько короче, вес около 140 г. У нее небольшая притупленная мордочка, очень крупные черные глаза, небольшие округлые ушки. На лапках острые круто изогнутые коготки и крупные мозолистые образования, благодаря чему зверек с легкостью бегает по деревьям. Мех, хоть и невысокий, очень густой и шелковистый, на хвосте с заметным "расчесом". Окраска однотонная серовато-бурая: когда зверек прижимается к стволу дерева, его заметить очень трудно.

Обыкновенная летяга населяет лесную зону Евразии от Финляндии до Тихоокеанского побережья. Чаще всего она встречается в хвойных и смешанных лесах, а в Приморье — также в широколиственных. По речным долинам, поросшим лесными породами, проникает в лесостепь и лесотундру. Вместе с кедрово-пихтовыми лесами поднимается в горы до высоты 2500 метров.

Обыкновенная летяга предпочитает густые коренные леса со старыми дуплистыми деревьями, избегая и редколесий, и перелесков среди полей. Селится она в дуплах деревьев, на зиму выстилая их толстым слоем сухого мха и травы, шерстью. Летом при нехватке свободных убежищ летяга занимает беличьи гайна и даже дуплянки, выгоняя при необходимости их хозяев. Численность ее всюду невелика, она ведет ночной образ жизни, довольно скрытна и молчалива, так что увидеть этого зверька в лесу удается очень редко. Зимней спячки у летяги нет, просто в сильные трескучие морозы она редко покидают теплые уютные дупла.

Летяга не столь резва и не умеет прыгать, как белка, а на земле и рыхлом снегу так и вовсе неуклюжа: боковые складки явно мешают. Чтобы перебраться с одного дерева на другое или с ветки на ветку, зверек пользуется планированием. Рекордный прыжок нашей обыкновенной летяги — около 50 метров (ее крупные родичи из Юго-Восточной Азии способны планировать на 300-400 метров). Это помогает ей избавиться от преследования: вот куница загнала зверька на конец еловой ветки, вот уже изготовилась к решающему броску — а грызун преспокойно "улетает" на соседнее дерево, оставляя раздосадованного хищника ни с чем.

Маршрут путешествия летяги в высокоствольном лесу весьма характерен. Она срывается с дерева с высоты 20-30 метров и планирует, постепенно спускаясь и маневрируя в воздухе поворотом хвоста. Перед посадкой маленький парашутист притормаживает хвостом и перепонкой, тело принимает почти вертикальное положение и летяга всеми четырьмя лапками цепляется за кору дерева. После этого она по спирали взбегает вверх по стволу — и опять следует прыжок-полет на другое дерево.

Основу питания летяги составляют почки лиственниц и берез, а также молодая листва и соцветия, концевые побеги и шишечки ольхи, различных ив, рябины, клена. В отличие от белки, семена хвойных пород почти не трогает, только при нужде ест чешуйки молодых, еще зеленых шишек. В конце лета летяги спускаются на землю, чтобы полакомиться ягодами. Ольховые и березовые сережки и шишечки зверьки запасают в дуплах на зиму; впрочем, их припасы невелики, редко превышают 400-500 грамм, так что серьезным подспорьем в голодное время вряд ли могут служить. В пору бескормицы они поедают также мягкую хвою лиственницы и сосны, выедая сердцевину хвоинок.

Период размножения начинается в марте-апреле, через месяц с небольшим в гнездах появляются по 2-4 детеныша. Новорожденные весят 5-6 г, слепые и голые, но с достаточно хорошо развитой мембраной. Как и у других беличьих, развитие детенышей довольно продолжительное: глаза открываются лишь в конце первого месяца жизни, а молоком они питаются чуть ли не 2 месяца. Почти все это время летяжки проводят в гнезде, малоподвижны, а если и выходят наружу, то не дальше ближайших веточек. Семья летяг живет дружно и нередко зверьки остаются зимовать в одном дупле. Продолжительность жизни в неволе 12-15 лет.

белка (SCIURUS VULGARIS)

Рыжая шубка, закинутый на спину пушистый хвостик, ушки с кисточками, "по веткам скакалка, по дуплам сиделка", шишка в лапках... Казалось бы, что еще можно к этому добавить? Оказывается, можно, и очень много.

Начать хотя бы с того, что у нашей белки великое множество родственников, главным образом за океаном. Около 25 видов белок обитают в лесах от Канады до Аргентины, очень похожих на нашу. По-видимому, эти белки и возникли в Новом Свете, а в Евразии появились сравнительно недавно, после отступления ледников.

Белка, которую в Сибири еще называют "векшей", один из самых изменчивых видов зверей, обитающих в российских пределах, уступает разве что лисице или ласке. Разные ее подвиды различаются размерами, окраской меха, соотношением разных цветовых вариаций в летнем и зимнем меху и т.п. Размеры обыкновенной белки варьируют от 16 до 27 см, хвост чуть-чуть короче тела. Лапки сильные, цепкие; задние заметно длиннее передних, ступни могут сильно выворачиваться наружу, это помогает белке свободно бегать по деревьям вниз головой. Головка небольшая, с заостренной мордочкой, крупные черные глаза всегда поблескивают любопытством. Меховой покров летом короткий и гладкий, зимой длинный и пушистый. Когда зверек одевает зимний мех, на кончиках ушей вырастают «кисточки». Хвост всегда одет в длинный мех с "расчесом" в горизонтальной плоскости, благодаря чему белка может немного "рулить" им в воздухе.

Описание окраски белки это целая длинная история. Спина, бока и голова летом у жительницы европейских лесов чаще всего рыжие, а дальневосточные и карпатские белки бывают темно-бурыми и даже черными. Брюшко у всех них всегда чисто-белое, только ширина белого поля варьирует. Рыжие летом зверьки зимой становятся серыми — от темно-пепельных до голубоватых. Это особенно характерно для белок, обитающих на юге Западной Сибири, где их называют «телеутками». Только на спине у них иногда сохраняется размытая рыжеватая полоска: таких белок почему-то называют "горболысыми". Черные белки такими остаются и зимой. Окраска хвоста также бывает самой разной: охотники различают "краснохвосток", "бурохвосток", "чернохвосток". Примечательно, что у белок-телеуток цвет хвоста и спины никак не связаны между собой: в каждой популяции в разном соотношении встречаются все варианты.

Ареал обыкновенной белки охватывает лесные области Европы и всей Северной Азии. В середине нашего столетия ее завезли в Крым, на Кавказ, на Тянь-Шань. Этот вид — один из характернейших обитателей наших лесных пространств. Но не во всяком лесу можно встретить пушистохвостых зверьков — только там, где им удается найти достаточно корма и убежищ в густых кронах. В Сибири белка населяет главным образом старые ельники и кедрачи, в центральных областях Европы смешанные леса, в горах Кавказа и Приморья — в хвойно-широколиственные. Уникальны условия обитания белки на севере Казахстана — там она населяет роскошные "ленточные" боры с огромными вековыми соснами. Не любят белки березняки, осинники — там им нечего есть.

Белки — одиночки, каждый зверек занимает свой индивидуальный кормовой участок. Только острая бескормица заставляет белок покидать обжитые места и целыми стадами устремляться на поиски лучшей жизни. Тогда тысячи зверьков широким фронтом, "верхом" (по деревьям) и "низом" (по земле), устремляются в одном направлении, преодолевая многие десятки километров. Переселяющихся белок не останавливают даже речные преграды, они смело бросаются в воду и плывут, только хвосты торчат вертикально вверх. Ведь стоит меху на хвосте намокнуть, как пушистое украшение превращается в непосильный груз, неудержимо тянущий белку вниз, под воду...

Убежища белки — дупла и наружные гнезда («гайна»), расположенные обычно на высоте 8-10 метров от земли. На старых деревьях беличье гнездо расположено у ствола на отходящей от него толстой ветви, а на молодых в развилке между несколькими сучьями. Каждый хозяин участка сооружает себе по несколько жилищ. Гайно плетется из тонких веток, получается шар диаметром 40-60 сантиметров с толщиной стенок 10-15 сантиметров. Внутренняя камера сообщается с внешним миром через один или два входа, выстилается мхом, древесными лишайниками, сухой травой. Так же заботливо зверек выстилает и полость дупла. Поэтому даже в морозные ночи в беличьем жилище температура не опускается ниже +10°—+15°.

Белка активна весь год, только очень сильные морозы заставляют ее проводить дни на пролет в полудреме. Дневной зверек, белка на ночь укрывается в одном из своих убежищ.  Большая часть ее жизни проходит в кронах это один из наших лучших древолазов. Острые когти дают возможность белке бегать по стволу в любом направлении: когда видишь белку, бегущую вприпрыжку по стволу, создается впечатление, что она как бы с силой "вбивает" когти в кору. Векша не только легко прыгает с ветки на ветку, но и бесстрашно перемахивает с дерева на дерево, длина ее прыжков достигает 10 метров! Это уже не просто прыжок, а какое-то подобие планирования: белка явно "парашутит" расставленными лапками и чуть-чуть рулит пушистым приплюснутым хвостом, плавно снижаясь к точке посадке.

И все же рыжей хлопотунье иногда приходиться спускаться на землю в поисках опавших шишек, грибов, своих собственных "захоронок" под корнями деревьев. Да и зимой, когда на широкие лапы елей ложится "кухта" — толстые снеговые шапки, белки дольше обычного проводят в нижнем ярусе леса. Тогда о ее присутствии можно легко узнать по очень характерным следам: задние лапки впереди, передние — позади, следы от пальцев "растопыркой", от когтей лунки. Когда зверек не торопится, расстояние между следами 50-60 сантиметров, когда чем-то испугана и удирает к ближайшему дереву, длина прыжков достигает метра.

Впрочем, белка-векша — существо не из пугливых. Вспугнутая человеком, она хорониться с обратной стороны ствола, выглядывая с любопытством, чтобы убедиться в безопасности. Стоит человеку двинуться в сторону укрывшийся белки, огибая дерево, как та с шуршанием опять скрывается за стволом. Такая "игра в прятки" продолжается до тех пор, пока белке не надоест. Тогда она свечкой взмывает крону, только пушистый хвост мелькнет на прощание...

Когда белку загоняет на дерево собака, маленький зверек чувствует, что наземному врагу его не достать, и устраивается не слишком высоко на ветке и начинает сварливо ругаться — громко "цикать" и "цвиркать", подергивая хвостом. Увы, самоуверенность нередко оборачивается бедой. Заходящийся лаем охотничий пес настолько занимает внимание белки, что она не замечает подкрадывающегося охотника, и тот одним метким выстрелом "снимает" пушистую векшу с ветки.

Любопытство и небоязливый характер, красота делают белку желанным обитателем городских парков. Если ее не обижать, она настолько привыкает к людям, что нередко берет корм с руки, протянутой к дереву, свешиваясь на задних лапках вниз головой со ствола и в любую минуту готовая взвиться кверху. А молодые белки, еще не ведающие страха, те и вовсе могут сесть прямо на подставленную ладонь с орешками, чтобы полакомиться угощением.

Предпочтение, которое белки отдают хвойным лесам, объясняется очень просто: их излюбленным кормом являются семена ели, кедра, лиственницы, сосны. В отличие от наземных собирательниц — мышей и лесных полевок, векша выедает семена из еще не раскрывшихся шишек, свисающих с веток. Поэтому-то ее нет в пихтовых лесах: шишка этой хвойной породы раскрывается сразу после созревания семян и те высыпаются на землю, становясь недоступными для древесного грызуна. В южных районах основу рациона белки составляют орешки бука, лещины, желуди. Осенью в горных фруктарниках она охотно поедает яблоки, груши, кислые ягоды кизила и терна. Эти лесные обитательницы очень любят грибы, особенно им по вкусу парга ("олений трюфель") — подземный шарообразный гриб, который белка находит благодаря своему острому чутью. При неурожае шишек зверькам приходится много времени тратить на то, чтобы набить желудок малокалорийными кормами — почками, вершинками молодых побегов, иногда даже лубом лиственных деревьев, трутовиками.

Сорванную шишку белка поедает тут же на ветке. Держа добычу в передних лапках, она отшелушивает и бросает одну за другой чешуйки, а семена съедает. Оставшийся стержень тоже летит на землю: характерная горка беличьих объедков под елкой — верный признак присутствия этого грызуна.

Запасов в своих убежищах белка не делает. Обычно она складывает осенью шишки, орехи, желуди под корнями, делая на своем участке до десятка таких захоронок. Иногда в лесу можно найти гриб, нанизанный на ветку или положенный в развилке: это тоже беличий припас. В холодное время зверьки посещают свои склады, отыскивая их под снегом больше с помощью чутья, чем по памяти. Если векша наткнется на бурундучью кладовую, она ни за что не пройдет мимо: не только отведает их, но и постарается перепрятать. Точно так же она поступает и с запасами кедровок — птиц, известных своим пристрастием прятать орехи под корни и валежины, а затем забывать про них.

Белки размножаются дважды в год: в конце зимы и затем через 3-4 месяца. Беременность длится чуть больше месяца, в помете бывает от 3 до 12 бельчат, чаще всего 4-5. Родятся малыши слепыми и голыми, весят 7-8 г. Развитие идет довольно медленно: мехом они начинают обрастать на второй неделе жизни, прозревают в месячном возрасте, через 2 недели после этого начинают появляться из гайна. К этому времени самка перестает кормить их молоком, так что подросшие бельчата не только играют вокруг родительского убежища, но и заняты вполне серьезным делом — шныряют по веткам в поисках корма в добавок к тому, которым их некоторое время снабжает родительница. В двухмесячном возрасте зверьки переходят к самостоятельной жизни, беличья семья рассыпается.

Основной враг белки, конечно же, лесная куница, которая и из гнезда ее вытащит (и тут же завалится в нем спать на полный желудок), и на дереве догонит. В сибирских лесах, где куницы нет, векшу преследует соболь, но он не столь ловок на дереве, старается подловить ее на земле. Что соболь, даже лисица ухитряется иногда схватить белку, когда та занята раскапыванием своих зимних запасов из-под глубокого снега и теряет обычную осторожность.

Из хищных птиц ее первостепенными врагами являются ястреба — тетеревятник и перепелятник. От их цепких лап белку спасает умение бегать по спирали вокруг ствола дерева. Однажды какие-то "любители природы" для привлечения белок, не подумав, выставили кормушку не у дерева, а посреди поляны, чтобы легче было подсматривать за повадками шустрых зверьков. Но оказалось, что не только они столь любознательны: тетеревятник устроил поблизости присаду и за 2-3 недели переловил почти всех окрестных белок, подкарауливая их у этой кормушки.

Белка — один из основных объектов пушного промысла в нашей стране. Самой ценной является крупная, с пушистым серым мехом телеутка. На нее охотятся с подружейной собакой (так называемое "белкование"), с помощью различных самоловов. Из беличьих шкурок шьют меховые шапки, шубки, горжетки, в дело идут обычно только спинки. А из меха на хвосте делают кисточки для художников.

БУРУНДУК (TAMIAS SIBIRICUS)

Этого покрытого коротким мехом длиннохвостого зверька, похожего на небольшую белку, сразу же можно узнать по темным и светлым продольным полосам на спине. Таких "полосатых белок" на свете довольно много — они живут в тропиках Азии и Африки, в Северной Америке. Но в нашей стране бурундук — единственный в своем роде.

Длина тела у бурундука 14-17 см, хвоста — 10-13 см. Хотя по родственным связям он близок к типичным наземникам — сусликам и суркам, особенности строения тела у него вполне "древесные". Так, у бурундука большая разница в длине задних и передних ног, довольно крупные ушки, не столь длинные коготки. С другой стороны, у него, как и у сусликов, есть защечные мешки для перетаскивания небольших порций пищи.

Мех у бурундука на туловище короткий, причем как летом, так и зимой, на хвосте же довольно длинный и пышный, хоть и без беличьего "расчеса. Основной тон окраски верха тела рыжевато-серый; пять узких темных полос чередуются с белесыми. Брюшко белое.

Ареал бурундука обширен, охватывает всю таежную зону Евразийского материка от северных областей Европы до Тихоокеанского побережья Азии; но на Камчатке его нет. Почти весь этот ареал приходится на Россию и лишь южными окраинами заходит в Монголию, Китай и Северную Корею.

В одних местах он предпочитает селиться среди лиственничников, в других — в елово-пихтовых лесах, в третьих его больше всего по кедрачам и даже в сосновых борах. На юге ареала, где таежные леса переходят в лиственные, бурундуки нередко обитают в березняках с примесью других пород. Чаще всего его можно встретить в захламленном коренном лесу, где много валежника, кустарников и густого подроста, где зверьку легко спрятаться. Но бурундук живет не в глубине леса, а по опушкам, берегам рек, на зарастающих гарях и вырубках, среди каменистых заросших кустарниками осыпей, по лесистым окраинам сельскохозяйственных полей.

Убежищем зверьку чаще всего служит нора, в дуплах он селится редко (сказываются "наземные" родственные связи). Поселяясь на осыпях, бурундуки нор почти не роют, а делают гнезда в пустотах между камнями. Подземное жилище простого строения, с единственным ходом длиной до 3,5 метров, лаз в него открывается обычно под валежиной, корнями дерева или выворотнем, глубина в зависимости от характера почвы составляет от 1 до 2,5 метров. Жилая нора с несколькими отнорками-уборными и камерами, одна из них гнездовая, набита сухой травой и листьями, другие служат для зимних запасов пищи. На своем участке бурундук роет еще несколько нор для хранения припасов.

Бурундук, как и все беличьи, активен днем. Он хорошо лазает по деревьям, но большую часть времени проводит на земле. Зверьки выдают себя постоянным пересвистыванием и резкими короткими трельками — сигналами опасности. Особенно они заметны во второй половине лета и осенью, когда повсюду снуют в поисках корма, запасаемого на зиму.

Основной корм бурундука семена самых разных диких и культурных растений. На юге Сибири его излюбленная пища — кедровые орешки, севернее — семена лиственницы, ели, в субальпике и по окраинам курумов зверек собирает ягоды шиповника, брусники, голубики. В лиственных лесах он пасется на липе, клене, вязе, жимолости, малине. Летом бурундук вместе с другими грызунами совершает набеги на сельскохозяйственные поля и таскает оттуда зерна пшеницы, гречихи. Зверек редко ест найденную пищу на месте, а быстро-быстро набивает защечные мешки и скрывается в одном из временных убежищ, где в спокойной обстановке пирует. К зиме зверек натаскивает в свою нору-склад от 2 до 6 килограмм отборных семян.

Бурундучьи запасы — лакомая добыча для многих обитателей тайги: других грызунов, соболя, кабана, даже медведя. Легко представить себе отчаяние зверька, когда до его склада добирается незваный "нахлебник". Когда громила-топтыгин вскрывает нору с заботливо припасенным на зиму зерном, маленькому хозяину остается только бегать по соседним веткам, отчаянно стрекотать и нервно подергивать задранным вверх хвостом, распушенным "трубой".

Для бурундуков характерна весьма продолжительный зимний сон: начинается в сентябре-октябре и завершается марте-апреле, на севере длится до 7 месяцев. Во время потеплений грызуны пробуждаются и наведываются к запасам, хранящимся в той же или соседней норе. За зиму бурундук все обычно не съедает, остатки идут в ход голодной весной. Но если бурундучью кладовую разоряет какой-нибудь четвероногий разбойник, зимовка для ее хозяина не всегда кончается благополучно.

Через несколько дней после выхода из спячки у бурундуков начинает гон. В это время часто слышны характерные "булькающие" посвисты, которыми самки призывают самцов. Ухажеры, теряя всякую осторожность, собираются на призывные крики: иногда можно видеть, как несколько зверьков сбегаются за 200-300 метров к месту, откуда доносится вожделенный голос, носятся по веткам друг за другом, сбиваются в клубок в мимолетной схватке. Этим пользуются охотники: умело подражая голосу "воркующей" самки, они ловят доверчивых самцов волосяной петлей, приделанной к концу удочки.

Детеныши появляются в норах в начале июня. Через месяц они под руководством самки начинают совершать первые ознакомительные экскурсии по ближайшим зарослям. А в конце июля молодежь уже переходит к самостоятельной жизни, основной заботой становятся запасы на зиму.

Маленький бурундучок, которого в тайге довольно много, — лакомая и, надо признаться, довольно легкая добыча многих хищников. На него охотятся все мелкие куньи лесной зоны — соболь, колонок, солонгой, горностай, а также лиса. Частенько бурундук попадает на зуб и медведю, который, раскопав его склад, не преминет прихватить и хозяина. Из пернатых хищников зверьки больше всего страдают от канюков, ястребов.

В таежной зоне запасливый бурундук считается одним из самых вредных грызунов. Зверьки не только уничтожают урожай на корню, но и наведываются на склады, в птицеводческих хозяйствах ухитряются таскать корм прямо из клеток. На юге Приморья бурундуки посещают бахчи, буквально "въедаются" в созревшие тыквы и арбузы, чтобы добраться до семечек.

Степной сурок, или байбак (MARMOTA BOBAK)

Толстый увалень в густую шубке, с пушистым коротким хвостом, любитель поспать, — вот привычный образ всех сурков. И, надо заметить, не очень далекий от истинного. Сурки, которых насчитывается до 10 видов, — довольно крупные грызуны с длиной тела до 70 см и весящие до 9 кг (это без зимних жировых отложений). Туловище вальковатое, лапы короткие, но с длинными пальцами, вооруженными крепкими когтями — приспособлением для рытья нор. На короткой, почти незаметной шее сидит небольшая, чуть приплюснутая голова с крупными глазами и чуть выступающими из меха ушными раковинами. Хвост не более половины длины тела. Мех очень плотный, густой, особенно подпушь. Окраска всех сурков обычно однотонная буровато-серая, без пятен и полос, свойственных сусликам, но у многих видов на голове темная "шапочка"

Байбак — не самый крупный сурок: длина тела до 60 см. Волосяной покров довольно короткий. Окраска самая невзрачная, песчано-желтая, на голове и спине темных оттенков почти нет.

В полном соответствии со своим названием, степной сурок — обитатель степей. Еще в начале нашего столетия он был широко распространен по всей центральной и южной Украине, между Волгой и Доном, в Заволжье и далее на восток по равнинным степям юга Западной Сибири и северного Казахстана до Иртыша. Однако из-за распашки целинных земель ареал байбака сократился до нескольких изолированных очажков, приуроченных преимущественно к заповедным территориям.

Этот сурок — сугубо равнинный зверей, селится на водоразделах с холмистым рельефом, которые в наименьшей степени затронуты хозяйственной деятельностью человека. Но там, где человек вытесняет его с обжитых мест, сурок поселяется даже в таких неудобных для него местах, как опушки березовых колков.

Интересно, что абсолютно заповеданные земель, где не выпасается скот, столь же малопригодны для байбака, как и "выбитые" овцами и коровами. Отмершая за зиму трава густым войлоком покрывает землю, не давая пути новым проросткам, поэтому весной сурки просто голодают. Вот ведь, оказывается, как были необходимы для благополучного существования этих грызунов некогда пасшиеся в степи сотенные и тысячные табуны диких лошадей-тарпанов, подбирающих за зиму пожухлую траву.

В пору процветания байбаки образовывали огромные сплошные поселения, занимавшиеся десятки тысяч квадратных километров. Степи сплошь были покрыты сурчинами (до 20-25 метров в диаметре и до метра высотой) — кучами уплотненной земли, которую многие тысячи зверьков на протяжении сотен лет выносили на поверхность земли. Поскольку они служат "наблюдательными пунктами", поэтому там, где трава высока, сурчины выше обычного.

Такое обилие сурчин связано с тем, что на участке обитания семьи бывает несколько гнездовых нор с 3-4 лазами каждая и еще не менее десятка защитных нор. Подземные дома под стать немалым размерам самих землекопов: диаметр лаза 20-30 сантиметров, длина ходов до 15-20 метров, глубина — 2-3 метра. Подстилки в гнездовых камерах немного. На зиму зверьки изнутри затыкают все выходы земляными пробками длиной до 1,5-2 метра, чтобы не проникал холод.

В теплое время года сурки активны днем, только ненастье загоняет их в подземных убежищах. Пасясь, байбак медленно перебирается от одного кустика травы к другому, волоча брюхо по земле, резко подергивая хвостом вверх-вниз. Это свойственно вообще всем наземным беличьим и означает, что зверек постоянно начеку. Время от времени сурок останавливается, привстает "столбиком" и внимательно огладывается. Такая повадка настолько в крови у зверьков, что даже голодный сурок, когда пасется, постоянно приподнимает голову и оглядывается. Когда все спокойно и не очень жарко, сурки любят понежится на солнце. Зверек устраивается на сурчине, разваливается на брюхе, вытягивает лапы, прищуривает глаза, только голову непременно держит приподнятой.

О появлении опасности, прежде всего крупного хищника, сурки оповещают резкими высокими двусложными звуки, похожими на "хаг-хаг". Вот кто-то из пасущихся байбаков с криком кинулся к норе, вид удерающего собрата с задранным вверх хвостом тут же приводит в панику других и все бегут к норам. Если же сурка застичь далеко от убежища, он прижимается к земле и затаивается молча к нему можно подойти чуть ли не вплотную. И только если зверек поймет, что обнаружен, он срывается с места и убегает, задрав хвост. Но байбаки не сразу ныряют в лазы, а застывают «столбиком» на сурчинах, нервно подергивая хвостом, чтобы оценить обстановку.

Несмотря на неуклюжий вид, испуганный байбак бежит довольно быстро, догнать его непросто. Настигнутый зверек садится на задние лапы лицом к неприятелю, угрожающе урчит, щелкает зубами, в протянутую палку вцепляется мертвой хваткой.

Если поймать сурчонка в первые дни выхода из норы, он быстро привыкает к человеку и делается совсем ручным. Однако после первой же зимовки зверек опять становится диким.

Байбак, в зависимости от суровости и продолжительности зимы, спит от 6 до 8 месяцев. Интересно, что уходят в спячку они и при серьезных стихийных бедствиях например, после пожаров, уничтожающих всю растительность. В одну зимовочную нору залегают все члены семьи, иногда в гнездовой камере собирается до 10-15 сурков, благодаря этому создается благоприятный микроклиматический режим. В гнезде температура воздуха составляет 5-7°, температура тела зверьков лишь ненамного выше.

В рационе байбака преобладает сочное степное разнотравье — разнообразные злаки, бобовые (особенно клевер), шалфей, полынь. Сурки относятся к "ощипывателям" —пасясь на значительной площади, они скусывают выборочно лишь отдельные листочки и цветы на траве, оставляя стебли почти нетронутыми. Поэтому пастьба сурков даже при их высокой численности не нарушает травостоя, в отличие от "срезывателей" (таких, как овцы), после которых остается коротко подстриженный "газон". К осени вес животного из-за накопленного жира увеличивается на 20-25 процентов. Причем жировые отложения, если они запасены в должном количестве, за зиму расходуются не полностью, так что по весне байбаки появляются из нор вполне упитанными.

Гон у байбаков начинается сразу после зимнего пробуждения и выхода на поверхность; в тех местах, где спячка продолжительна, зверьки спариваются еще в зимовочных норах. А некоторые самки, если позволяют оставшиеся после зимовки запасы жира, и рожают еще до первого появления из норы. В выводке бывает чаще всего 4-6 детенышей, они родятся голыми и слепыми, весят 30-40 г. Растут сурчата быстро, уже через месяц появляются на поверхности. Они очень игривы, беззаботно резвятся на сурчине, но уже через 2-3 дня развиваются все сторожевые навыки взрослых — они время от времени становятся "столбиком", подергивают хвостом, свистят при опасности. Половой зрелости сурки достигают в трехлетнем возрасте. Продолжительность жизни у них до 15 лет.

Почти повсюду основные враги байбака — дикие пастушеские собаки, которых хозяева летом почти не кормят в расчете на то, что они сами себе найдут пропитание. Невнимательных сурчат добывают лисы, волки, степные орлы.

Байбак до недавнего времени был важным объектом пушного промысла; его добывали также ради вкусного мяса и жира, который высоко ценился в народной медицине. Но уже в 20-е годы нашего столетия численность степного сурка была столь сильно подорвана, что промысел его стал невыгоден и почти прекратился. Спустя несколько десятилетий свою лепту в уничтожение сурчиного племени внесло и освоение целины. На территории Казахстана байбаков еще промышляют, но в России этот вид охраняется. Для восстановления былого ареала сурков в заповедниках отлавливают и возвращения туда, где он был уничтожен человеком. Но из-за того, что прежние места обитания байбаков там сильно нарушены, переселенцы приживаются с большим трудом.

Серый, или алтайский, сурок (Marmota baibacina) очень похож на степного, отличается темной окраской щек и несколько более длинной и мягкой шерстью. Он распространен в предгорных и горных районах юга Западной Сибири, Алтая и Тувы, Восточного Казахстана, Тянь-Шаня (где поднимается в горы до 4000 метров) в Киргизии и Синьцзяне, на западе Монголии. Ареалы степного и серого сурков соприкасаются в районе Казахского мелкосопочника, по некоторым внешним признакам обитающие там зверьки оказываются как бы "промежуточными" между этими двумя видами.

Наиболее благоприятны для серого сурка горные луга, где в мало затронутых деятельностью человека местах его сплошные поселения занимают целые склоны гор. В лесном поясе гор эти сурки живут по опушкам, на вырубках, иногда даже в редколесье. В более равнинных районах Западной Сибири колонии приурочены к склонам террас в долинах рек.

Постоянные норы алтайского сурка, особенно зимовочные, очень сложные, с большим количеством ходов общей протяженностью до 50 метров, с несколькими гнездовыми камерами, проникают вглубь на 2-3 метра. Нарытая земля на горных склонах смывается дождями и талой водой, поэтому больших сурчин вокруг нор серого сурка обычно не бывает. Сурки, обитающие на больших высотах, стараются рыть норы в тех местах, где снег ложится рано и достигает значительной толщины: это защищает почву от промерзания и сохраняет в норе нужную температуру. По этой причине длина земляных пробок, которыми зверьки затыкают на зиму все свои лазы, достигает 7 метров.

Серый сурок, хоть и выглядит увальнем, ловко лазает по камням и скалам, с легкостью забирается по почти вертикальным стенкам на огромные валуны — наблюдательные пункты. Весной зверьки, населяющие одну колонию, весьма дружелюбны, но летом у них прорезается индивидуализим. Встречи сурков у занятых нор сопровождаются ссорами и активным нападением хозяина подземного жилища на пришельца.

Длительность зимней спячки зависят от условий обитания: в степи алтайский сурок спит около полугода, а в высокогорьях — до 8 месяцев. Выходят зверьки из нор, когда еще лежит снег, так что они вынуждены пробиваться сквозь него. В первые дни после пробуждения деловитые толстяки приводят в порядок жилища, натаптывают тропы к немногим освободившимся от снега участкам, где во время кормежки нередко пасутся 10-15 особей. Поскольку жировые отложения у них во время зимней спячки расходуются не полностью, сурки не страдают от весенней малокормицы. Весной и осенью зверьки активнее всего днем, а в середине лета — утром и вечером, когда солнце не очень жаркое.

Питается алтайский сурок главным образом сочными частями травянистых растений — побегами, листьями, цветами. Такая диета вполне обеспечивает потребности животного в витаминах и воде.

Гон у серых сурков происходит в марте, поэтому в высокогорьях проснувшиеся зверьки спариваются прямо в норах, до выхода на поверхность. У этих зверей, живущих в суровых горных условиях, довольно велика смертность молодых из-за различных климатических катаклизмов.

Серый сурок — объект промысла. Из-за этого, а также вследствие распашки земель и перевыпаса, он во многих местах исчез. В горах Средней Азии этот вид участвует в поддержании природных очагов чумы.

Монгольский сурок, или тарбаган (Marmota sibirica) довольно короткой шерстью и контрастно выделяющейся темной "шапочкой" на голове больше похож на байбака, чем на серого сурка. Он продолжает далее на восток цепочку ареалов разных видов сурков: распространен в предгорных и горных (на высоте до 3800 метров) степях и на альпийских лугах Тувы, Забайкалья, Монголии и северо-восточного Китая. В настоящее время некогда сплошной ареал этого вида сократился до нескольких изолированных друг от друга участков.

Тарбаган обычно селится на увалах, пологих склонах сглаженных ущелий и балок, а территорий с сильно расчлененным рельефом, изобилующих узкими падями и логами, избегает. Не любит он жить и среди лугового высокотравья, закрывающего ему обзор. Норы не столь протяженны, как у горных видов сурков, но зато более глубокие, нередко уходят под землю на 3-4 метра, иногда даже свыше 5 метров. В зимовочные камеры зверьки натаскивают много сухой травы, вес подстилки порой достигает 7-9 килограмм.

Каждый лаз открывается в центре сурчины высотой до метра и 5-10 метров в поперечнике. Сурчины, или по-местному "бутаны", создавались сотнями и тысячами поколений этих животных, населявших одни и те же норы на протяжении столетий. Поэтому в пору былого процветания тарбагана приноровые выбросы заметно влияли микрорельефа степей. Да и сейчас в Забайкалье некоторые участки степи выглядят всхолмленными из-за множества сурчин. Неудивительно, что хлеборобы очень не любят этих грызунов, которые не столько поедают проростки злаков, сколько заваливают их землей.

Тарбаган — не столь оседлое существо, как другие сурки. Живя в местах с резко выраженным континентальным климатом, он при неблагоприятных условиях перебирается с одного горного склона на другой или спускается в долину. Поэтому сплошь занимающие сотни и тысячи гектар поселения бывают заняты лишь частично: многие норы пустуют, пока нужда не погонит сурков с одного места на другое. Чаще всего кочевки носят местный характер, но иногда тарбаганы уходят на десятки километров и даже переплывают небольшие речки.

Тарбаганы на зиму залегают в одну нору несколькими семейными группами до 16-20 животных. Сбившись в кучу, заваленные толстым слоем гнездовой подстилки, зверьки создают оптимальный для благополучной зимовки микроклимат. Когда морозы крепчают и достают сурков в их поземных убежищах, некоторые зверьки переходят из состояния глубокого оцепенения в "полусон", температура их тела повышается необходимый температурный режим в гнездовой камере восстанавливается.

Пойманные в молочном возрасте сурчата быстро привязываются к своему воспитателю, идут на зов, ищут общения с ним, настойчивыми криками требуют подачки. При содержании таких в экспедиционном лагере ручной сурчонок, совершенно не дичась, свободно ходит между людьми, на ночь удаляется в вырытую им неподалеку нору, но поутру непременно приходит за своей долей завтрака, предпочитая траве человеческую еду, особенно сладости.

Численность тарбагана за последние десятилетия катастрофически уменьшилась из-за нерегулируемого промысла, распашки целинных степей и прямого истребления в очагах чумы. В настоящее время тарбаган охраняется, внесен в Красную книгу Российской Федерации.

Камчатский сурок (MARMOTA CAMTSCHATICA)

Этот крупный (длина тела до 63 см), относительно короткохвостый (около 28 процентов длины тела) сурок отличается красивой довольно яркой окраской длинного и мягкого меха. Обычная для сурков песчано-желтая окраска верха тела затемнена сильно развитыми черными окончаниями остевых волос. Брюшко ярко-охристое. Голова сверху черная, из-за чего этого сурка еще называют "черношапочным".

Камчатский сурок, вопреки своему названию, распространен не только на Камчатке. Его ареал охватывает остепненные участки горных каменистых тундр и альпийские луга горных систем всей Восточной Сибири от Прибайкалья до Корякского нагорья, на восток почти до Охотского побережья. Особенности его распределения зависят от близости вечной мерзлоты: ведь сурки живут только там, где способны рыть свои норы. Поэтому черношапочные сурки предпочитают селиться на малоснежных местах, особенно на южных склонах, где земля раньше и лучше всего прогревается солнцем. Живут они на горных лугах, среди россыпей, невысоких моренных гряд, у подножия скалистых «останцов» (так в Сибири называют оставшиеся от выветривания небольшие горушки).

Поселения камчатского сурка никогда не бывают сплошными: колонии, состоящие из 3-4 семей общей численностью 30-50 животных, разделены многими километрами непригодных для жилья гор. На участке колонии бывает обязательно одна основная зимняя нора и несколько неглубоких летних, служащих в качестве защитных. Зимовочная нора — одновременно и родильный дом: в ней самка приносит и воспитывает детенышей. В такой норе бывает довольно много лазов, через которые в подземное сооружение весной проникает более теплый воздух. Обычная для этих грызунов сурчина резко выделяется на фоне серых скал и довольно невзрачной тундряной растительности яркой зеленью растущих на ней трав. Кроме того, камчатский сурок наваливает грунт над местом расположения зимовальной камеры, чтобы защитить ее от промерзания.

Спячка у этих обитателей северных краев длится от 7 до 8,5 месяцев. За месяц до залегания зверьки натаскивают в нору толстый слой подстилки из злаков. Заткнув земляной пробкой последний из оставшихся открытыми выходов, а изнутри забив его еще и травяной ветошью, сурки зарываются в сено, свернувшись клубком и навалившись друг на друга. В ноябре температура в гнездовой понижается камере до 2°, а у самих сурков до 8-9°, они еще слабо шевелятся. Но в марте температура тела сравнивается с температурой воздуха в норе и оцепеневшие зверьки совершенно не реагируют на внешние раздражители.

Из-за того, что лето коротко, сурки пасутся при любой погоде, стараясь набрать нужное количество жира на зиму. Густой длинный мех защищает их от небольшого дождика и тумана, только ливень, да еще со снегом, загоняет камчатских сурков в норы. В поисках травы зверьки свободно взбираются по отвесным камням, легко прыгают с уступов высотой 2-3 метра. С легкостью они преодолевают снежные надувы, достигающие весной четрехметровой высоты, цепляясь за неровности снега когтями, а вниз скатываясь на брюхе. Если нужно, камчатский сурок в снежной толще и многометровый ход пророет. В Прибайкалье эти на вид неуклюжие толстяки за орехами взбираются на кусты кедрового стланика, распластавшиеся по камням.

Основная черношапочного сурка, как и его сородичей, зеленые части растений, наиболее молодые и сочные. В конце лета большое значение приобретают высококалорийные корма — разнообразные тундровые ягоды (голубика, вероника), орешки кедрового стланика. Весной же, когда трава еще не подросла, зверьки вырывают из начинающей оттаивать земли корни и корневища, а также дождевых червей, жуков, личинок мух. Вообще этот обитатель суровых краев отличается хищническими наклонностями: он разоряет наземные гнезда мелких птиц, разрывает норы леммингов, полевок и поедает детенышей, а при случае и их родителей.

Спаривание у черношапочных сурков происходит в зимних норах за 2-3 недели до выхода. Продолжительность беременности чуть больше месяца, число молодых обычно 5-7 (наибольшее число — 11), то есть несколько больше, чем у сурков, обитающих не в столь суровых условиях. Родившись в конце мая — начале июня, голые, с непропорционально большой головой (чуть ли не до половины длины тела), сурчата примерно через месяц впервые выходят на поверхность. В это время они еще питаются в основном молоком, но уже пробуют щипать и жевать траву. В первую свою спячку сурчата уходят несколько недоразвитыми: рост к концу лета почти прекращается, организм "недоросля" направялет все усилия на запасание жира. Но в двухлетнем возрасте выросших зверьков уже неотличить от взрослых.

Естественных врагов у этого сурка немного. Орлан и беркут, сами малочисленные, серьезного урона сурчиному населению нанести не могут. Иногда нору сурка пытаются разрыть медведь и росомаха, но их усилия редко бывают успешными. Постоянно на этих грызунов охотится волк, поджидая в засаде недалеко от колонии.

Численность камчатского сурка всегда была невысокой. Но, как и другие виды, он сильно пострадал от промысла и иной деятельности человека. В частности, на юге Сибири количество зверей сильно уменьшилось после прокладки Байкало-Амурской магистрали. В настоящее время ограниченный промысел этого сурка разрешен только на Камчатке, а на "большой земле" он охраняется, внесен в Красную книгу Российской Федерации.

Крапчатый суслик (SPERMOPHILUS SUSLICUS)

Суслики, заметно уступающим размерами суркам, — их близкиие родственники; крапчатый суслик один из наиболее характерных представителей этого рода. Он один из самых мелких (длина тела до 26 см), с коротким хвостом (менее четверти длины тела), довольно крупной точеной головкой на подвижной шее, очень большие глаза. Ушная раковина, напротив, редуцирована до небольшого кожного валика вокруг широкого слухового прохода. Лапки короткие, особенно передние, с длинными подвижными пальцами. Волосы на всем теле короткие и довольно редкие, прилегающие, особенно на голове. Только на хвосте они длинные и распушены, особенно когда зверек возбужден.

Особенность всех сусликов, в том числе крапчатого, — защечные мешки. Они не столь велики, как у хомяков, но все же зверек может за один раз перености в них несколько десятков луковиц дикого лука.

Окраска тела довольно яркая и пестрая. На спине по основному коричневатому фону густо разбросаны довольно крупные четко обрисованные беловатые пятна — та самая крапчатость, которая дала видовое название. На шее и голове пятна сливаются в белесую "рябь". Брюшко охристо-ржавое, горло и низ головы белые. Вокруг глаз белые "очки", контрастно выделяющиеся на более темном фоне щек и темени. Хвост со светлой краевой каймой.

Крапчатый суслик населяет степи и суходольные луга, южную часть лесостепей в Центральной и Восточной Европе. На севере он достигает Оки, на востоке — Волги. Чаще всего крапчатый суслик держится на возвышенных участках целинной степи, в том числе на используемых под выгоны и пастбища. Впрочем, в настоящее время из-за обширной распашки степей крапчатый суслик вытеснен на "неудоби", менее освоенные человеком — склоны балок, межи, окраины лесополос. В годы высокой численности зверьки поселяются также на обочинах дорог, окраинах полей с посевами зерновых культур.

Эти суслики живут рассредоточенными колониями, в которой каждый взрослый зверек занимает свою собственную нору. После расселения молодняка можно встретить и одиночно поселившихся зверьков. Постоянная нора длиной до 2-3 метра, с единственной гнездовой камерой на глубине полметра-метр, дно которой покрыто сухой измельченной травой. В таких норах суслики зимуют и выводят потомство. Временные убежища устроены еще проще и более мелкие.

Крапчатый суслик, как и его сородичи, впадает зимой в настоящую спячку: температура тела сильно понижается, он оцепеневает и не реагируют на внешние раздражители. Зверьки засыпают в сентябре, а пробуждаются в марте-апреле; иногда в жаркие засушливые годы суслики перестают выходить из нор уже в июле. Эта так называемая "тепловая" спячка позволяет грызунам пережить неблагоприятные климатические условия летом. Спит суслик в очень характерной позе: сидя на задних лапах (а не лежа, как большинство других зверьков), подогнув голову к брюху и прикрыв ее сверху куцым хвостиком. За время зимней спячки вес зверька уменьшается вдвое против осеннего, так что тот, кто не успел наесться впрок на всю долгую зиму, может попросту не проснуться — не хватит жировых запасов.

Суслики — дневные грызуны, наиболее активные в более прохладные утренние и предвечерние часы. Зверьки чутко реагируют на погоду: даже при незначительном похолодании и ветре они задерживаются в норе, а в дождь они и вовсе не покидают убежища. Самцы, не обремененные семейством, при хорошей погоде чаще всего ограничиваются только утренним моционом. Самки же начинают активно нагуливать жир лишь после того, как "выпустят в свет" подросших детенышей, и потому вне норы проводят больше времени. Ну а молодежь, та и вовсе, покинув родительское гнездо, постоянно пасется все светлое время суток.

Летом одним основная пища крапчатого суслика зеленые части растений, а также семена. В норах нередко можно обнаружить небольшие запасы, оставленные на случай летней непогоды (зимой зверьки не питаются).

Период размножения начинается через неделю-полторы после выхода из зимней спячки. Беременность длится чуть меньше месяца, в помете 6-8 детенышей. Они сосут мать до самого первого появления из нор в начале июня. Уже через несколько дней после этого молодежь покидает материнский участок и расселяется по собственным норам.

Основные естественные враги крапчатого суслика — лисица, степной хорек, канюк, полевой лунь. От хищников суслики страдают в основном в летнее время, особенно подростки. Но хори нередко выкапывают спящих зверьков и из зимних нор, отыскивая их под снегом по одним им ведомым признакам.

Крапчатый суслик вредитель сельскохозяйственных культур, участвует в распространении опасного заболевания — туляремии.

Даурский суслик(Spermophilus dauuricus) несколько мельче крапчатого, без светлых пятен и пестрин; напротив, его песчано-серая спина помечена темными штрихами коричневых кончиков волос. На хвосте черно-белым кайма, выполняющая сигнальную функцию. Населяет этот суслик сухие равнинные степи Забайкалья и прилежащих территорий Монголии с Китаем. Он придерживается мест с низким разреженным травостоем, частенько встречается на пастбищах и у ферм. Видимо, на выгоны его привлекает обилие молодой травы, постоянно отрастающей по мере того, как старая "подстригается" домашними копытными. Эти суслики охотно поселяются на старых сурчинах тарбагана, в рыхлой почве которых легче рыть норы.

Землекоп даурский суслик преизрядный. Он чуть ли не каждый год сооружает новые подземные убежища, причем не только для укрытия, но и для размножения. У всех нор чаще всего один вход, не отмеченный обычным для многих сусликов холмиком земли. Вертикального лаза нет: постоянная нора начинается пологим ходом длиной до метра, который переходит в круто уходящее вниз колено такой же длины, завершающееся после нескольких поворотов и отнорков гнездовой камерой. Она выложена сухой травой и листьями, клочками шерсти, перышками. Качество подстилки особенно важно для благополучной зимовки.

Зверьки активны около 4 месяцев в году: уходят в спячку в августе, пробуждаются в апреле. Во время кормежек суслики довольно далеко удаляются от постоянных нор, на многие сотни метров. Еще подвижнее зверьки, когда приходит пора гона, за день набегают до полутора километров.

Даурский суслик — завзятый гурман: основное место в его меню занимают цветы и зеленые части травянистых растений — ириса, остролодочника, астрагала. Много он ест и насекомых, главным образом крупных жуков, живущих на траве гусениц.

Численность даурского суслика не очень велика. Тем не менее, в Забайкалье играет важную роль в поддержании очага чумы. Заметный вред зверьки наносят посевам, поселяясь близ человеческого жилья.

Малый суслик (SPERMOPHILUS PYGMAEUS)

У этого самого мелкого из наших сусликов (длина тела не превышает 23 см) окраска спины и боков буровато-серая, со слабо выраженной желтоватой крапчатостью. На голове буровато-рыжая "шапочка".

Он населяет равнинные степи и полупустыни Приднепровья, Предкавказья и Нижнего Поволжья, на восток доходит до Приаралья и Бетпакдалы в Казахстане. На горных лугах Кавказского хребта на высоте до 3200 метров над уровнем моря обитает его вид-"двойник" — кавказский суслик (Spermophilus musicus).

Малый суслик занимает участки с разреженной растительностью в разнотравных засушливых степях и полынные полупустыни. Высокий сомкнутый травостой, отсутствие сухолюбивых кустарничков не для него. Часто эти грызуны селятся на выпасах и "тырлах" — местах стоянки скота с сильно выбитой травой, где высокостойные злаки уступают место низкорослой полупустынной растительности.

Живут они оседло на небольшой территории колониями. Зверьки постоянно общаются друг с другом, кормятся на одних и тех же участках, при опасности забегают в одни и те же норки, оказавшиеся ближе всего. Вместе с тем, каждый взрослый зверек имеет свой индивидуальный участок, в центре которого находится его летняя резиденция. При низкой численности границы участков обозначены пахучими метками. Когда же плотность населения велика, участки уменьшаются, перекрываются, часто выделить их просто невозможно.

Жилье малого суслика достаточно просто. Постоянная нора одиночного зверька, которая также служит зимовочной, начинаются наклонным ходом длиной до 2 метров, который через несколько поворотов на глубине до 1 метра завершается гнездовой камерой. От камеры на поверхность ведет отдельный вертикальный ствол. Выводковая нора отличается тем, что камер с гнездами из сухой травы бывает 2 или 3, от них отходят многочисленные отнорки, в которых семейка сусликов устраивает уборные; иногда самка прокапывает также один-два дополнительных выхода. В этой норе свой микроклимат: уже на метровой глубине в гнездовой камере температура самым жарким летом бывает около 16°, а влажность в 2-3 раза превышает наружную.

Осенью перед залеганием в спячку суслик прорывает из гнездовой камеры или из наклонного хода вертикальный ствол, не доводя его до поверхности, а нарытой землей как пробкой забивает летний ход. Весной зверек отрывает вертикальный ход изнутри и выходит из норы, после чего поблизости устраивает новую летнюю. Располагаются такие норы группой, обозначенные сусликовиной — холмиком земли, выброшенной при рытье летних наклонных ходов.

Спячка у малого суслика довольно продолжительная, но в разных частях ареала и у зверей разных возрастов имеет свои сроки. На севере все грызуны скрываются в зимовочных норах в августе-сентябре, а появляются в апреле, когда стаивает снег. В полупустынной зоне взрослые суслики, особенно самцы, успевшие нагулять достаточно жира, при наступлении жары впадают в "тепловое оцепенение", которое может временами прерываться, но чаще просто переходит в настоящую зимнюю спячку. Молодым сусликам нужно больше времени, чтобы накопить жир, и потому они залегают в спячку позже. Таким образом, у некоторых животных активный период жизни длится всего около 3 месяцев в году.

Весной истощавшие зверьки большую часть светлого времени суток проводят вне норы, кормясь. При наступлении жары, когда к середине дня почва и приземный слой воздуха под прямыми лучами солнца накаляются, взрослые зверьки активны только утром, а молодежь — также когда спадает дневная жара.

Малый суслик в пище неприхотлив, поедает те виды растений и те их части, которые доступны в данной местности и в данный сезон. Весной зверьки подъедают съедобные остатки прошлогодних трав, выкапывают луковички и корневища, в значительном количестве ловят насекомых. Летом основу рациона составляют уже различные семена, благодаря питательности которых подросшие суслики успевают набрать достаточный для благополучной зимовки вес.

Гон начинается через несколько дней после пробуждения, беременность длится 25-26 дней, голые и слепые новорожденные (обычно их бывает 5-8) появляются в первой половине мая, а в 3-недельном возрасте малыши уже начинают появляться из нор. В течение недели-двух выводки рассыпаются, молодые суслики занимают пустующие норы или роют собственные и начинают готовиться к спячке. Продолжительность жизни малого суслика 3-4 года.

Из пернатых хищников основными врагами малого суслика являются орлы — степной и могильник, в их питании он занимает основное место. Уничтожают этих грызунов также луни, коршуны, совы, а на молодь нападают даже вороны и сороки. Среди млекопитающих также много охотников за сусликами — лисица, корсак, степной хорь, перевязка.

Малый суслик нелюбим хлеборобами за большой урон, который они наносят зерновым культурам. Повреждают грызуны также огородные и бахчевые посадки, посевы многолетних трав, на полезащитных полосах губят саженцы и сеянцы древесных пород. Поэтому с этим сусликом борются всеми возможными средствами, главным образом разбрасывая отравленные зерновые приманки. К сожалению, такой способ борьбы имеет неприятные побочные последствия: зверек, съев отравленного зерна, становится малоподвижным, его ловит пернатый хищник — и нередко погибает от отравы, предназначенной вовсе не для него. Поэтому необходимо разрабатывать иные меры защиты растений от этих грызунов.

Эти суслики — важнейшие участники поддержания очага чумной инфекции в Предкавказье и Волго-Уральских песках.

Рыжеватый суслик (Spermophilus major) — характернейший грызун заволжских степей. Он заметно крупнее малого (длина тела до 34 см), с несколько более длинным хвостом (до 40% длины тела). Мех на спине с характерной серебристой "штриховкой", образованной светлыми окончаниями волос; хвост с резким двухцветным окаймлением. Ареал охватывает равнинные и предгорные степи между Волгой и Иртышом на Южном Урале, на севере Казахстане и юге Западной Сибири. Селится на мягких почвах с луговым разнотравьем по долам, склонам оврагов, выгонам, близ опушек лесополос. Зимняя спячка длится около 8 месяцев; на юге ареала в особо жаркое лето некоторые особи могут впадать на несколько дней в тепловое оцепенение. Рыжеватый суслик подвижнее малого, в особо тяжелые малокормные годы целые колонии снимаются с родных мест и отправляются на поиски лучшей жизни. Зверьки уходят на десятки километров и переправляются через реки, даже такие широкие, как Урал. Раньше рыжеватый суслик был очень многочисленным и местами представлял угрозу для урожая, в настоящее время во многих частях ареала он почти истреблен.

Краснощекий суслик (Spermophilus erythrogenys) — обитатель сухих степей и полупустынь Восточного Казахстана, юга Западной Сибири, крайнего северо-запада Китая. Он очень близок к рыжеватому, в местах стыка их ареалов встречаются гибридные особи. Названием своим зверек обязан резко обозначенным рыжим пятнам на щеках; по остальным признакам он занимает промежуточное положение между малым и рыжеватым сусликами.

Этот суслик более сухолюбив в сравнении с рыжеватым: На юге ареала он поселяется в щебнистых полупустынях, а на севере, где климат более влажный, селится на выгонах, скотопрогонных путях, по обочинам дорог, где растительность более выбита. Постоянные норы уходят под землю больше чем на 2 метра, общая протяженность ходов до 4-5 метров. В степных районах краснощекий суслик погружается в спячку только на зиму, а на юге бывает и летняя, в некоторые особо засушливые годы зверьки осенью из нор так и не показываются. Таким образом, активный период жизни в иные годы не превышает 3 месяца весны и раннего лета, которых только-только хватает на размножение и накопление жира для спячки. Этот суслик, наравне с малым, относится к числу серьезных вредителей пастбищных и зерновых культур.

Желтый суслик, или песчаник (Spermophilus fulvus) — самый крупный из наших сусликов: длина тела до 39 см. Окраска тела у него однотонная песчано-желтая, без крапчатости и пестрин, пятен на голове тоже нет. Он же — и самый сухолюбивый среди своих сородичей, его ареал охватывает пустыни и полупустыни Казахстана и Средней Азии, севера Иранского нагорья. В России этот суслик встречается только в песчаных полупустынях Заволжья (тем самым оправдывая второе из своих названий). Населяет он исключительно закрепленные пески, в особенности любит понижения с сочной травянистой растительностью.

Из-за особо жаркого климата активный период жизни у песчаника еще короче, чем у других сусликов, от 2 до 4 месяцев. После спячки зверьки сразу приступают к размножению: самцы, разыскивая самок, бегают друг за другом, часто дерутся, оставляя на последнем снегу капельки крови. При наступлении жарких дней зверьки подолгу остаются в норах, затыкая на день выходы земляными "пробочками". У взрослых может наступать летняя спячка, переходящая в зимнюю, а прибылые еще продолжают нагуливать жир до конца лета, появляясь из норы только в прохладные утренние часы.

Длиннохвостый суслик (SPERMOPHILUS UNDULATUS)

Этот довольно крупный (длина тела до 32 см) суслик несколько иного склада, нежели малый и его ближайшие сородичи. Главная его отличительная черта длинный хвост, достигающий половины длины туловища, в спокойном состоянии обычно закинут на спину. Кроме того, у этого суслика довольно длинные задние ноги, да и уши крупнее, чем у других наших видов. И вообще он похож скорее на американских земляных белок, чем, например, на малого или желтого суслика. Окраска меха у него на спине буровато-охристая, с частыми мелкими белыми пятнами и штрихами". Пушистый хвост также темный, со светлой краевой оторочкой.

Распространен длиннохвостый суслик на юге Сибири от Алтая до Приамурья и прилежащих территорий Монголии и Китая; отдельная изолированная популяция существует в центральной Якутии на левом берегу Лены. Условия обитания его достаточно разнообразны: чаще всего он селится в равнинных и горных (до высоты 3100 метров) степях, но его можно встретить также редкоствольных борах, на опушках лесных колков и лесополос, в горах — на каменистых склонах и альпийских лугах, в предгорьях — по долинам рек и пойменным лугам, пашням, на островах крупных рек. Весной и в начале лета зверьки держатся на верхней части склонов, а по мере выгорания растительности перебираются в низины.

Норы у этого суслика довольно простые, чаще всего с одним наклонным входом длиной от 5 до 15 метров и глубиной от 2 до 3 метров. Во многом их строение зависит от "тяжести" грунта: на песчаных почвах подземные ходы протяженнее, но нора с одним входным отверстием, а на глинистых они короче, зато выходов на поверхность 2-3. Норы соединены наземными тропинками шириной 12-15 сантиметров. Гнездовая камера заполнена сухой травой, в которую зверек зарывается на время отдыха или спячки. В одном из отнорков — уборная. Выходные отверстия затыкаются земляными пробками не только на зиму, но и летом при резком похолодании.

Длиннохвостый суслик поедает почти все виды степных и луговых растений: весной — главным образом луковицы и корни, летом — зеленые части, осенью — семена. Основу его рациона составляют дикие злаки, разные виды лука, бобовые. Довольно активно суслики пасутся на сельскохозяйственных полях: весной выкапывают посеянные семена, а во второй половине лета снимают свою долю урожая. Зверек может запихнуть в защечные мешки до 50 луковиц гусиного лука, чтобы за один раз перенести их в нору: размер подземных запасов может достигать 6 кг.

Спячки начинается в сентябре и заканчивается в мае. Гон наступает через несколько дней после выхода из нор и продолжается полторы-две недели. Все это время самцы очень активны, бегают по колонии, ныряют во все норы. Беременность длится около месяца, в единственном за лето помете чаще всего 5-6 детенышей. Только что родившиеся суслята мало чем отличаются от крупных эмбрионов: голые, слепые, весом всего 6-7 грамм. Однако растут они очень быстро: через 5 дней их вес удваивается, в двухнедельном возрасте покрываются шерсткой, в трехнедельном прозревают. Молодые суслики еще в норе начинают понемногу поедать растительный корм: самка приносит в гнездо зеленые побеги трав и, хорошенько разжевав, потчует детей. В месячном возрасте они впервые выходят на поверхность и начинают питаться самостоятельно. Первое время подросшие суслята держатся вместе с матерью у родной норы, а недели через две отселяются в собственные убежища.

В земледельческих районах Сибири длиннохвостые суслики являются серьезными вредителями сельского хозяйства, вредят полевым и огородным культурам, выкапывая картофель, морковь, лук. Кроме того, этот суслик участвует в распространении таких опасных заболеваний, как чума, лептоспироз.

Берингийский суслик (Spermophilus parryi) ближайший сородич длиннохвостого, отличается темной, коричнево-ржавой макушкой и более резкой крапчатостью на спине. Он распространен к востоку от Лены на Верхоянском и Колымском нагорьях, Чукотке, проник на Камчатку и Аляску (когда она еще была соединена с Азиатским материком). Местные жители зовут этих сусликов "евражками".

Живут берингийские суслики на субальпийских и альпийских лугах по склонам гор и долинам рек, на полянах среди лиственничников, изредка на приморских песчаных грядах. Нередко их можно встретить на окраинах поселков. Вечная мерзлота делает распределение пригодных для поселения мест весьма мозаичным. Поэтому сплошных обширных колоний евражки нигде не встретишь, селится он плотными колониями на небольших участках. Постоянные норы, которые зверьки роют на склонах южной экспозиции, из-за той же вечной мерзлоты неглубокие (редко больше метра), без вертикального хода, с 2-3 гнездовыми камерами. Поскольку мест для устройства жилья немного, зимовочные убежища используют несколько зверьков — коллективистов поневоле. Временные норы, куда евражки скрываются при опасности, представляют собой простой ход глубиной 20-40 сантиметров, зато каждый суслик на своем участке имеет их иногда более десятка.

Поселяясь на окраинах поселков, евражки мало боятся людей. Они постоянно посещают склады с припасами, используют невысокие постройки как наблюдательные пункты, забираясь на крыши по шершавым стенам. Воздух наполнен свистом постоянно перекликающихся между собой сусликов. Если близ колонии разбит экспедиционный лагерь, евражки тут же начинают проявлять безмерное любопытство. Уже на следующий день зверьки приходят, чтобы порыться в яме с пищевыми отходами, устраивают подкопы под палатку, чтобы утащить что-нибудь съедобное, а если не шугать их, то через некоторое время даже начинают брать пищу из рук — зверек выхватывает протянутый ему кусочек печенья и стремглав несется к норе, чтобы там насладиться редким лакомством.

Из-за скудного растительного питания эти суслики дополняют свой рацион большим количеством животной пищи, особенно весной. Разоряют ли они гнезда других животных, подобно камчатскому сурку, не известно, но по выходу из спячки охотно подбирают трупики погибших за зиму полевок и тушки животных, брошенные промысловиками. Зверьки, живущие в поселках, наведываются в погреба и кладовые, посещают мусорные свалки. Перед уходом в спячку евражки натаскивают в норы немного запасов, которые съедают при весеннем пробуждении.

Этот северный житель удивительно холодоустойчив: в спячку его укладывают не морозы, а снег, покрывающий землю и затрудняющий доступ к пище. Обычно евражки скрываются в норах уже в октябре, но иногда и в ноябре, когда столбик термометра регулярно опускается ниже -30°, можно увидеть бегающих по снегу зверьков. А на Аляске охотники добывают евражек капканами на протяжении всей зимы.

СЕМЕЙСТВО БОБРОВЫЕ (CASTORIDAE)

Исторически близкое к беличьим семейство, довольно обширное 5-10 миллионов лет назад, ныне включает только 2 вида, обитающие по берегам рек и озер среди смешанных и южно-таежных лесов Евразии и Северной Америки. Эти мощного телосложения крупные полуводные грызуны с хорошо развитой плавательной перепонкой на ногах во многих отношениях совершенно уникальны. Так, только для них характерен плоский хвост, которым они не только рулят в воде, но и "сигналят" при опасности. Они — единственные среди млекопитающих, способные возводить особого рода ирригационные сооружения — плотины из "подлапных" строительных материалов вроде веток. Живут бобры колониями, детеныши родятся хорошо развитыми — покрыты шерстью, зрячие. Оба вида бобров — ценные пушные звери.

Речной бобр (CASTOR FIBER)

Бродя в густых пойменных лесах вдоль притоков Оки или верхнего Дона, иной раз попадаешь на места, по которым как будто прошелся мощный ветровал — в беспорядке лежат деревья, торчат пни, почему-то обрезанные не ровно, а на конус, валяются сучья. Кое где земля прорыта канавами, заполненными водой — и в них тоже сучья и ветки. Если пойти вдоль одной из них, она непременно приведет к заводи, огороженной подобием плотины из тех же веток. Перед плотиной, подпирающей заводь, вода высокая и спокойная, за плотиной течет тоненький ручеек по заболоченной низине. Все это следы строительной деятельности великого умельца — речного бобра.

Свое название "бобр" этот зверь носит с незапамятных времен, столь далеких, что оно легко угадывается в языках не только славянских, но и уходящих корнями в древнюю латынь. А вот "речным" наш бобр стал сравнительно недавно — в XVIII столетии, после того, как российские мореплаватели обнаружили в у восточных пределов Азии морского зверя из семейства куньих, которого они назвали "морским бобром" — сейчас его называют каланом. Между прочим, в российском ближнем зарубежье уже в наше время был акклиматизирован крупный околоводный южноамериканский грызун — нутрия. Его местное население прозвало "болотным бобром", хотя родственных связей между ними никаких нет. Как говорится, бобрового полку прибыло...

Речной бобр — самый крупный из наших грызунов, достигает в длину более метра и весит около 30 кг. Многие особенности его строения связаны с полуводным образом жизни. Туловище коренастое, на короткой слабо выраженной шее сидит небольшая, как бы обрезанная спереди голова с маленькими глазами и ушами, спрятанными в шерсти. Губы очень подвижные, мясистые: когда бобр грызет под водой, они замыкаются за мощными резцами с оранжевой передней поверхностью, чтобы в рот не попала вода. Еще одна интересная особенность бобра — прозрачная мигательная перепонка ("третье веко"), которая под водой защищает глаз, при этом не мешая зверю видеть. Передние лапы хоть и короткие, но достаточно сильные и ловкие ими бобр копает землю, придерживает ветки, расчесывает шерсть. Задние лапы мощные, с удлиненными пальцами в плавательную перепонку. Коготь на втором пальце как бы расщеплен надвое — своеобразная "чесалка", с помощью которой бобр смазывает шерсть "бобровой струей" — выделениями особой железы, расположенной близ основания хвоста, с сильным мускусным запахом. Сам хвост совершенно замечательный — плоский, широкий, покрыт своеобразной роговой чешуей.

Мех бобра с грубой остью и очень густым подшерстком, не пропускающим воду. Когда зверь ныряет, остевые волосы давлением воды прижимаются к подшерстку так плотно, что заключенный в нем воздух не вытесняется. Стоит зверю выйти на сушу и встряхнуться, как мех тут же становится почти сухим. Бобр постоянно заботится о состоянии шубы, часто и подолгу занимаясь туалетом, расчесывая волосы, смазывая покровные волосы маслянистой "струей". Окрашен мех в однотонный коричневый цвет с разными оттенками — от светлого, почти песочного, до черно-бурого, иные звери бывают просто черными.

До недавнего времени речной бобр был самым обычным зверем, очень широко распространенным практически по всей зоне хвойных и смешанных лесов Евразии. Но к началу ХХ столетия из-за ничем не регулируемого промысла и изменения ландшафтов под влиянием человека его ареал резко сократился до нескольких небольших очагов на территории Европы и в верховьях Енисея. В настоящее время зверя, благодаря запрету промысла, ареал в значительной мере восстановился, хотя и не стал таким же сплошным, как прежде.

Бобр — обитатель небольших лесных речек и ручьев, стариц и плесов, малозаросших верховых болот. Селится он также и в заброшенных мелиоративных каналах, карьерах на торфяных выработках. Этот полуводный зверь в общем мало требователен к выбору местообитаний, ему лишь нужно, чтобы водоем не промерзал до дна зимой и не пересыхал летом, чтобы течение не было слишком сильным и не размывало его поселения, да чтобы в окрестностях было достаточно древесной растительности. Обходится бобр и без сплошных лесных массивов: по речным поймам, заросшим ивняком, кустарниками, ветлами, он далеко проникает в степь, а в центральных районах Монголии живет кое-где даже в условиях полупустыни в прирусловых поймах. Бобра совершенно не смущает близость людей, если его только не тревожить беспрестанно: в условиях заповедного режима его хатки можно найти в речках, протекающих в километре от оживленного шоссе.

Бобры поселяются семьями: пара родителей и молодняк двух поколений — сеголетки и годовики. Супружеские пары весьма долговечны, порой сохраняются 5-7 лет; но если кто-то из партнеров погибает, оставшийся в живых недолго предается печали, а как можно скорее находит себе пару, чтобы продолжать род бобриный. Жизнь берет свое — и так ли это плохо, коли человек столь жестоко "прореживает" бобровую популяцию?

Семейное поселение занимает участок поймы, размеры которого зависят от количества пищи и близости соседей. Одна семья может обживать озерцо диаметром всего 40-50 метров, а участок другой простираются по руслу небольшая речка с неширокой поймой на 2-3 километра. Если позволяют условия, на одной реке вдоль русла может поселяться несколько десятков семей, каждая со своим кормовым участком и жилищами. Одни из этих поселений, существующие на протяжении нескольких десятилетий, — своего рода "ядра" бобровой популяции, на других, расположенных не слишком удачно, звери живут лишь год-два.

Наиболее крепки семейные связи зимой: звери сообща поддерживают чистоту жилища, укрепляют его стенки. Летом же чаще встречаются одиночные особи: отдельно живут взрослые самцы, а также расселяющиеся двухгодовалые бобры, которые покидают семью при появлении на свет нового потомства. Оставшиеся вместе бобриха и годовики берут под трогательную опеку народившихся бобрят, пока те не подрастут. Их сообща обогревают, сопровождают в первых прогулках по водоему и возвращают в жилище в случае побега в поисках приключений, им приносят в хатку сочные части растений, чтобы молодые впервые попробовали свои зубки.

Когда бобровая семейка выходит пастись, звери держатся достаточно сторожко и при малейшем признаке опасности стараются скрыться под водой. Если какой-то из бобров, плавающих на поверхности, услышит подозрительный звук, он тут же ныряет, звонко шлепая плоским хвостом по воде. Это сигнал тревоги для родственников: заслышав его, все бобры, плавающие на поверхности или находящиеся на берегу, уходят в воду, в свою очередь громкими шлепками оповещая округу о возможной опасности.

Насколько дружны между собой члены одной семьи, настолько они нетерпимы к своим соседям. Границы семейных поселений животные метят все той же "бобровой струей", нанося капельки на какие-нибудь приметные места прибрежного участка леса. Бобры строго соблюдают эти границы, потому что знают — преступившего черту ждет жесткий отпор. Однажды на бобровой ферме во время паводка звери получили возможность беспрепятственно уйти в реку. Бобры, действительно, покинули свои узилища, но... никуда не убежали, а тут же начали яростно "выяснять отношения", пуская в ход могучие резцы. Наутро прибежавшие работники с удивлением наблюдали поразительное зрелище: по всему берегу, залитому кровью, сражались бобры, а их было всего около 40 особей, — и парами, и группами...

В жизни бобровой семьи важнейшее место занимает обустройство участка обитания. Эти звери умелые и неутомимые строители, среди млекопитающих вряд ли найдется хоть один вид (не считая, конечно, человека), который мог бы сравниться с бобром в способности столь масштабно и со знанием дела благоустраивать свою территорию. Строительная деятельность бобров многогранна: они сооружают убежища (норы, хатки), ведущие к местам кормежки траншеи, защитные тоннели и канавы, козырьки в прибрежных кручах; наконец, знаменитые плотины для подержания постоянно высокого уровня воды.

Нору — основное жилище бобровой семьи — звери вырывают в высоком берегу. Постоянная нора, в которой бобры живут многие годы, очень сложного строения. Общая протяженность подземных ходов диаметром до полуметра достигает 70-100 метров. Они образуют столь густую подземную сеть, что в местах, где бобров много, берег бывает буквально сплошь изрыт. Через каждые 2-3 метра в воду открывается потайной лаз, через который хозяева проникают незамеченными в свое убежище. Некоторые отнорки выведены в неприметных местах на берегу — это отдушины. В такой супер-норе выше уровня воды взрослые устраивают несколько гнездовых камер, заботливо выстилая их сухой подстилкой.

Еще один вид убежищ — бобровая хатка, не менее знаменитая, чем плотина. Однако на самом деле бобры строят ее лишь в очень редких случаях, когда нет возможности вырыть нору или устроить логовище в сплетении свисающих над подмытым берегом корней деревьев и кустов. Основой хатки служит старый ольховый пень, куст или крупная кочка у кромки воды. На это возвышение наваливается куча ветвей и палок, аа внутри звери постепенно выгрызают нишу, заделывая образующиеся прорехи илом. В конце концов получается конусообразное сооружение диаметром 3-4 метра в основании и полтора-два метра высотой. Вход в него идет через подземную нору. В старых поселениях хатки бывают и большего размера, потому что заботливые хозяева постоянно подправляют и укрепляют стены, наваливая новые слои ветвей и обмазывая все глиной и илом. В зимнее время в хатке, когда туда набьется 3-4 зверя, температура никогда не опускается ниже нуля даже в сильные морозы.

Плотину бобровая семья возводит для того, чтобы превратить мелкую лесную ручку, пересыхающую летом и промерзающую зимой, в полноводный пруд, где эти водоплавающие звери чувствуют себя в безопасности. Сначала бобры находят дерево, упавшее поперек русла; если поблизости от норы его нет, то они сооружают прочный валик из донного ила и камней. Затем на это место набрасываются в беспорядке ветки и обрубки стволов — плотина растет вверх и в толщину, течение все больше замедляется, уровень воды повышается. Если строители удовлетворены, строительство плотины прекращается, дальше бобры заботятся лишь о ее ремонте — подтаскивают и втыкают все новые ветки и сучья, камни, залепляют прорехи глиной.

Если русла перегорожено, а поднявшаяся вода все-таки недостаточно глубока, бобры начинают наращивать плотину вширь. Они постепенно перегораживают завалами веток и грязи все ручейки, пытающиеся пробиться в обход русловой плотины. Соединяясь между собой, эти боковые плотинки становятся все длиннее и длиннее, идут от куста к кусту, от дерева к дереву, растут ввысь и вширь... В конечном итоге получается многометровая запруда, выше которого стоит достаточно глубокая вода, а ниже сочится многочисленными струйками то, что до начала строительной деятельности было лесным ручьем. В мелкой, но широкой пойме лесной речки с низкими болотистыми берегами, где низководье требует особых строительных ухищрений, на многолетнем поселении бобровой семьи плотина может быть поистине гигантской. Так, в Березинском заповеднике на территории Белоруссии была найдена плотина длиной 237 метров, а рекордом является постройка канадских бобров на реке Джефферсон в Канаде длиной около 650 метров и высотой в некоторых местах до 4 метров.

В период половодья или после сильных ливней течение нередко размывает плотину, тогда работу приходится начинать сызнова. Капитальный ремонт неутомимые труженики обычно приурочивают к концу лета, когда воды меньше всего. Однако иногда бобры сами разрушают свою постройку: такое случается зимой, когда чересчур сильные холода грозят проморозить бобровый прудик до самого дна и запереть животных в своем убежище непробиваемым ледяным панцирем. Чтобы отвести беду, бобры в самом глубоком месте разбирают часть основания плотины, вода устремляется в освободившийся проход, и вместо сплошного ледяного массива получается «продух» — нависающая над спавшей водой ледяная крыша, которая расти уже не будет, в крайнем случае обрушится на дно.

Для того, чтобы обезопасить себя во время выходов на берег, бобры в окрестностях своего водоема вырывают целую сеть канав общей протяженностью до полукилометра. Каждая из них шириной 40-80 сантиметров, глубиной обычно до метра. Особенно развиты эти ирригационные сооружения в поймах с топкими берегами: в результате многолетней деятельности образуется трудно преодолимая для сухопутных зверей система залитых водой каналов, канав, тоннелей, в которых бобровая семья чувствует себя в полной безопасности.

Бобры активны в темное время суток, а днем прячутся в своих убежищах. Летом они каждую ночь отправляются за кормом в окрестные леса, пользуясь канавами. Зимой звери выходят на берег через полыньи и "продухи", об их присутствии легко судить по прорытым траншеям в снегу. Однако в крепкие морозы активность бобров снижается: они редко появляются из-подо льда, довольствуясь запасенными с осени ветками и стволами.

Бобры растительноядны, особых пищевых предпочтений у них нет. Они поедают любые растительные корма, которые доступны вблизи водоема и в нем самом, как травянистые, так и древесно-кустарниковые. В теплое время года бобры едят в основном надземные части и корневища травянистых растений. Зимой основу их рациона составляют деревьея и кустарники, у которых звери обгрызают и поедают листья, молодые побеги и кору. Там, где еды вдоволь, бобры питаются вблизи убежища, вырывая сочные корневища из прибрежного ила или обрывая ветки и траву на ближнем берегу. Только если пищи мало или нужно запасать корм на зиму, животные углубляются в лес на сотню, а то и более метров. В целях безопасности бобры чаще всего едят добычу не на месте, а тащат в хатку или хотя бы переправляют с берега в воду.

Для того, чтобы добираться до тонких ветвей, коры и листвы деревьев, бобры в процессе своей эволюции превратились в заядлых "лесорубов". Найдя подходящее дерево, обнюхав его и утвердившись в своем выборе, бобр приподнимается, опершись о землю задними лапами и хвостом, а передними лапами — о ствол. Голова наклоняется на бок, мощные резцы приходят в движение, издавая характерные скоблящие звуки, зверь медленно перемещается вокруг ствола, время от времени отдыхая и занимаясь туалетом. Все более глубокий и расширяющийся желоб окольцовывает ствол и наконец связка пня с комлем становится настолько тонкой, что малейшее дуновение ветра валит дерево на землю. На дерево диаметром 15-20 сантиметров бобр тратит пару часов, а пятисантиметровые ствол он перегрызает минут за десять непрерывной работы.

Затем бобр разделывает сваленное дерево, причем на этом этапе к взрослому присоединяется и молодежь. Животные обгрызают ветви и вершину дерева, где больше молодой коры, и дружно оттаскивают к воде, оставляя на месте лишь толстую нижнюю часть ствола: ее бобр оттащить не может, а тратить время и силы на разделку не считает нужным. Если вода близко, зверь тащит ветку, пятясь задом; до далекой воды зверь добирается, держа ветку сбоку. А обрубки стволов он сплавляет по заполненным водой траншеям.

Особую активность бобровая семья проявляет осенью, когда сочные травянистые корма кончаются и приспевает пора запасать корм на зиму. Оттаскивая ветви и огрызки стволов к воде, звери прокладывают широкие торные дороги, вытаптывая на них всю траву. Запасы веток чаще всего складываются на топких берегах вверх по течению от убежища.

Гон у бобров приурочен к середине зимы, после трехмесячной беременности самка в апреле-мае приносит обычно 2-4 детенышей. Бобрята рождаются покрытыми шерстью и зрячими, уже через день-другой могут плавать. Молоко у бобрихи очень питательное, в нем почти вдвое больше белка и вчетверо жира, чем в коровьем. Его бобрята получают в течение первых полутора месяцев своей жизни, первые несколько дней просто живут в подбрюшье у матери и почти все время держат сосок во рту, причмокивая даже во сне. Уже к концу второй недели они пробуют сочные зеленые корма, которые мать и прошлогодки—"пестуны" приносят в хатку. Месячные малыши начинают выходить из жилища и сами подгрызают травянистые растения вблизи норы или хатки.

Бобриха — весьма заботливая мать. Выводок, обнаруженный людьми, она переносит в безопасное место, а если это невозможно, остается при своем потомстве до тех пор, пока жизнь ее самой не окажется под прямой угрозой. Самка с шумом ныряет вблизи лодки, обдает ее брызгами, шлепает хвостом по воде — пугает всеми доступными ей средствами (как это ни странно, бобры не умеют пугающе скрежетать зубами, как это делают еще одни обитатели околоводных пространств — нутрии).

В течение следующего года подросшие бобры остаются при матери, помогая ей ухаживать за новым поколением братцев-сестриц. Покидают они родное поселение на втором году жизни — в это время они созревают, а их мать готовится принести очередное потомство, уход за которым берут на себя прошлогодки. В такой череде поколений и живет бобровая семья. Продолжительность жизни на воле до 15 лет, а в зоопарках бобры доживают и до 30 лет.

Естественных врагов у этих крупных грызунов немного — не всякий хищник справится с обладателем могучих резцов. За молодыми бобрятами летом охотятся волки, а зимой у лазов их подстерегает рысь.

Среди людей бобр всегда слыл животным выдающимся. За свои инженерные способности его почитали народности северных лесных областей Европы, Азии, Америки. Североамериканские индейцы верили в то, что это не грызуны вроде крысы или ондатры, а особый "бобровый народец" со своими вождями; некоторые племена даже свою родословную вели от этого народца. Жители Сибири считали бобра разумным существом, понимающим человеческую речь и знающим, зачем человек пришел в его владения. В русском языке есть поговорка: "убить бобра — не видать добра". В географических названиях, в фольклоре, в резьбе по дереву и в живописи — где только не найдешь следы этого замечательного животного.

Однако тот же многоуважаемый бобр с древнейших времен был объектом охоты, об этом свидетельствует множество археологических находок и старых рукописей. Его кости обнаружены в раскопках многих древних городищ, шапки и воротники из бобрового меха в средние века были популярнее собольих. Особым спросом пользовалась "бобровая струя", которой издавна приписывали выдающиеся лечебные свойства. Шло в пищу и весьма вкусное мясо.

Безудержный промысел запретили законом лишь в 30-е годы ХХ столетия. В нашей стране была организована сеть заповедников специально для охраны бобра и его местообитаний. Особую роль сыграл Воронежский заповедник, где наладили размножение бобров в условиях полувольного содержания, отсюда этих животных расселяли в места, где их когда-то уничтожил человек. В настоящее время речному бобру опасность уничтожения не грозит; тем не менее, места его обитания по-прежнему сильно страдают от мелиоративных работ, поэтому вид включен в Красную книгу Российской Федерации.

Родина еще одного вида бобров — канадского (Castor canadensis) — Северная Америка. Он несколько крупнее нашего, хвостовая "лопата" у него пошире и уши заметнее. Да характер, как уверяют знатоки, имевшие дело с дело с обоими животными, более скверный. Канадский бобр — более умелый строитель, чем его азиатский сородич: плотина, которой бобровая семья перегораживает речку, может достигать сотен метров в длину и до 4 м в высоту, подпруженная ею вода разливается на сотни гектар. Конечно, столь грандиозное сооружение производит неизгладимое впечатление на человека.

На своей родине канадский бобр уничтожался охотниками ради красивой и прочной шкуры с не меньшей методичностью, чем речной бобр — в Европе и Сибири. Соответственно, и ареал его сократился к началу XIX столетия настолько, что пришлось принимать экстренные меры к сохранению вида: промысел был запрещен, бобра стали отлавливать в тех немногих местах, где он выжил, и расселять. К середине 70-х годов эти меры привели к почти полному восстановлению и численности, и промысла канадского бобра.

В Старом Свете этот вид появился в 30-х годах ХХ столетия во время повального увлечения акклиматизацией всего и вся — вместе с американской норкой, ондатрой, нутрией. Его завезли первоначально в Финляндию, откуда он проник самостоятельно на территорию россиийского Прионежья. А уже оттуда его переселили на Дальний Восток — на Камчатку, юг Приморского края, на Сахалин.

СЕМЕЙСТВО СОНевыЕ (MYOXIDAE)

Соневые своеобразная, весьма древняя группа грызунов. Они появились 45-50 млн. лет назад и наиболее многообразны были в миоценовую эпоху, то есть 10-20 млн. лет до нашей эры, когда почти на всей территории нынешней Европы был жаркий субтропический климат. Современные сони — это "жалкие остатки былой роскоши": их всего около 20 видов, причем половина — африканские, остальные — жители Евразии. На территории России встречаются представители лишь четырех из этих видов.

Сони — симпатичные мелкие зверьки с длинным, чаще всего пушистым хвостом и цепкими лапками. Голова с заостренной мордочкой, с небольшими, очень подвижными ушками округлой формы, крупными выпуклыми глазами черного цвета, как это обычно бывает у ночных животных. У сонь увеличены слуховые барабаны, позволяя им слышать малейшие шорохи в ночном лесу. Коренные зубы плоские, приспособлены к раздавливанию мягких плодов и небольших насекомых. Меховой покров очень густой и мягкий, окраска неяркая, от серой до буровато-рыжей, у некоторых сонь характерная черно-белая лицевая маска.

Ареал семейства охватывает умеренноую полосу и субтропики Евразии и Африки. Сони населяют лесные и полупустынные ландшафты, нередки в садах, встречаются и в высокогорьях на высоте до 4000 метров.

Зверьки живут одиночно или небольшими семейными группами, активны ночью, на день укрываются в дупла деревьев или в просто устроенные норы. Зимой сони, живущие в северных краях, погружаются в спячку, сопровождающуюся глубоким оцепенением. К началу холодов зверьки сильно жиреют: вес увеличивается в полтора-два раза, они становятся похожими на плотно набитый меховой мешочек, из которого в стороны торчат лапки и хвостик. Поза спящй сони весьма характерна: грызун сворачивается в плотный шар, нос и лапки плотно прижаты к брюшку, хвост охватывает этот пушистый шар снизу полукольцом. Спящее животное холодно на ощупь, у него резко замедлено дыхание и даже сердцебиение. Прохладным летом, особенно когда голодно, сони также могут впадать в непродолжительное оцепенение. Попав в тепло во внеурочное время, соня пробуждается с большим трудом, за что эти грызуны получили свое название.

Сони освоили своеобразный способ ухода от преследования — подобие автотомии ("отбрасывания хвоста"), почти как у ящериц. Если хищник схватит зверька за хвост, покрывающая его шкурка в определенном месте обрывается и сползает "чулком", оставаясь в пасти незадачливого охотника. Зверек тем временем убегает и в безопасном месте отгрызает оголенную часть хвоста. Впрочем, в отличие от ящериц, хвост не отрастает, но при следующей линьке на месте обрыва образуется своеобразная густая «кисточка» удлиненных волос.

Питаются сони мягкими плодами, ягодами, в большом количестве поедают беспозвоночных животных, а крупные представители семейства даже разоряют птичьи гнезда, чтобы полакомиться яйцами и еще неоперившимися птенцами.

В год самки приносят 1-2 помета. Детеныши родятся голыми и беспомощными, покрываются короткой шерсткой в конце второй недели, прозревают в конце третьей недели жизни. Через месяц после рождения молодые соньки часто выходят из гнезда на прогулку, носятся друг за другом по веткам, часто спрыгивают на землю и взвиваются обратно в крону. К концу лета подросшие зверьки начинают самостоятельную жизнь, продолжительность которой до 5 лет.

Некоторые представители семейства в Европе процветают настолько, что считаются серьезными вредителями садоводства (полчок, садовая соня).

Лесная соня (DRYOMYS NITEDULA)

Это один из наиболее характерных представителей семейства соневых, столь пластичный экологически, что трудно поверить, что время эволюционного расцвета всего этого семейства прошло.

Длиной тела лесной сони 8-13 см, приблизительно такой же хвост, весит она 20-35 г. Голова с заостренной мордочкой, крупными черными глазами, уши находятся в постоянном движении. Пальчики длинные, подвижные, с короткими, но очень острыми коготками. Меховой покров густой, мягкий, на хвосте довольно пышный и словно расчесан на две половинки. Окраска яркая и нарядная: спина от серовато-охристой до буро-оливковой, брюшко от чисто-белого до желтоватого или лимонного, на мордочке узкая черная "маска", охватывающая глаза и доходящая до ушной раковины.

Ареал лесной сони — самый обширный в семействе. Этот зверек населяет лиственные и отчасти смешанные леса и кустарниковые заросли центральных и южных областей Европы, Малой Азии, по Иранскому нагорью идет на восток до Гималаев, горных систем Средней Азии и далее до Алтая. Живет эта соня не только на равнине, но и высоко в горах, фактически на границе лесного пояса на высотах до 3500 метров. В Росии она достаточно обычна на всей Европейской части к югу от Оки, заходит в Заволжье до предгорий Урала; совсем небольшой изолированный участок — в предгорьях Алтая, куда вид проникает из Восточного Казахстана.

Для лесной сони главное чтобы были заросли кустарника и подлеска, прочие условия не столь обязательны. Она может селиться и в сплошных лесных массивах, и в небольших колках в лесостепи, речных поймах с ивняком, ежевикой и шиповником, на поросших редкой арчей горных склонах, и даже среди скальных выходов, на которых ничего, кроме шиповника и спиреи, не растет. В нижнем поясе гор лесная соня с удовольствием селится в орехоплодных лесах и фруктарниках, а в предгорьях и на равнинах — в садах и небольших южных городах, утопающих в зелени деревьев.

Лесной или кустарниковый массив, заселенный сонями, разбит на индивидуальные участки площадью несколько гектар. Убежищами зверькам служат различные естественные укрытия, главным образом дупла деревьев, а в горах также расщелины скал в густых кустарниках и пустоты под корнями деревьев. Живя в культурном ландшафте, эти сони поселяются в искусственных дуплянках, нередко на чердаках домов.

Облюбовав дупло, скворечник или щель за застрехой, зверек сначала, если место занято птицами, "очищает" его от хозяев, иногда просто съедая птенцов или яйца, а если повезет, то и взрослую птицу размером с синичку. Затем соня до отказа набивает убежище мягким материалом — сухой травой, мхом и т.п. В завершение она "продавливает" и прогрызает внутри лоток и выстилает образовавшуюся полость чем-нибудь более мягким, нередко перьями съеденной здесь же птички.

Как и другие виды семейства, лесная соня искусно плетет наружные гнезда собственной конструкции. Чаще всего ее гнездо располагается на дереве на высоте 2-3 метра в развилке сучьев у ствола с теневой стороны. Наружный каркас зверек делает из тонких прутиков, в которые вплетает листья и траву, снаружи все это подтыкается мхом — и тепло, и неприметно. Внутри гнездо заботливо выстилается расщепленным лубом, растительным пухом, шерстью. Иногда мастерица встраивает свое шарообразное сооружение в брошенное гнездо какой-нибудь птицы подходящих размеров — дрозда, сороки. Более всего трудится над выводковым гнездом самка; жилище самца-одиночки небрежно, сооружаются наспех. Их у зверька бывает несколько, нередко расположены на том же дереве, в каждом хозяин проводит обычно только 2-3 дня, а потом перебирается в другое.

Зимние жилища, по тщательности изготовления подобные выводковым, расположены под землей — в неглубокой норе под корнями дерева или густого куста, в расщелине между камнями. Лесные сони покидают летние гнезда и перебираются на "зимнюю квартиру" в октябре-ноябре, а пробуждаются от спячке в марте-апреле. Сроки зимней спячки зависят от продолжительности холодов: на Кавказе зверьки исчезают на лишь 4-5 месяцев и иногда даже пробуждаются при потеплении, а на севере их не видно все 8 месяцев — от первого снега до последнего.

Дневной сон очень чуток: едва потревоженные в своем убежище, сони тут же выскакивают и стараются скрыться. На дереве мало кто может сравняться с ними в ловкости, но и на земле, особенно в зарослях кустарников, лесная соня очень проворна. Хотя прыгать с высота она может, но прибегает к этому приему неохотно и редко. Если попытаться стряхнуть соню с дерева, она крепко цепляется лапками за ветку и даже помогает себе хвостом. При опасности зверек стремится укрыться в кроне, а если исчезнуть в ветвях не удается, то он переворачивается на спину, растопыривает все четыре лапы и громко верещит, широко открыв рот. Если приблизить руку, небольшой грызун вдруг мгновенно становится на лапы, подпрыгивает и вцепляется резцами в палец.

На поиски пищи лесная соня отправляется незадолго до темноты и всю ночь лазает в зарослях, лишь под утро возвращается в одно из убежищ. Пробудившись от дневного сна и выбравшись из гнезда, зверек первым делом приводит себя в порядок. Умывание начинается с мордочки, затем наступает очередь спинки и боков, последним вылизывается — волосок за волоском — мех на хвосте. Лишь после этого чистюля отправляется в путь по ранее наторенным дорожкам, которые соня обозначает запаховыми метками. Их она оставляет, потирая ветки смоченными слюной лапками.

Питание лесной сони чрезвычайно разнообразно: она ест плоды, особенно сочные, и семена практически всех пород деревьев и кустарников, растущих в местах ее обитания. Постоянны в ее меню, пожалуй, только желуди, семена липы, ягоды шиповника и ежевики. Любит она и орехи лещины, но только еще неполностью созревшие —скорлупа спелых орехов этому мелкому грызуну не по зубам. На Северном Кавказе и в других южных районах во второй половине лета и осенью непременный и преобладающий продукт питания этой сластены всевозможные фрукты и ягоды. Причем если у яблок или алычи лесная соня съедает мякоть, то у вишни и черешни — только косточку, содержащую большое количество довольно ядовитой синильной кислоты.

Не меньшее значение для лесной сони имеют животные корма — по хищническим наклонностям она уступает лишь соне садовой. Зверек предпочтение отдает моллюскам, также разыскивает и поедает насекомых, выкапывает из лесной подстилки их личинок. В неволе, когда предоставляется возможность выбирать между сочными плодами и насекомыми, лесная соня в первую очередь съедает живность, а потом принимается за десерт. В охоте ей помогает очень острый слух: стоит зверьку заслышать шуршание жужелицы в листве, как он настораживается, на мгновение замирает, а затем точным броском хватает добычу лапками и отправляет в рот. Этот небольшой зверек — настоящий бич птиц-дуплогнездников, таких как синицы, мухоловки. Во время ночных странствий по деревьям соня заглядывает во все отверстия в стволах деревьев, в дуплянки, уничтожая кладки, птенцов и даже взрослых птиц, беспомощных в темное время суток.

Гон у лесной сони, как и у других зимоспящих видов семейства, приурочен к первым неделям после выхода из зимних убежищ, то есть к маю, и протекает весьма бурно. Самцы носятся по деревьям и по земле, всюду оставляя свои метки, запах которых столь силен, что его может почуять даже человек. При встрече соперников стычки редки, зверьки чаще всего ограничиваются громким угрожающим стрекотанием и выпадами, после чего более слабый противник попросту ретируется. Самки в это время тоже сильно возбуждены, беспрестанно щебечут, особенно когда наткнутся на запаховую метку возможного партнера. Объединившись в пары, сони некоторое время живут в одном убежище, но незадолго перед родами самка чаще всего изгоняет супруга и тот перебирается в одно из своих временных убежищ.

Лесная соня-мать окружает свое потомство постоянной заботой. Первые дни она почти все время проводит в гнезде, обогревая голых и слепых детенышей, а те почти беспрестанно сосут молоко, потихоньку попискивая. Выпавших из убежища малышей самка сразу же обнаруживает по характерным скрипучим звукам и водворяет на место, перенося во рту. Самка постоянно совершенствует выводковое гнездо, выкладывая камеру шерстинками или перьями, а снаружи подтыкая новые веточки и листья. В полуторамесячном возрасту маленькие соньки уже ведут самостоятельный образ жизни, но до ухода в спячку или даже всю зиму держатся вместе, всей семьей.

Лесная соня часто становится жертвой разнообразных хищников, среди которых первое место занимают пернатые, главным образом совы.

Садовая соня (Eliomys quercinus)

Эта соня очень похожа на лесную темной серо-бурой окраской спины и темной маской на мордочке, но несколько крупнее нее — длина тела 11-16 см, вес 70-80 г. У этого изящного и красивого зверька темная лицевая маска заходит за ухо, а хвост, хоть и не столь пушист, заканчивается двухцветной "кисточкой" удлиненных волос — черной сверху и белой снизу.

Садовая соня распространена в лесных областях Европы и на севере Африки, своим названием обязана тому, что нередко поселяется в садах к вящему неудовольствию их владельцев. В России эта соня обитает на севере Среднерусской возвышенности от Прионежья через Валдай до Среднего Поволжья и далее на восток — до верховьев реки Белой на Среднем Урале.

Этот зверек придерживается преимущественно высокоствольных хвойно-широколиственных лесов с густым подлеском, сильно захламленных. Это самая "наземная" из всех сонь, населяющих лесные области (в пустынях живут совершенно наземные сони — например, селевиния). Она часто снует между деревьями и под кустами, обыскивая лесную подстилку, заглядывая в норки и пустоты, забираясь в кучи хвороста. Впрочем, это не означает, что садовая соня хуже других бегает по деревьям и кустам, ловко перебираясь с ветки на ветку. Прыгают садовые сони неохотно и даже при крайней нужде стараются скрыться в переплетенных ветках того дерева, где ее застигла опасность, нежели перепрыгнуть на другое.

Живут эти сони одиночно, только на зимовку иногда собираются небольшими группами; при содержании в неволе в одной клетке зверьки держатся в разных ее углах и не стремятся к объединению. В некоторых местах, где садовая сони населяет каменистые россыпи, поросшие редкими кустами, зверьки могут образовывать некое подобие колоний — но не из особого дружелюбия, а просто из-за нехватки подходящих для поселения мест. Самки, только обзаведшиеся потомством, всегда агрессивны по отношению к самцам, отгоняют их громким "стрекотанием" и угрожающими выпадами: дело в том, что сони-самцы могут запросто съесть детенышей.

Летом на участке обитания у зверька бывает несколько убежищ. Соня поселяется обычно в дуплах деревьев — липы, дуба, осины, выстилая дно сухой травой, мхом и птичьими перьями — остатками ночных трапез. Охотно занимает соня и искусственные птичьи гнездовья, правда, только те, которые развешены на высоте не более 2-3 метров. Иногда она поселяется в старых гнездах дроздов, сорок, соек, прикрывая их сверху веточками, чтобы получился полый шар, и проконопачивая щели мхом. Там, где нет подходящего древостоя, зверьки селятся под корнями деревьев, натаскивая туда сухие листья, траву и мох и делая шарообразное гнездо. Садовая соня довольно чистоплотна по сравнению со своими родичами. Вблизи основного гнезда она нередко устраивает специальную уборную, которую посещает раз-другой во время дневного сна.

В наших северных края садовая соня на зиму обычно укрывается под корнями деревьев в неглубоких норках лесных полевок и мышей, расширяя их под свои размеры. Там она устраивает теплое толстостенное шарообразное гнездо: обкладывает снаружи сухими листьями и выстилает внутри подсохшим мягким мхом, травяной ветошью. Иногда к зиме сони из леса перекочевывают на чердаки жилых домов, где и залегают в спячку, просто зарывшись в древесную труху. На севере ареала спячка длится 7-8 холодных месяцев (с октября по апрель), а на самом юге — не более месяца, да и то "южане" время от времени просыпаются, чистятся, иногда даже ненадолго покидают гнездо.

Садовая соня поистине всеядна, легко переключается с одного вида корма на другой. Наверное, именно это и позволило ей продвинуться восток и на север дальше, чем другим видам семейства. Это, пожалуй, самая животноядная среди сонь, бóльшую часть ее рациона составляют самые разные беспозвоночные — жуки, кузнечики, ночные бабочки, гусеницы, улитки, черви. Как всякий хищник, садовая соня очень чутко реагирует на всякий небольшой движущийся предмет и стремится схватить его лапками, чтобы тут же отправить в рот.

Но беспозвоночными не ограничиваются ее хищнические наклонности. Она регулярно разоряет гнезда воробьиных птиц, которые находит на земле и в дуплах: птенцов съедает, а яйца выпивает через небольшую дырочку, которую сам ловко проделывает. Если удается, соня съест и хозяйку гнезда. В норах она разыскивает и съедает выводки полевок, прогрызая, как это делают мелкие куньи, затылочную область. Как-то в клетке садовая соня за считанные минуты расправилась с двухнедельным выводком рыжей полевки, оставив только вывернутые наизнанку шкурки да скелетики.

Из растительных кормов садовая соня ест желуди, орехи бука и лещины, семена липы и вяза, на севере также семена хвойных пород. В Средней и Южной Европе в конце лета зверек в садах в больших количествах поглощает яблоки, груши, персики, виноград, вишню, а в лесу малину, чернику, ежевику.

Во время гона крайне возбуждены, носятся друг за другом даже днем, всячески стараются дать знать о себе — оставляют повсюду запаховые метки. В этот период нередко можно слышать "брачное пение" самки, готовой к спариванию: зверек свистит и, заслышав отклик партнера, повторяет свой призыв. Драк между самцами обычно не случается, зверьки при столкновении ограничиваются угрозами, ворчанием, стуком зубов; если и кусаются, то не очень серьезно.

Беременность длится 3-4 недели. Перед родами будущая мать тщательно обустраивает гнездо, натаскивая побольше мягкого материала и придирчиво проверяя, нет ли где щелей. Случается, что если почти уже готовое убежище почему-то оказывается забракованным, зверек по соседству начинает всю гнездостроительную кутерьму заново. В течение теплого времени года самка приносит 1-2 помета, в каждом 3-6 детенышей.

Садовая соня — очень заботливая мамаша. Даже ночью, отправляясь на кормежку, она время от времени заглядывает в гнездо, чтобы проведать потомство. Интересно, что и после рождения малышей самка может вдруг взять да и переселиться с детенышами в другое убежище, которое вдруг показалось ей наиболее подходящим. Совсем малышей самка переносит на новое место по одному во рту, подросший выводок переводит "караваном": первый детеныш цепляется зубками за шерсть матери у основания ее хвоста, последующие — за впереди идущими (на память приходит, что и выводок землероек нередко так же путешествует...).

Врагов у садовой сони немного: за этим проворным зверьком не всякий четвероногий хищник угонится. В лесу за ней охотятся совы, а в садах и домах — кошки и серые крысы-пасюки. Человек к ней достаточно безразличен, если только зверек держится подальше от садов, виноградников и кладовых. Поселяясь в них, садовая соня становится мало приятным вредителем, погрызающим и портящим много продуктов.

Орешниковая соня (MUSCARDINUS AVELLANARIUS)

Это самая мелкая из наших сонь: длина тела до 9 см, хвост немного короче, вес до 40 г. Голова с тупой мордочкой, небольшими ушками и очень длинными вибрисами. Лапки с удлиненными пальцами, причем первые пальцы, как обычно бывает у древолазов, противопоставлены остальным и без когтя. Эту соню легко узнать по равномерной охристо-рыжей окраске всего тела (низ лишь чуть светлее), отсутствию лицевой маски и "расчеса" на хвосте.

Распространена орешниковая соня, или мушловка, в широколиственных и смешанно-широколиственных лесах Европы и частично Малой Азии, как на равнинах, так и в нижнем-среднем поясах гор на высоте до 2000 метров. В России эту соню можно встретить в южных и центральных районах Европейской части, в лесах с густым подлеском из кустарника и подроста лиственных пород. Мушловка весьма неприметна, ее редко слышно и тем более видно в лесу. Однако там, где развешены дуплянки для привлечения воробьиных птиц, зверек порой занимает до трети этих искусственных убежищ, что свидетельствует о многочисленности этой сони-невелички.

Орешниковые сони в высшей степени оседлы, за всю жизнь уходят едва ли дальше чем на 100-200 метров от родного гнезда. Территории обитания зверьков и выводков обычно не перекрываются, на каждой имеется по несколько убежищ. На своих участках мушловки живут одиночно или семейными группами. Они не столь агрессивны, как другие представители семейства, нередко по несколько особей забираются в одно убежище. Две самки не только мирно уживаются, но и, бывает, приносят потомство в одной дуплянке. А когда детеныши подрастают, к семейству иногда присоединяются и самцы.

Летние убежища мушловок — это дупла и дуплянки, а также наружные гнезда на высоте до полутора метров. Они никогда не выживают, и тем более не поедает, мелких птиц из дуплянок, чтобы занять их под свое собственное жилье. Эта соня искусно строит шаровидные гнезда из сухих листьев, травы, мха. Если зверек поселяется в закрытой полости, гнездо чаще всего получается рыхлым. Но наружное гнездо, особенно прилаженное на концевых ветвях, — чудо мастерства, мало чем уступает висящему гнезду синицы-ремеза. Сначала соня собирает нечто вроде каркаса из крупных листьев, растущих на соседние ветки, а затем оплетает сооружение листьями и травинками, а внутрь натаскивает мягкий мох, иногда пух — получается многослойное гнездо-шар диаметром 8-10 сантиметров. На все про все уходит два дня, но на этом строительные заботы не кончаются: колебания веток нарушает целостность конструкции и зверек постоянно подправляет ее, добавляет новых листьев, подтыкает торчащие былинки. Если гнездом владеет семейная пара, то самка обычно проявляет больше занимается домом, а самец чаще отдыхает поблизости. Зимовочные убежища мушловки, как и других сонь, — неглубокие подземные норки, утепленные травяной ветошью и листьями.

С наступлением сумерек зверек высовывает мордочку из отверстия убежища, осматриваясь и быстро шевеля вибрисами. Затем соня вылезает на соседнюю ветку и начинает заниматься туалетом — приводит в порядку шерстку, вылизывает лапки, и лишь после этого отправляется на кормежку. У каждого зверька свои излюбленные маршруты, по которым он быстро пробегает к местам кормежки, не задерживаясь. Уходя, ночной грызун оставляет вход в гнездо открытым, а по возвращении заботливо затыкает его изнутри травяной пробкой. При испуге мушловка исчезает в ближайшем убежище, в переплетении веток или просто бурым комочком сваливается на землю и скрывается в рыхлом опаде.

Орешниковая соня кажется на редкость молчаливой; однако специальные исследования обнаружили у нее богатый ультразвуковой репертуар. Эти крохотные зверьки тоскливо свистят, когда остаются в одиночестве, тихонько стрекочут умиротворенно при хорошем настроении, пронзительно визжат или резко стрекочут при угрозе или испуге. Примечательно, что зверьки испускают почти все эти разнообразные звуки через ноздри, рот же остается закрытым, поэтому и кажется, что они молчат. Иногда голос сони переходит из ултразвукового в "нормальный" (для человека) диапазон и воспринимаится как едва слышный очень высокий скрип.

Питается мушловка почти исключительно растительной пищей. Весной она поедает почки, молодые побеги и листочки деревьев, кустарников, трав. Летом основу рациона составляют разнообразные семена и ягоды, осенью — плоды широколиственных пород деревьев. В это время сони сильно жиреют и чуть ли не удваивают свой вес. Насекомых и других беспозвоночных они поедают очень мало, да и то преимущественно весной, когда не хватает растительных кормов.

Так же мирно у этих сонь протекает и гон. Пары образуются лишь на 2-3 недели, а потом распадаются, самцы иногда присоединяются к семейству лишь для совместной зимовки. Детеныши развиваются довольно медленно, но подвижными становятся рано: в недельном возрасте уже могут висеть на ветках, зацепившись коготками, а в двухнедельном, чуть покрытые коротким пушком и еще слепые, быстро бегают и даже пробуют подпрыгивать. Через три недели, когда открываются глаза, маленькие мушловки становятся очень резвыми: потревоженные в гнезде в отсутствие матери, они тут же выскакивают и прячутся неподалеку, сбившись в кучу и чуть попискивая. На слышный только ей призыв прибегает мать и, если все спокойно, перетаскивает потомство поодиночке обратно в гнездо. На кормежку вместе с самкой детеныши начинают выходить в месячном возрасте, двигаясь гуськом и точно повторяя все ее движения; точно так же живая "цепочка " и возвращается в гнездо. Семья, если детеныши родились поздно, нередко не рассыпается, зверьки уходят в зимнюю спячку в одном подземном убежище.

Соня-полчок (MYOXUS GLIS)

В противоположность орешниковой соне, полчок — самая крупная из современных сонь (несколько миллионов лет назад были сони и покрупнее, размером с кошку). Отчасти она напоминает небольшую белку, к роду белок этого зверька и отнесли, когда в конце XVIII столетия давали его первое научное описание.

Впрочем, грызуна хорошо знали жители Европы задолго до этого достопамятного события, но с совершенно иной точки зрения — не научной, а гастрономический: в кулинарных рецептах античного мира мясо полчка упоминалось как деликатесное. Отголоски этого можно найти и в некоторых современных (например, английском, венгерском) названиях полчка, которые переводятся как "съедобная соня".

Длина тела этого очень красивого и подвижного зверька 13-19 см, хвост немного короче, вес до 180 г. Несмотря на довольно крупные размеры, по общему складу это типичная соня, а похожей на белку ее делает очень пушистые туловище и хвост с "расчесом" на две стороны. Строение лап как у заядлого древолаза: пальцы длинны и подвижны, на ступнях и кончиках пальцев крупные подушечки, чтобы легче было обхватывать тонкие ветки. Спина и бока буровато-серые, лицевая маска выражена очень слабо, так что на мордочке выделяются черные глаза, очень выразительные. У старых особей кончики остевых волос становятся серебристыми, что придает шерсти очень нарядный, даже торжественный вид.

Полчок населяет широколиственные и смешанно-широколиственные леса, как равнинные, так и горные, в Европе (включая многие острова Средиземного моря) и на Кавказе; в средние века его завезли в Англию. В России он встречается в лесостепном Черноземье между Доном и Волгой, но больше всего его на Северном Кавказе.

На распространении этого зверька сказывается не столько его особая теплолюбивость, сколько привязанность к определенной пище. Полчок предпочитает густые буковые и дубово-грабовые леса, фруктарники, кроны которых образуют сплошной полог, с богатым подростом и ягодниками. Часто эта соня селится рядом с фруктовыми садами и виноградниками, оливковыми рощами. Нередок полчок и у жилья человека, куда он частенько наведывается за кормом или чтобы устроить убежище. В Европе его даже выпускают, наравне с белкой, в городских парках как декоративное животное.

На участке обитания зверьки осваивают несколько убежищ, как временных, так и постоянных. Временные часто бывают без подстилки, сони их с легкостью оставляют и перебираются в другие. Постоянные убежища, особенно выводковые, заботливо обустраиваются — соня-полчок любит жить с комфортом. Жилища полчка обычно коллективные: семья зверьков долго держится вместе и на день предпочитает устраиваться вместе. В гнезде сони спят тесной кучей, в которой не разберешь, где чьи хвосты и лапы.

Полчки очень разборчивы в выборе жилищ. Это чаще всего дупла деревьев на высоте 4-5 метров, желательно с несколькими входными отверстиями, хорошо укрытые от постороннего глаза ветками и листвой. В заповедниках и парковых хозяйствах, где развешивают дуплянки для привлечения птиц, полчки охотно занимают эти искусственные убежища. Если не хватает дуплистых деревьев, зверьки в развилках ветвей строят открытые гнезда диаметром 15-20 сантиметров: стенки из сухих веточек, внутри выстилка из мха, травы, шерсти.

К новоселью в дупле или дуплянке полчок натаскивает материал для подстилки. Настоящих гнезд в таких скрытых убежищах он не делает, довольствуется вполне "птичьей" конструкцией в форме чаши. Если убежище уже занято какой-нибудь птицей, полчок, ничуть тем не смущаясь, наваливает веточки и листья прямо поверх гнезда, даже если оно с яйцами или птенцами — и мало какая птица может дать отпор столь нахальному и притом достаточно крупному агрессору.

Полчки — великолепные древолазы, очень подвижны. Выбравшись вечером из дневного убежища и совершив традиционный обряд умывания и вылизывания меха, зверьки начинают свою ночь с того, что гоняются друг за другом по веткам без всяких явных целей, просто для разминки. Они не только ловко бегают по стволам или толстым веткам, но и совершают головокружительные прыжки сверху вниз на 5-7 метров, с поразительной точностью приземляясь в кромешной тьме на какую-нибудь торчащую ветку. Когда полчки активны, они почти все время звучат: из гущи ветвей то и дело раздается чириканье, свист, пофыркивание, какое-то покашливание.

Зимняя спячка длится у полчка несколько дольше, чем у других сонь, — в общей сложности около 8 месяцев, хотя в южных частях ареала зверьки могут пробуждаться при кратковременном потеплении. Первыми скрываются в зимние убежища самцы, затем самки, последними — сеголетки: им нужно больше времени, чтобы за короткий период своей послегнездовой жизни набрать достаточно жира. Выходят из спячки они в той же последовательности, причем довольно поздно, во второй половине апреля — начале мая, когда прекращаются ночные заморозки.

Основу питания полчка составляют разнообразные плоды и сочные зеленые части растений. Весной это в основном листва деревьев и оставшиеся с прошлого года желуди и орехи, которых зверьки разыскивают в траве. В пищу идут также нежные почки и пускающиеся в рост, полные витаминов побеги и проростки бука, ивы. В это время полчок поневоле становится "хищником", пополняя свои утраченные за зиму жировые запасы за счет насекомых; в другие сезоны он животной пищи почти не ест. Когда созревают сочные плоды, грызун целиком переключается на них. Осенью в лесах основу рациона составляют созревающие желуди, орехи лещины и бука, а в сельских районах полчок — непременный посетитель виноградников. В конце лета эта соня с удовольствием ест листья

Есть у полчка вкусы и гастрономические странности. Так, в винограде он считает самой вкусной частью не мякоть, а семечки. Поэтому после его визита вся земля под лозой бывает усеяна погрызенными и брошенными виноградинами. Да и в яблоневом саду этот привереда не столько съест, сколько попортит: надкусит одно, другое, третье яблоко, прежде чем остановит свой выбор на самом спелом. То, что зверьку под силу, он оттаскивает в укромное место и съедает там, за лето в такой "столовой" накапливается большое количество пищевых отходов. Крупный плод он ест на месте: отгрызает черенок, яблоко или груша падает на землю, добытчик спускается по стволу и уплетает за обе щеки, постепенно погружая мордочку в сладкую мякоть. После еды полчок долго вылизывается, обмывая лапки, мордочку и грудку, запачканные соком.

Гон наступает сразу после выхода самок из спячки и протекает весьма бурно: сопровождается драками, беготней, активным мечением территории. В это время от полчка часто можно услышать своеобразный резкий свист и "пение", трели которого порой длятся без перерыва 8-10 минут. Самка сначала встречает самца агрессивно, беспрестанно ворчит. Однако через несколько часов между партнерами устанавливается полное согласие, они начинают бегать взапуски, устраивать своеобразные "круговые танцы", спят в одном дупле. По завершении брачных игр самец покидает самку, а та готовит гнездо к появлению детенышей и приблизительно через месяц рождает 5-6 полчат.

Самка полчка — очень заботливая, самоотверженная мать. Если попытаться взять из гнезда детенышей, она громко стрекочет, скрежещет зубами, делает выпады и пытается вырвать детеныша прямо из рук. Сами полчата, еще слепые и голые, в отсутствие самки тоже пытаются защищаться весьма своеобразно: они все вместе начинают стрекотать как взрослый рассерженные полчков, словно имитируя его присутствие в гнезде. К концу второй недели самка начинает изо рта подкармливать детенышей мякотью ягод, хотя молочное кормление продолжается до месячного возраста. К концу третьей недели, когда у полчат открываются глаза, они уже вовсю бегают по веткам и стволам, бесстрашно прыгают чуть ли не с метровой высоты, при малейшей опасности рассыпаются в гуще листвы.

Несмотря на обилие хищников, которые могли бы охотиться на полчков (куницы, дикий кот, совы), эти грызуны редко попадают им в когти — слишком проворны. Человек для него представляет бóльшую угрозу, особенно в местах, где соня-полчок вредит плодовым садам и виноградникам: земледельцы не любят полчка и всячески стараются от него избавиться. Что до гастрономических качеств его мяса, то сегодня они привлекают лишь редких любителей древних рецептов.

СЕМЕЙСТВО МЫШОВКОВЫЕ (SMINTHIDAE)

В этом семействе мелких длиннохвостых грызунов, отдаленных родственников тушканчиков, до 14 близких видов (9-10 в фауне России). Интересно, что многие из них — настоящие "двойники", настолько похожие, что об их существовании ученые узнали буквально в самые последние годы. Они, как правило, замещают друг друга географически, их ареалы не налегают один на другой, а лишь соприкасаются границами.

Внешне мышовки больше всего похожи на небольших мышей, на что отчасти указывает их название: длина тела у них 5-9 см, хвоста — 6-11 см, вес от 6 до 14 г. Задние лапки заметно длиннее передних, первые пальцы на них противопоставляются прочим. Тонкий хвост, покрытый короткими редкими волосами, отчасти "хватательный". Эти особенности строения — приспособление к лазанию по тонким веточкам и по стеблям трав. Голова с заостренной мордочкой и не очень крупными глазами, ушные раковины срощены у основания в небольшую трубку. Спина буровато-палевая, у некоторых видов с резко обозначенной темной полоской вдоль хребта.

Общий ареал семейства охватывает равнинные и горные (до 3500 метров над уровнем моря) лиственные и смешанные леса, лесостепи и отчасти степи, альпийские луга умеренного пояса Евразии от Атлантического побережья Европы до Тихоокеанского Азии. На территории России мышовки встречаются в лесах средней полосы Европейской части и на Северном Кавказе, в лесостепной и степной зонах от Волго-Донского междуречья через Южный Урал и юг Западной Сибири до Алтайских гор, Саян и Прибайкалья; в Приамурье мышовок нет, но один вид обитает в лесах Приморского края и на Сахалине.

Деятельны мышовки обычно в ночное время, но в прохладную погоду, когда ночью холодно, покидают норы в поисках пищи днем. Все холодное время года они проводят в спячке: они не только зимой погружаются в анабиоз на целых 8 месяцев, но даже летом при температуре ниже +10° зверьки прячутся по убежищам и оцепенивают в характерной "позе спячки".

Степная мышовка (Sicista subtilis)

Эта мышовка отличается полосами на спине. Вдоль ее средней линии от затылка до хвоста тянется темная полоска, по бокам от нее проходят узкие светлые полосы, а они, в свою очередь, окаймлены снаружи еще парой размытых темных полос.

Степная мышовка обитает в равнинныхе и предгорных степях и отчасти полупустынях на обширной территории от Центральной Европы на западе до Прибайкалья на востоке. В Восточной Европе вдоль южной границы очерченной областираспространена темная мышовка (Sicista severtzovi) — вид-"двойник" степной.

Оба эти вида предпочитают участки открытой степи с густой травой, а также сельскохозяйственные угодья — поля, сенокосы, выгоны, залежные земли. Среди лесной растительности их не найти. Поселяются зверьки в норах, вырытых полевками, более приспособленными к копанию земли. В спячку они впадают уже в сентябре, а просыпаются в начале апреля, так что в южных степях активный период жизни длится всего около 5 месяцев, а на севере и того меньше.

У степных мышовок, как и у всех сородичей, хорошо развиты слух и зрение: зверек незамедлительно реагирует на малейшие шорохи бегущего муравья, отдаленное жужжание летящего жука. Они очень любопытны: обследуют всякий новый предмет, попавший к ним в клетку, тщательно осматривают и обнюхивают пучки травы, нижнюю поверхность листвы, где может спрятаться желанная добыча. Вместе с тем, мышовки очень осторожны и при малейшем признаке опасности скрываются в ближайшей норе. При поимке, вопреки распространенному мнению, зверьки особой кротости не выказывают а всячески изворачиваются и стараются укусить. Между собой они особо не конфликтуют, но если в небольшую клетку посадить незнакомых между собой мышовок, возня и писк не прекращаются несколько часов, пока зверьки посмелее не возьмут верх над более робкими и не установится устойчивая иерархия.

Степная мышовка — существо главным образом животноядное, даром что относится к грызунам. Чаще всего этот небольшой зверек поедает жужелиц, хрущей и их личинок, гусениц некоторых бабочек, кузнечиков. В растительном рационе на первом месте стоят цветки и семена травянистых растений, за которыми ловко лазает по стеблям. Из всех кормов, животных или растительных, мышовка предпочитает те, в которых больше жира. Поэтому, например, она с удовольствием грызет семечки подсолнуха, очищенные от шелухи, а сочные ягоды земляники надкусывает только тогда, когда хочет утолить жажду.

Во время гона мышовки очень активны, самцы беспрестанно ищут самок по оставленным ими на земле и на траве особым запаховым меткам. Встретив партнершу, ухажер приходит в сильное возбуждение: шерстка на спине у него начинает подергиваться, хвост победоносно задирается вверх, раздается своеобразная скрипучая "песенка". Хотя каждая самочка приносит потомство только один раз за лето, гон продолжается все теплое время года: сначала в нем участвуют взрослые перезимовавшие мышовки, в конце сезона — некоторые из сеголеток, родившихся в начале лета и успевших созреть. В выводке чаще всего бывает 6-7 детенышей, весят они чуть больше грамма при длине тела около 2 сантиметров.

У степной мышовки, как у всякого мелкого грызуна, очень много врагов. Ее ловят все наземные куньи (ласка, горностай, хорьки), корсаки, часто она попадает в когти сов и таких дневных хищных птиц, как пустельга и степной лунь.

Лесная мышовка (Sicista betulina) — один из типичных представителей семейства мышовковых. От степной ее отличает единственная темная продольная полоса вдоль спины. Ареал самый широкий в семействе: значительная часть лесной зоны Европы и северной Азии, а по ее окраинам лесотундра, лесостепные районы юга Сибири. На юге Русской равнины и в Предкавказье лесную мышовку географически замещает ее "двойник" — южная мышовка (Sicista strandi). Чаще всего эти зверьки поселяются в лиственных лесах с богатой травяной растительностью, захламленных валежником и старыми пнями. За границы леса мышовка проникает по долинам рек, поросшим кустарниками и разреженными молодыми лесами. Убежища лесной звершуки многочисленные естественные полости под корнями и лежащими деревьями, которых предостаточно в старом лесу. Иногда она поселяется в высоком трухлявом пне, устраивая в сгнившей полости на высоте полтора-два метра нечто вроде гнезда. Эти мышовки очень ловко лазают по самым тоненьким веточкам, при испуге удирают на задних лапках длинными (до 40 сантиметров) прыжками. Зверьки всеядны, охотно поедают зеленые части растений и ягоды, небольших насекомых и их личинок, дождевых червей. За короткий период летней активности зверьки успевают принести только 1 выводок, в котором чаще всего бывает 5-6 детенышей.

Кавказская мышовка (Sicista caucasica) вместе с 2-3 близкими видами-"двойниками", открытыми всего несколько лет назад, распространена на северном макросклоне Кавказских гор. Спина у нее однотонная рыже-охристая, без всяких полос, поэтому эту и похожих на нее мышовок часто называют "одноцветными". Населяет она средний пояс гор на высотах от 1400 до 2000 метров, живет на высокотравных полянах среди леса или по опушкам, на альпийских и субальпийских лугах, в поймах речек с отдельными куртинами кустарников и деревьев.

Алтайская мышовка (Sicista napaea) и ее "двойник" — серая мышовка (Sicista pseudonapaea) — распространены на Алтае от предгорных лесостепей и редкостойных хвойных лесов на высоте 400-1000 метров до субальпийских лугов на высоте 2200 метров. Это также "одноцветные" мышовки: они столь похожи, что ученые различают их только по строению хромосом. Чаще всего они встречаются по западинам и склонам речных долин, поросших кустарником. Передвигаются обычно медленными короткими прыжками на задних лапках. Когда кормятся на открытых луговинах, оставляют после себя небольшие покопки. Размножаются раз в год в июне-июле, в помете 4-5 детенышей.

Длиннохвостая мышовка (Sicista caudata) — один из самых редких видов семейства, "одноцветная", отличается относительно очень длинным хвостом (вдвое превышает длину тела). Эта мышовка распространена на востоке Азиатского континента — в Северо-Восточном Китае и Приморье, на о. Сахалин. Она населяет низкогорные (до 1200 метров) широколиственные и смешанно-широколиственные леса. Гнезда, сделанные из травяной ветоши, находили в трухлявых пнях. На зиму зверьки впадают в спячку, причем в осеннее время, усиленно питаясь желудями и другим калорийным кормом, сильно жиреют.

СЕМЕЙСТВО ТУШКАНЧИКОВыЕ (DIPODIDAE)

Эволюция этих своеобразных небольших грызунов была связана с приспособлением к обитанию в пустынях. Жаркий сухой климат и разреженный растительный покров привели к выработке особых способов борьбы с потерями влаги (многие обитатели пустыньспособны обходиться без воды), спасения от преследователей (быстрый бег или, наоборот, затаивание). 

Характерный внешний облик тушканчика определяется сочетанием небольшого тельца, очень длинных задних и укороченных передних ног, длинного хвоста. Все это — приспособление к быстрому передвижению на задних конечностях, чаще всего огромными для таких мелких зверьков прыжками (лишь немногие тушканчики "семенят", а не прыгают). Хвост на быстром бегу колышется вверх-вниз в противофазе с прыжками и служит отличным балансиром. Такой специфический тип локомоции называется "бипедальным", он вообще характерен для небольших млекопитающих — обитателей открытых пространств.

Ноги тушканчиков не просто длинные, но и устроены по-особому. Кости плюсны (наша стопа) у этих грызунов срощены в одну кость, называемую, как и у птиц, цевкой. Опорой у большинства тушканчиков служат только кончики трех средних пальцев — зверьки прыгают, словно балерины, на "пуантах". Боковые пальцы (наши большой и мизинец) редуцированы, причем у одних (пятипалые тушканчики) сохранены в виде зачатков, а у других (трехпалые тушканчики) исчезли совсем. Мышцы, приводящие в движение задние ноги, развиты очень сильно, из-за чего задняя часть тела у этих прыгунов значительно массивнее передней.

Что касается передних ног, то они очень короткие, во время бега прижаты к груди и почти не видны. Их основное назначение — рытье, о чем свидетельствуют очень длинные и острые когти. Ими тушканчики копают норы, вырывают из-под земли коренья и луковицы растений.

Глаза у тушканчиков, активных в темное время суток, не только очень велики, что, впрочем, характерно для многих ночных животных. У этих пустынных обитателей они расположены ближе к макушке, так что зверек может смотреть не только перед собой, но и чуть-чуть назад, даже не поворачивая головы.

Уши у пятипалых тушканчиков очень велики (достигают трети длины тела), в основании срощены в трубку и очень подвижны, совсем как и у зайцев. Но это не значит, что трехпалые тушканчики, у которых уши короткие (даже короче, чем у мышей) слышат плохо: просто у них увеличен внутренний отдел слухового анализатора — костный слуховой пузырь, который у пятипалых тушканчиков невелик.

Это соотношение размеров ушей и слуховых пузырей связано с тем, что разные тушканчики по-разному реагируют на приближение врага. Длинноухие зверьки — быстрые бегуны и, заслышав подозрительный шум, удирают что есть сил. Поэтому для них важно установить, откуда этот шум приходит, и устремиться в противоположную сторону. Уши как раз и являются "локаторами", точно определяющими положение источника опасности. Короткоухие тушканчики не так быстры, полагаются не столько на ноги, сколько на то, чтобы остаться незамеченными. При первом признаке опасности они бросаются к близ расположенным укрытиям или даже просто затаиваются на месте. Для них важно как можно раньше услышать шум, а направление не столь принципиально. Для этого и служит крупный слуховой пузырь — крайне чуткий детектор звуков.

Представители семейства тушканчиковых обитают в засушливых областях так называемого Сахаро-Гобийского пустынного пояса, охватывающего север Африки и всю Юго-Западную, Среднюю и Центральную Азию, Казахстан и частично юго-восток Европы. Эти грызуны держатся на открытых равнинах, а если встречаются в горных районах, то только на плоских плато. Одни живут в песчаных пустынях, другие — в плотногрунтовых (глинистых или щебнистых). Все тушканчики роют несложные норы. На зиму они погружаются в спячку, которая у обитателей особо суровых центрально-азиатских пустынь может длиться 6-7 месяцев.

Питаются тушканчики в основном семенами и зелеными частями травянистых растений, в трудные времена также различными беспозвоночными. Размножаются эти грызуны 1-3 раза в год, детеныши родятся совершенно беспомощными, слепыми, голыми, развиваются очень долго: например, глаза у них открываются только на третьей неделе жизни. Однако раннее послегнездовое развитие протекает быстрее: родившиеся весной зверьки осенью того же года уже могут размножаться.

Большой тушканчик (ALLACTAGA MAJOR)

Это самый крупный из тушканчиков: длина тела достигает 22 см, вес — почти полкилограмма. Его очень мощные задние ноги с длинной цевкой, опорные пальцы оторочены гребенкой жестких волос, боковые пальцы при движении никогда не достают до земли. Голова с короткой тупой мордочкой, зато уши очень велики — около трети длины тела, отсюда его народное прозвище земляной заяц. Длинные тонкие резцы, сильно выдаются концами вперед — это особое приспособление для рытью нор в твердом, как камень, грунте. Длинный хвост на конце со своеобразной уплощенной горизонтально кисточкой из удлиненных волос — так называемое "знамя". В передней части оно черное, концевая часть чисто белая. При быстром беге такой хвост просто незаменим.

Шерсть очень мягкая и шелковистая, сверху "песчаная" с буроватыми пестринами, снизу чисто белый. Бедро прочерчивает поперечная белесая полоска, характерная для многих пустынных грызунов, которые прыгают на задних лапках.

Большой тушканчик, пожалуй, самый "непустынный" из всех длинноногих обитателей засушливых областей. Он — обитатель лесостепей, степей и полупустынь Восточной Европы, юга Западной Сибири и Казахстана. По сухим долам и пустошам, появившимся на месте сведенного "строевого леса", он проник на север до Поочья в Центральной России, Среднего Урала, а в сибирских краях вместе с остепненными участками даже в южные пределы таежной зоны. Помогают ему расселяться на север и сельскохозяйственные поля да проселочные дороги, обочины которых этот тушканчик нередко обживает.

На юге ареала, где земляной заяц встречается с другими тушканчиками, теснее связанными с настоящими пустынями, он выбирает места, где растительность погуще. Напротив, на севере, в степной и тем более лесостепной зонах зверек селится в местах с наиболее разреженной растительностью, имеющей "полупустынный" характер. По-видимому, решающее значение для него имеет возможность использовать основной прием ухода от преследования — стремительный бег, который просто невозможен среди деревьев и кустов.

И действительно, земляной заяц "оправдывает" свое название не только длинными ушами, но и быстрым бегом. Со скоростью 40-50 километров в час он способен бежать до 2 километров, делая прыжки длиной 2,5-3 метра. Зверек всегда бежит не по прямой, а зигзагами, при этом хвост служит не только балансиром, но отчасти и средством "дезинформации" для преследующего хищника. Когда зверек при резко меняет направление, хвостовое "знамя" на отмашке отлетает в другую сторону, преследователь бросается за белой маячащей в темноте точкой... — бегун получает дополнительный шанс скрыться.

Земляной заяц, как и все пятипалые тушканчики, — хороший землекоп, на его индивидуальном участке обычно бывает несколько постоянных и временных нор. Основное орудие землеройного труда — тонкие и острые резцы. В достаточно мягком грунте зверек просто откусывает комочки земли, широко раскрыв рот, причем губы смыкаются за работающими резцами, чтобы земля не попадала в рот. В плотном такыре, который и лопата не берет, тактика борьбы с трудностями иная: нижня челюсть работает как отбойный молоток, с большой быстротой двигаясь взад-вперед и ударяя резцами в грунт. Во время такой работы отчетливо слышен ритмичный звук, действительно похожий на приглушенный грохот отбойного молотка (если учесть крохотные размеры инструмента). Он прекращается лишь на то время, когда зверек переворачивается и выталкивает накопивший рыхлый грунт носом и грудью подальше от входа в нору.

Об эффективности и скорости работы земляных зайцев можно судить по такому случаю. Однажды двух привезенных из экспедиции тушканчиков, за неимением другого места, пришлось поместить дома между двумя оконными рамами. Ночью почти непрерывно был слышен тот самый звук работающего миниатюрного "отбойного молоточка", но этому не придали особого значения. Каково же было удивление хозяев, когда на утро между окнами зверьков не оказалось: они пробили в кирпичной стене нору глубиной около полуметра и преспокойно устроились  в ней спать.

В природе постоянная нора большого тушканчика достигает 3-4 метров длины, в ней на разной глубине зверек делает гнездовые камеры, где выводит детенышей и зимует. Временные норы не столь глубоки и без камер. В отличие от многих других тушканчиков, земляной заяц почти никогда не закрывает вход земляной "пробкой". Благодаря этому сложилось своеобразное содружества этого крупного тушканчика и небольшой пустынной птички чекана, который в глубине норы устраивает себе гнездо.

Большой тушканчик — существо вполне всеядное. Он с одинаковой охотой грызет и семена, и зеленые части растений — главным образом разнообразных злаков и полыней, длинными острыми когтями на передник лапках выкапывает луковицы дикого лука и тюльпанов, корневища. Весной зверьки частенько посещают только что засеянные бахчи и выкапывают семена арбузов, тыкв, дынь — появляющиеся позже всходы их не привлекают.

Этот тушканчик к зиме сильно жиреет, в спячку впадает, когда наступают постоянные ночные заморозки. Длится зимнее оцепенение с октября по март, сразу после пробуждения начинается гон. Самка в конце апреля — начале мая рождает 3-4 детенышей, кормит их молоком не меньше месяца, в июне молодые переходят к самостоятельной жизни.

Тушканчик-прыгун (Allactaga sibirica) — еще один крупный пятипалый тушканчик нашей фауны: длина тела до 17 см, хвоста до 23 см. Для него характерны несколько вытянутая голова и жесткая "щетка" удлиненных волос на нижней поверхности опорных пальцев задних лап.

Распространение у прыгуна весьма своеобразное. Основная часть ареала охватывает Казахстан, Северо-Восточный Китай, Тибет и Монголию. Несколько изолированных популяций существует в Тянь-Шане на высоте 3500 метров, где этот тушканчик населяет высокогорные плато-"сырты". Из Монголии область обитания заходит отдельными языками на территорию России —в Чуйскую степь на Алтае, в Туву и юго-восточное Забайкалье.

Тушканчик-прыгун весьма неприхотлив в выборе и местообитаний, и пищи. Ему подходят плотногрунтовые пустыни, опустыненные степи, высокогорные плато со степной растительность, на севере ареала он проникает в равнинные степи, а местами даже в лесостепные участки. Ест прыгун зелень и семена трав, луковицы и корневища, в большом количестве поедает и насекомых — муравьев, жуков, кузнечиков, гусениц бабочек.

Прыгун недаром носит свое имя. Это один из самых быстрых тушканчиков, по скорости ничуть не уступает более крупному большому тушканчику, а по маневренности даже превосходит его. При опасности он никогда не затаивается и не ищет убежища, а целиков полагается на свои ноги. Бег его с частыми резкими поворотами, "ориентировочными" прыжками вверх, время от времени зверек останавливается, вытягивается "столбиком" и осматривается, чтобы тут же сорваться с места и нестись дальше.

Малый тушканчик (Allactaga elater)

По общему облику и размерам малый тушканчик —уменьшенная копия большого, незря эту невеличку нередко называют земляным зайчиком. У него длина тела до 12 см, хвоста — до 17 см, вес тела до 60 г. Весьма характерна укороченная мордочка с хорошо выраженным "пятачком". На задних ногах "щетки" нет.

Этот небольшой тушканчик населяет плотногрунтовые пустыни и полупустыни Прикаспия, Казахстана, Средней Азии, Иранского нагорья. На территории России он встречается в равнинном Дагестане и на севере Прикаспийской низменности. Земляной зайчик — самый обычный и многочисленный грызун в пустынях, из-за своей нетребовательности к местам обитания проникает в самые разные участки. Раньше других тушканчиков он начал осваивать обсыхающее побережье Каспийского моря, которое за последние несколько десятилетий отступило от своих старых берегов на многие километры.

Живет малый тушканчик в норах простого строения: очевидно, в местах с таким плотным грунтом сложные убежища сооружать тяжело. Роет свою нору этот тушканчик так же, как и его сородичи, "вибрационным" способом: сначала ударяет в плотный грунт с большой скоростью нижними резцами, а когда образуется щельи, запускает в нее длинные передние когти и отковыривает кусочек глины. Если удается отвалить крупный ком, зверек выкатывает его из норы передними лапками, пятясь назад. Основной выход расположен на гладких, лишенных растительности площадках или под прикрытием кустиков, иногда замаскирован щебенкой. Выбираясь вечером на поиски пищи и укрываясь на день, зверек аккуратно закрывает входное отверстие земляной "пробкой", так что снаружи оно практически не заметно. Поэтому его убежище можно найти только по свежим следам, еще не сглаженным ветром.

От гнездовой камеры летней норы, выстланной сухими стебельками трав и расположенной на глубине около полуметра, вверх ведет отдельный тупиковый ход, не доведенный до поверхности на 1-2 сантиметра. Это запасной выход для экстренных ситуаций: если тушканчик, сидящий в норе, чем-то испуган — например, хищник выследил его убежище и начал раскапывать основной ход, зверек выскакивает через запасной, пробивая головой тонкий слой земли, и тут же стремительно уносится прочь.

Удирая от преследования, земляной зайчик развивает скорость до 20 километров в час и делает просто гигантские для такого мелкого создания прыжки длиной до 2 метров. Когда требуют обстоятельства, это в высшей степени сухопутное создание не останавливается даже перед небольшими водными преградами. Однажды преследуемый малый тушканчик с разбегу бросился в арык и, синхронно работая задними лапами словно продолжая бежать, быстро переплыл на другой берег и был таков.

Активный период жизни у земляного зайчика длится дольше, чем у других тушканчиков. Он уходит в спячку лишь при наступлении постоянных заморозков и пробуждается уже в начале марта. Для зимовки он углубляет летнюю нору, расширяет гнездовую камеру и натаскивает туда побольше травяной ветоши. На севере ареала эти зверьки спят 3-4 месяца, а на юге в теплые зимы бодрствуют круглый год.

В поисках пищи малому тушканчику приходиться совершать ночные путешествия порой до нескольких сот метров, потому что в местах его обитания корм рассредоточен на значительных площадях. Основу его рациона составляют семена травянистых растений, главным образом различных "эфемеров" — растений, которые успевают вырасти, отцвести и отплодоносить за короткую весну, когда буро-желтая пустыня становится зеленой. В это время малые тушканчики нередко добавляют к семенному корму зелень. Животная пища его мало привлекает: если дорогу перебежит чернотелка, зверек, конечно, схватит ее, но сам активной охотой на насекомых не увлекается.

Размножаются эти зайчики дважды в год — весной и осенью, в осеннем размножении, кроме старых самок, участвуют и молодые, родившиеся весной. В каждом выводке обычно 3-6 детенышей. В трехнедельном возрасте они еще слепые, хотя и одеты в ювенильный шерстный покров. К самостоятельной жизни тушканята переходят в месячном возрасте. Продолжительность жизни в природе не более 2,5 лет.

Еще одного мелкого пятипалого тушканчика зовут тарбаганчик (Pygeretmus pumilio). По размерам он сходен с земляным зайчиком, но у него заметно короче уши, хвост, задние лапки. Ареал тарбаганчика охватывает полупустыни и пустыни Северного Прикаспия, Казахстана и равнин Средней Азии, на восток доходит до пустыни Гоби.

Этот тушканчик не столь быстр, как малый, и при опасности не удирает, а бросается к ближайшему убежищу или распластывается и притаивается прямо на месте. Поэтому на своем участке обитания зверек вырывает несколько неглубоких защитных нор. Они без гнездовой камеры и, что примечательно, с более широким входом, нежели постоянное убежище. В такую норку тарбаганчик может без задержки заскочить "сходу", тогда как во входное отверстие гнездовой норы он буквально протискивается, вытягивая назад длинные лапки.

В отличие от большинства других пятипалых тушканчиков, основу питания тарбаганчика составляют не семена, а зеленые части растений — листья и стебли некоторых злаков, сочные веточки солянки, весной побеги и луковицы некоторых растений-"эфемеров". Только осенью, набирая жир перед зимней спячкой, он усиленно налегает на более питательный семенной корм.

Зимняя спячка длится недолго, часто прерывается при оттепелях. На территории Европейской части России у тарбаганчика за лето бывает два приплода, летом и осенью, причем во втором участвуют и самки, родившиеся весной. В выводке обычно 3-5 детенышей, при рождении они весят 4-5 г. В природе продолжительность жизни этих небольших тушканчиков — 2-2,5 года.

Пятипалый тушканчик-карлик (CARDIOCRANIUS PARADOXUS)

Это крошечное, размером с домовую мышь, создание больше всего похоже на мягкую пушистую игрушку-шарик., Почти скрытые в мехе крохотные ушки, небольшие черные глаза, укороченная мордочка, почти незаметные снаружи передние лапки и длинные, с широкой ступней задние, волочащийся по земле хвост, имеющий форму вытянутого веретена, — все это запоминается с первого взгляда.

Столь странное обличие объясняется тем, что почти половина длины туловища тушканчика-карлика приходится на огромную голову. В свою очередь, почти половина головы — это огромные слуховые капсулы. Из-за того, что капсулы сильно выдаются назад и мешают свободно крутить головой, шейные позвонки срощены за ненадобностью — редкий случай среди млекопитающих (нечто похожее еще у некоторых усатых китов). Как видно из названия, у этого тушканчика на задних ногах по 5 пальцев; но, в отличие от настоящих пятипалых тушканчиков (вроде большого или прыгуна), боковые пальцы почти не уменьшены, тоже являются опорными. Своеобразная форма хвоста обусловлена тем, что осенью в нем откладывается толстый слой подкожного жира — запас на зиму. Меховой покров длинный, окраска зверька типично "пустынная".

Этот тушканчик-карлик — обитатель пустынь Центральной Азии. Основная часть его ареала в пустыне Гоби; небольшой изолированный участок имеется на востоке Казахстана. В России он встречается только на юге Тувы. Живут зверьки на предгорных щебнистых равнинах с редкими низкорослыми подушкоообразными кустиками биюргуна, куртинками ковыля и дерновинками полыни. Солнце там столь горячее, что камни покрываются так называемым "пустынным загаром" — сверху становятся темно-коричневыми.

Этот крохотный тушканчик довольствуется совсем небольшим участком обитания в несколько сот метров. Он роет норы трех основных типов — выводковые, постоянные летние и зимовочные; кроме того, бывают еще и временные летние. Добрая половина активной жизни тушканчика-карлика уходит на обустройство многочисленных жилищ. Маленький зверек роет нору в плотном грунте, без преувеличения можно сказать, всеми частями тела. Основная нагрузка приходится на резцы, которыми тушканчик вгрызается в иссушенную землю, и когти передних лапок. После того, как нарыто достаточно земли, зверек резкими движениями задних лап отбрасывает разрыхленный грунт из-под себя назад. При обработке стенок и потолка подземного жилища из-за малой подвижности головы зверьку приходится ложится то на бок, то на спину. На особо трудных участках он изо всех сил упирается в стенки не только лапками, но даже хвостом, прижимая его к земле и повторяя им все неровности грунта. Тяжелая работа быстро утомляет крохотного грызуна, он частенько отдыхает, распластавшись на брюхе или даже на спине возле норы.

Тушканчики-карлики активны в самое темное время суток. Перед уходом зверек энергичными движениями задних лапок забрасывается вход в норку землей и вдобавок утрамбовывает кучку носом — конспирация достигается полная. В поисках корма он передвигается мелкими прыжками длиной 3-4 сантиметра, при быстром беге расстояние между следами задних лапок увеличивается до 15 сантиметров. При встрече с себе подобными ни особого дружелюбия, ни враждебности тушканчики не проявляют: несколько демонстрационных поз и подпрыгиваний — и зверьки разбегаются в стороны. В случае опасности зверек замирает на месте или бросается под ближайший кустик, чтобы слиться с фоном. Пасется карлик 4-6 часов, затем возвращается в норку и засыпает, да так крепко, что температура его тела понижается до 24° и зверек очень вяло реагирует на прикосновения.

Зимняя спячка у этих тушканчиков очень продолжительна, длится с августа по апрель. Это и понятно: ведь они живут в условиях резко континентального климата с холодной длительной зимой. Первыми исчезают в зимовочных норах взрослые зверьки, последними — сеголетки. К началу спячки из-за накопленных жировых запасов вес тушканчика чуть ли не удваивается.

Основу питания зверька составляют семена злаков, главным образом ковыля. Они собирают их главным образом на земле, однако могут забираться и на невысокие кусты. Пищевая специализация этих грызунов столь глубока, что в клетке они наотрез отказываются от насекомых и совершенно не пьют воду.

Размножаются эти тушканчики-крохи раз в год — больше просто не получается из-за слишком короткого периода активности. В выводке бывает обычно 3-4 детеныша. Продолжительность жизни в неволе — 3 года.

Мохноногий тушканчик (DIPUS SAGITTA)

Этот типичный представитель трехпалых тушканчиков, которые по некоторым чертам специализации к обитанию в пустынях превзошли пятипалых. В частности, у них полностью исчезли нефункциональные и потому бесполезные боковые пальцы на задних конечностях, остались только три опорных. Среди них больше обитателей песков, поэтому нижняя поверхность опорных пальцев у многих покрыта жесткой "щеточкой" удлиненных волос. Спокойно сидящему зверьку они не дают "утонуть" в рыхлом песке, а быстро бегущему пробуксовывать. У трехпалых тушканчиков, сходно с карликовыми, в той или иной степени срощены шейные позвонки. Наконец, у них иная, нежели у пятипалых, специализация органа слуха: увеличена слуховая капсула, а не ушная раковина.

Мохноногий тушканчик, у которого все эти особенности выражены достаточно отчетливо, — зверек средних для семейства размеров: длина тела 9-12 см, хвоста 14-17 см, вес до 100 г. Хвост с хорошо развитым концевым "знаменем". "Щетка" на пальцах задних ног хорошо развита, ушки короткие. Окраска верха тела "пустынная", с преобладанием песчаных и рыжеватых тонов, брюшко белое, поперек бедра идет неширокая белая "перевязь".

Обитает мохноногий тушканчик в песчаных пустынях от северного Прикаспия на западе до Монголии и Тувы на востоке. Его ареал охватывает почти весь Казахстан и равнинную Среднюю Азию, в Центральной Азии поднимается на высокогорные плато до 3000 метров, на севере с небольшими массивами песков проникает в так называемые "ленточные боры» Западной Сибири. Таким образом, этот тушканчик географически весьма разносторонен, главное для него наличие обширных песчаных массивов.

В этих песках мохноногий тушканчик роет достаточно сложные летние гнездовые норы, общая протяженность подземных ходов достигает 5-7 метров, иногда бывает более 10. Кроме главного хода, ведущего к гнездовой камере, в норе несколько отнорков и запасных вылазов. В камере тушканчик делает гнездо из пожухлой травы, корешков, очесов овечьей шерсти, другого мягкого материала: однажды довелось увидеть, как хлопотливый зверек полночи курсировал между своей норой и пастушьей юртой, стоявшей метрах в сорока, выдирая из кошмы кусочки войлока. Летние временные норы, как это всегда бывает, устроены проще — в толщу песка под тупым, почти прямым углом ведет единственный ход. Зимние норы также без отнорков, но глубокие: гнездовая камера расположена до 2 метров под землей. Уходя в спячку, зверек забивает ход в нору длинной земляной пробкой.

В отличие от пятипалых тушканчиков, трехпалые (и в их числе мохноногий) роют не резцами, а передними лапками с длинными острыми когтями. Зубы идут в ход, только если попадается плотный слой грунта или нужно перегрызть корешок. Нарытый песок он отбрасывает далеко назад резкими движениями сильных задних ног, так что перед входом в нору мохноногого тушканчика почти всегда бывает характерный выброс почвы.

Мохноногий тушканчик — "вегетарианец", питается почти исключительно стеблями, листьями и семенами травянистых растений. Только весной он в значительных количествах поедает мелких беспозвоночных: жуков, ночных бабочек, различных личинок.

Характер у мохноногого тушканчика прескверный. Если пойманных зверьков посадить в общий садок, между ними тотчас разгорается серьезная битва, из которой драчуны выходят облитые кровью. Даже долго живущий в клетке с другими, более мирными, грызунами, мохноногий тушканчик при приближении соседей начинает сердито ворчать, фырчит, подскакивает вверх, крутится в стороны — в общем, всячески выражает свое недовольство.

Размножаются эти тушканчики весной и осенью. Беременность длится около месяца, столько же самка выкармливает детенышей (их обычно в помете 3-5). Молодые почти весь первый месяц жизни проводят в норе и на поверхности появляются почти полностью развитыми, готовыми к самостоятельной жизни. Первую неделю юные тушканята ходят на прогулки вместе с матерью: скачут за ней цепочкой, то отставая, то подтягиваясь. Если самка находит что-то съедобное, все утыкаются носами в одну точку, хвостики торчат наружу — получается такая своеобразная фигура "звездочка". Когда начинает светать и пора возвращаться, самка чуть ли не насильно загоняет резвящихся детенышей в нору, причем далеко не всегда ей удается это сделать с первой попытки. Самка столь ревнива печется о сохранении своего потомства, что, обнаружив у выводковой норы след злейших врагов — полоза или удавчика, она переводит семейство в другое убежище, подальше от первого.

Емуранчик (Stylodipus telum) — близкий родственник мохноногого тушканчика, сходен с ним размерами и окраской тела, довольно крупной головой и короткими ушками. Внешне он отличается отсутствием двуцветного "знамени": концевая треть хвоста покрыта довольно длинными волосами дымчатого цвета. Нет у емуранчика и "гребенки" удлиненных волос на пальцах задних ног.

Ареал этого тушканчика простирается от низовий Днепра через полупустыни и пустыни Казахстана до пустыни Гоби, где живет другой, близкий вид емуранчика. Наш емуранчик не отличается привязанностью к определенному биотопу: его можно обнаружить в песках, в щебнисто-глинистых пустынях и полупустынях, в ковыльных степях, а на севере Казахстана — даже в сосняках, растущих на песчаной почве. И все же предпочитает он плотногрунтовые пустыни (поэтому ему и не нужны волосяные "гребенки" на пальцах).

Постоянные норы емуранчика устроены довольно сложно, с большим количеством ходов и гнездовых камер; временные норы — слепо оканчивающиеся простые ходы длиной до 2 метров. Пищей служат главным образом стебли и листья травянистых растений, особенно любит он лебеду, молочай, некоторые злаки; с большим удовольствием ест листья и побеги саксаула. Спячка длится 4-5 месяцев. Размножаются емуранчики раз в год.

СЕМЕЙСТВО СЛЕПЫШовыЕ (SPALACIDAE)

В высшей степени специализированные грызуны, имеющие отдаленное родство с хомяками и мышами, но приспособленные к жизни под землей и рытью сложных разветвленных нор. Пожалуй, среди грызунов не сыскать другой группы со столь глубокими адаптациями к подземному образу жизни.

Тело слепыша — это настоящий "землеройный снаряд": вальковатой формы, на коротких ножках, без шейного перехвата, голова клиновидная, без выступающих ушных раковин и без глаз — вместо них по бокам головы проходит по уплотненному кожистому валику. Когти на куцых и слабых лапках короткие, потому что слепыши роют главным образом зубами. В связи с этим у них развилось уникальное анатомическое приспособление — "ложный" челюстной сустав в дополнение к основному, позволяющий выдвигать нижнюю челюсть далеко вперед и разрыхлять землю очень широкими долотообразными резцами. При этом губы смыкаются за резцами и полностью изолируют их от ротовой полости. Из органов чувств у слепышей хорошо развито только осязание: пищу они чуют, лишь уткнувшись в нее короткими вибрисами на губах. Весьма примечательно сильное развитие вибрис по всему телу: постоянно касаясь стен норы, они "сигналят" зверьку о том, что он находится в убежище и, занчит, в безопасности. Отсутствие сигнала означает для слепого землекопа, что он не в норе и что нужно искать укрытие.

Семейство слепышовых включает около 10 видов: их точное число не установлено из-за значительной изменчивости некоторых важных признаков, по которым обычно различают виды грызунов. В фауне России представлены 2 вида.

 Слепыши распространены на степных и полупустынных пространствах Балкан, Центральной и Юго-Восточной Европы (до северного Прикаспия), Юго-Западной Азии и на крайнем северо-востоке Африки. По горным остепненным склонам они поднимаются до субальпийских лугов. Норы уходят на глубину до 3-4 метров, общая протяженность пересекающихся ходов до 200 метров. Зверьки активны круглый год. Питаются главным образом подземными частями растений.

Обыкновенный слепыш (SPALAX MICROPHTHALMUS)

Это действительно самый обычный и широко распространенный из всех слепышей. Длина тела у него до 29 см, вес до 300 г, хвост ненамного длиннее ступни. Мех, как у всех обитателей подземелий, короткий, густой, со слабо развитыми остевыми волосами. Окраска тела с преобладанием серых и бурых тонов, равномерная по всему телу; боковые валики на голове белесые.

Обыкновенный слепыш — характерный обитатель равнинных степей и лесостепей Юго-Восточной Европы между Доном и Волгой, на юге своего ареала достигает предгорий Кавказского хребта. Он селится по склонам балок и другим понижениям, часто живет на посевах многолетних трав, бахчах и огородах, в садах, иногда вдоль обочин дорог проникает даже в села и лесопосадки. Не встретить слепыша лишь там, где высоко стоят грунтовые воды, грозящие затопить подземные ходы; мало его и в местах с песчаными почвами, где своды нор быстро обсыхают и обрушиваются, на суглинках, в которых рытье нор дается с большими усилиями.

Нора обыкновенного слепыша очень сложна разветвленная, многоярусная. Она состоит из поверхностных (на глубине 10-30 сантиметров) кормовых ходов и более глубоких жилых галерей с 1-2 гнездовыми камерми, многочисленными кладовыми и "уборными" — небольшими отнорками, которые зверьки по мере заполнения затыкают земляными пробками. Верхний и нижний ярусы ходов соединены вертикальными тоннелями; похожие тоннели ведут от кормовых ходов к поверхности и служат для выталкивания нарытой земли. Гнездовая камера диаметром 25-30 см заполнена обычно стеблями и листьями злаков, которые зверек затаскивает под землю, ухватившись за корень.

После того, как слепыш буквально вгрызется в землю на несколько сантиметров, он отбрасывает ее под собой назад передними, а затем задними лапами. Когда наберется грамм 50 рыхлого грунта, зверек проталкивает его в боковой отнорок, а уже оттуда, подцепив землю головой как отвалом бульдозера, выталкивает через вертикальную "шахту" на поверхность. Поле, на котором поселился слепыш, за короткое время покрывается кучами выброшенной земли диаметром 50-60 сантиметров (иногда и до 2 метров), расположенными через 1-2 метра одна от другой.

За полчаса активного рытья слепыш в несколько приемов может вынести из норы до 5 килограмм грунта. Еще больше впечатляют результаты экспериментов по оценке физической силы слепыша: зверек весом всего 300 грамм способен "толкнуть" головой груз весом 3,5-4 килограмм, то есть в 10 и более раз больше собственного веса — куда там нашим штангистам!

Внимательно следит слепыш за состоянием уже прорытых ходов: за сутки зверек пробегает до полутора километров, обследуя свои подземные владения, подправляя их и заделывая образовавшиеся обвалы. При копании глубинных ходов слепыш редко выталкивает грунт на поверхность, чаще вдавливает ее в стенки галерей, тем самым укрепляя их.

На своем индивидуальном участке площадью менее одного гектара каждый зверек роет свою собственную нору, стараясь не заходить на территорию соседей. Только в период гона самцы в поисках самок проникают в их подземные лабиринты, но очень ненадолго. В спячку слепыши не впадают, но их активность зимой снижается: зверьки перемещаются в более глубокие ходы,меньше роют. Об этом можно судить по редко появляющимся свежим выбросам. Как бы в компенсацию, грызуны с особым энтузиазмом начинают рыть весной.

В пищу обыкновенному слепышу идут подземные, наиболее питательные части практически всех травянистых растений — корневища, клубни, луковицы, корнеплоды; на огородах он с охотой ест картофель, морковь, свеклу. Лишь изредка зверек затащит под землю и съест сочный надземный побег и листок травы. Ближе к зиме в глубинных камерах накапливаются небольшие припасы те же корма, которые он ест летом, изредка проросшие желуди. Общий вес припрятанной одним зверьком снеди достигает 8-14 кг.

Гон у слепышей приходится на зимнее время. После приблизительно месячной беременности родятся 2-4 детеныша весом 4-6 г голые и совершенно беспомощные. Через две недели они покрываются редкими, но длинными и шелковистыми ювенильными волосами, которые в месячном возрасте сменяются на взрослый мех. Тогда же молодые слепышата покидают гнездовую камеру, но еще около месяца живут вместе с матерью в ее разветвленной норе и лишь в конце лета начинают расселяться.

Врагов у слепыша, ввиду его малой доступности для наземных хищников, почти нет. Только хорьки способны разрыть ход и проникнуть в подземные сооружения. Сами слепыши своей роющей деятельностью и любовью к культурным посадкам причиняют вред сельскохозяйственным и огородным культурам.

Гигантский слепыш (Spalax giganteus) — самый крупный представитель семейства, длина его тела до 35 см. Он окрашен заметно светлее обыкновенного, с преобладанием серо-палевых тонов, у старых особей голова просто белесого цвета. Этот слепыш распространен в Восточном Прикаспии (Калмыкия, Ставропольский край) и на западе Казахстана (между Уралом и Эмбой). Селится на легких песчаных почвах, его кормовые ходы пролегают на глубине 40-50 см, а жилые — на глубине 2-3 м. Гигантский слепыш редок и поэтому включен в Красную книгу Российской Федерации.

СЕМЕЙСТВО ХОМЯКОвыЕ (CRICETIDAE)

В это обширное семейство, по разнообразию уступающее только близкому семейству мышиных (их нередко объединяют), входит не менее 450 видов, распространенных в Старом и Новом Свете. В основном это жители Западного полушария, в Евразии же встречаются не более 100 видов.

В процессе эволюции в американских тропиках хомяковые выработали такой же широкий спектр приспособлений, как семейство мышиных — в Юго-Восточной Азии: там живут полуводные хомяки-"рыбояды", хомяки-"полевки", хомяки-"землерои", хомяки-"сони", "колючие" хомяки, многочисленные хомяки-"мыши", внешне практически ничем не отличающиеся от наших лесных мышей. Что касается хомяков Евразии, то по пищевой специализации и соответствующим морфологическим особенностям они четко делятся на две группы. Одну составляют собственно хомяки, которых мы здесь рассмотрим, другую — многочисленные полевки, их характеристика будет дана отдельно.

Настоящих хомяков Старого Света насчитывается около 30 видов, половина из которых представлена в фауне России. Это небольшие (длина тела до 35 см, вес до 500 г) грызуны в большинстве своем довольно тяжелого сложения: вальковатое тело, довольно крупная голова с небольшими ушами, короткие лапки и чаще всего короткий, иногда едва видный хвост. Зубы без особых признаков специализации (в отличие, например, от полевок), с бугорчатой поверхностью. Мех у хомяков короткий и густой, окраска обычно неброских серых тонов, хотя некоторые хомяки (например, обыкновенный) очень яркие.

Единственное морфологическое "завоевание" хомяков Евразии, которым мало кто из других грызунов может похвастаться, — так называемые "защечные мешки". Это особые выросты стенок ротовой полости, сильно растяжимые. Стенки мешков очень эластичные, в нерабочем состоянии они сжаты и снаружи ничем себя не выдают. Но когда зверек наполняет их пищей или материалом для гнезда, они растягиваются, да так, что порой заходят даже за плечи, и становятся не только "защечными", но и отчасти "заплечными". Зрелище получается просто уморительное: словно подушки выдаются по бокам головы и передней части туловища, хомяк становится "поперек себя шире". Вместительность этой своеобразной тары достаточно велика: грызун, сам весящий 15-20 г, способен запихнуть в мешки и перетащить в нору 7-10 г зерна, то есть половину своего веса.

Делается это очень просто. Зверек набивает в рот зерен или семечек сколько поместится, а затем языком запихивает добычу в защечный мешок. После того как первая порция "затарена", он нагрызает еще и опять заталкивает в мешок, уже с другой стороны. Потом опять в первый мешок, потом в другой — и так пока сил хватит голову держать с нелегким грузом. После этого зверек семенит в свою нору и там опорожняет мешки, по сути "выжимает" из них провиант, проводя передними лапками по шее и голове. Если не нужно делать запасов, то принесенной порции еды хомяку хватает на целый день. Если же зверек готовится к зиме, то на протяжении всей  "уборочной страды" он будет курсировать между полем и подземной кладовой до тех пор, пока не натаскает несколько килограмм зерна и прочей снеди.

Наши хомяки населяют в основном открытые засушливые пространства степи и полупустыни, реже пустыни, равнинные и высокогорные. Они роют себе не слишком сложные норы, где устраивают гнездовые камеры для размножения и складывают пищевые запасы. Многие из них зимой на некоторое время впадают в спячку.

Обыкновенный хомяк (CRICETUS CRICETUS)

Это самый крупный, самый ярко окрашенный, самый агрессивный, самый "вредоносный" из хомяков нашей фауны — в общем, самый-самый-самый, хоть и назван обыкновенным.

Внешне этого хомяка легко отличить от прочих грызунов. Длина тела у него 20-35 см, вес самцов от 300 до 600 г, самки в четверть легче. Защечные мешки обыкновенный хомяк использует не только для переноски корма, но и как "плавсредство": в воде зверек надувает мешки и смело плывет на них как на спасательном круге.

Окраска очень изменчива, встречаются три основных варианта — преобладающий трехцветный, черный и промежуточный черно-пегий. У трехцветных хомяков спина охристо-бурая, брюшко черное, по бокам три крупных белых пятна. Черные хомяки — это мутанты-меланисты, целиком черные, а черно-пегие выкрашены в черный цвет, но светлые боковые пятна у них такие же, как у трехцветных. Эти варианты окраски имеют довольно простую генетическую природу, так что у самки в одном помете могут быть обнаружены детеныши всех вариантов. Примечательно, что в зависимости от климатических и биотопических условий соотношение этих вариантов меняется. Там, где влажнее, чаще встречаются черные хомяки, а в засушливых безлесных регионах трехцветные.

Обширный ареал обыкновенного хомяка охватывает центральные и южные области Европы, юг Западной Сибири, включая Алтайские горы, и север Казахстана, северо-восток Китая. Зверьки обитают главным образом в открытых пространствах — степях и полупустынях, в меньшей степени в лесостепи. Всюду предпочитает селится на мягких почвах, будь то пойма реки, опушка леса или край поля. В горных районах по остепненным участкам хомяки поднимается до высоты 2200 метров. Они активно осваивают города и поселки, живя на складах, среди полей и огородов, в густо населенных местах в дикой природе почти и не встречаются.

Обыкновенные хомяки живут одиночно, но там, где их много, норы могут быть расположены столь густо, будто это настоящая колония. Входное отверстие диаметром 7-9 сантиметров, возле которого набросана вырытая земля, ведет в вертикальный или наклонный ход на метровую или даже большую глубину. Старая нора обычно с несколькими выходами и камерами, соединенными сетью подземных тоннелей общей протяженностью до 5 метров: одни камеры гнездовые, другие приспособлены под склады. Норы постоянно перестраиваются: одни ходы забиваются, другие прорываются заново.

Эти крупные хомяки ведут достаточно скрытный образ жизни, на поверхности появляются только ночью, при опасности стараются скрыться в норе. Однако если обыкновенный хомяк застигнут вдали от убежища, он смело бросается на преследователя, даже на человека, издавая своеобразные подвывающие звуки, подпрыгивает на удивление высоко для такого увальня, толкается и пытается укусить. Проникая в небольшие города, обыкновенные хомяки успешно конкурируют с завсегдатаями человеческих жилищ — серыми крысами и порой успешно вытесняют их, хотя пасюки — животные не робкого десятка.

Холодное время года обыкновенный хомяк проводит в сонном состоянии. Хотя температура тела у спящего зверька понижается до 5-7°, это не настоящая спячка: хомяки при потеплении пробуждаются и подкрепляются из своих подземных запасов, а иногда, если их недостаточно, даже перебираются по снегу из одной норы в другую. Живя в помещении, эти грызуны активны круглый год.

Хомяк ест главным образом дикорастущие злаки и бобовые, семена сельскохозяйственных культур, в весеннее время зеленую траву. Много он потребляет и животных кормов, особенно по весне, когда свежая зелень еще не наросла, а запасы уже кончились. Он способен разорить наземное гнездо мелкой птички, не упустит случая съесть ящерицу или лягушку, даже мелкого грызуна. Обыкновенный хомяк запасает корм главным образом осенью, когда поспеют зерновые — овес, пшеница, кукуруза, горох. В его клодовых можно обнаружить до пуда отборного зерна, а также корнеплодов; рассказывают, что у самых запасливых зверьков из норы вырывали и по 2-3 пуда провианта.

Период размножения начинается ранней весной и заканчивается поздней осенью, за это время появляются 2-3 выводка; к концу лета к плодящимся взрослым самках добавляются созревшие сеголетки. После трехнедельной беременности родится от 6 до 16 детенышей. В особо больших выводках молодых бывает больше, чем сосков у самки, так что им приходится соревноваться за доступ к молочному питанию. Естественно, далеко не все выдерживают конкуренцию и погибают в самом юном возрасте.

Обыкновенный хомяк — один из основных вредителей сельского хозяйства в средней полосе. Вместе с сусликами он выедает и вытаптывает большие "плешины" на полях зерновых, повреждает посевы сахарной свеклы, моркови, картофеля. Не меньший вред от него и на складах, куда он перебирается ближе к холодам. Кроме того, с этим грызуном распространяется такое опасное для человека заболевание, как туляремия.

Дагестанский хомяк (Mesocricetus raddei) несколько меньше обыкновенного: длина тела до 28 см, хвост не больше задней ступни. Окраска довольно яркая: верх буровато-охристый, горло черное, в области плеч белесые пятна. Этот хомяк — близкий родич всем известного золотистого, или сирийского хомяка — одного из самых привычных обитателей живых уголков.

Ареал этого хомяка невелик, ограничен предгорными и низкогорными сухими степями западного Предкавказья на высотах 1600-2300 метров. Он охотно селится на сельскохозяйственных землях, особенно залежных. Роет норы с 1-3 вертикальными выходами глубиной до метра, причем их строение в горах сложнее, чем на равнине, хотя почва там более каменистая. Спит, в зависимости от длительности снежного периода, от 4 до 6 месяцев в году. Весной и в первую половину лета эти хомяки питаются зелеными частями травянистых растений, на полях выкапывают только что посеянные зерна пшеницы и ячменя, позже переходят на созревшие семена (предпочитая всем бобовые) и корнеплоды. Именно их дагестанские хомяки запасают на зиму в больших количествах, иногда больше пуда. Размножается зверьки очень активно: в горных районах, где теплый сезон короче, обычно бывает 2 помета в год, а на равнине — 3 и даже 4, детенышей в одном выводке до 20.

Серый хомячок (CRICETULUS MIGRATORIUS)

Это типичный представитель группы мелких хомячков: длина тела до 13 см, вес до 60 г. Не в пример близким видам, у серого хомячка размеры сильно варьируют географически: зверьки, обитающие в высокогорьях Памира, в 2-3 раза тяжелее равнинных. Между ними есть и другие различия: так, степные хомячки сверху темно-пепельные, а горные — светло-палевые. Так что не исключено, что под единым названием кроется несколько разных видов. Впрочем, в остальном серый хомячок достаточно единообразен: покрытый белесым пушком хвост около трети длины тела; короткие лапки с короткими волосками по нижней поверхности; небольшие подвижные ушки; короткий, но очень густой и мягкий мех, словно в нем нет остевых волос.

Ареал этого зверька, пожалуй, самый обширный среди хомячьего семейства (если оставить в стороне полевок), охватывает юг Европы, Казахстан и Среднюю Азию, Малую Азию и Иранское нагорье, Синьцзян и юг Монголии. В России область распространения занимает юг Европейской части и Уральских гор. Его местообитания разнообразны — это и лесостепи, где открытые не слишком сырые высокотравные луга чередуются с лесными колками; и предгорные полупустыни с редкой кустарниковой растительностью; и пустынные равнины, как щебнистые, так и песчаные; и горные почти голые плато на высоте около 4300 метров. В некоторых местах серый хомячок, не находя достаточно пищи в природе, поселяется в жилье человека.

Роет землю серый хомячок неохотно, в степных районах предпочитает селиться в подходящих по размерам норах других грызунов, а в горах использует щели между камнями. Летние убежища мелкие и устроены просто, на зиму зверек углубляет нору, на глубине 50-60 см вырывает большую камеру, которую забивает сухой травой и листьями, — это гнездо. Кроме того, отдельное помещение предназначено под склад впрочем, запасы редко превышают 500-600 г. Живя рядом с возделываемыми полями, хомячки по осени переселяются в стога и ометы, где живут по соседству с полевками и мышами.

Серый хомячок не слишком утруждает себя моционом, ночью выходит только для того, чтобы как можно скорее вернуться обратно с пищей в защечных мешках. Во время снегопадов он вообще отсиживается в норе по несколько дней, хотя регулярно расчищает входное отверстие от снежных завалов.

В начале теплого сезона этот грызун поедает в основном молодые проростки и листья, потом переключается главным образом на семена. Зверек достаточно разборчив в выборе еды: так, он оставляет без внимания совсем мелкие, а также покрытые снаружи остью семечки — наверное, их неловко перетаскивать в защечных мешках. При заполнении своих кладовых хомячок внимательно следит за тем, чтобы туда не попали сырые листочки или побеги, которые могут заплесневеть и погубить весь припас. Животные корма служат лишь дополнением к вегетарианскому меню: он в небольших количествах ловит и есть жуков-чернотелок, гусениц некоторых бабочек, слизняков, муравьев.

На севере ареала серый хомячок размножается в теплое время года, принося 2-3 помета, а на юге, где зима мягкая и снег лежит недолго, также и зимой, число выводков за год доходит до 6. Детеныши, как и у всех хомяковых, родятся голыми и слепыми, весят около 2 г. Уже к концу первой недели, еще сося молоко, они начинают пробовать сочный зеленый корм, который приносит им мать. К концу второй недели малыши прозревают и покрываются коротким пушком, в 3-недельном возрасте уже расселяются из родительской норы, а еще через неделю созревают и готовы вступить в размножение.

Барабинский хомячок (Cricetulus barabensis), иногда называемый также даурским, мельче и темнее серого, ушки по наружному краю окаймлены белесыми волосками, вдоль средней линии спины проходит резко обозначенная почти черная полоса. Таковы хомячки, населяющие относительно влажные районы на юге Сибири и в Приморье. А обитатели засушливых регионов Центральной Азии заметно светлее и полоса на спине у них размытая, порой едва заметна.

Этот хомячок населяет степи и луга с хорошо развитой травянистой и кустарниковой растительностью от Западной Сибири на западе до Приморья и Кореи на востоке. Они живут в норах простого строения с единственной гнездовой камерой и небольшим складом.

Зверек довольно медлителен. При опасности он затаивается тут же или убегает под ближайший кустик, при раскапывании норы укрывается в одном из отнорков. Если его тронуть, он опрокидывается на спину и начинает противненько скрипеть — то ли с испугу, то ли желая устрашить.

Пищей ему служат семена диких и культурных травянистых растений. Если хомячок поселяется у возделываемого поля, он всему предпочитает зерна пшеницы, ячменя, овса.

На юге ареала за период летнего размножения взрослая самка успевает принести 4-5 выводков, по 6-8 детенышей в каждом. Несмотря на это, численность даурского хомячка никогда не бывает столь высокой, как у полевок.

У этого грызуна масса врагов — практически все четвероногие и пернатые хищники, обитающие в степи.

Эверсманнов хомячок (Allocricetulus eversmanni) назван в честь Э.Эверсманна, известного российского путешественника и естествоиспытателя, исследовавшего в начале прошлого столетия пустыни у южных пределов нашей страны. Он сходен с серым, отличается более крупными размерами (длина тела до 15 см, вес до 95 г), тяжелым сложением, укороченными ушами и хвостом. Мех короткий и очень густой, зверек словно одет в плюш. Под стать этому окраска — спина равномерная песчано-коричневая с кремовым оттенком, брюшко белое, лишь с небольшим желтоватым "мазком" на горле. Защечные мешки у него очень вместительные: один раз видели, как самка перенесла в них из одного убежища в другое 10 новорожденных!

Ареал этого хомячка охватывает сухие степи и полупустыни между Волгой и Иртышом. Далее на востоке его замещает вид-"двойник" — монгольский хомячок (Allocricetulus curtatus), который распространен в монгольских пустынях и северным краешком ареала захватывает юг Тувы. Поселяются зверьки среди редких кустарниковых зарослей, иногда по опушкам лесопосадок, часто их норы можно видеть по окраинам полей с люцерной и другими зерновыми культурами.

Эти хомячки питаются семенами травянистых растений, в заметных количествах поедают животные корма, иногда превращаясь в настоящих "хищников". Так, попав в нору с молодыми полевками, эверсманнов хомячок загрызает и поедает их; точно так же он обойдется и с ящерицей. За период размножения, начинающийся еще до стаивания снегов, хомячки приносят потомство 3-4 раза, причем во второй половине лета в размножении уже участвуют самки-сеголетки первого помета.

Крысовидный хомячок (Tscherskia triton) легко отличим от других наших видов семейства хомякообразных сочетанием довольно крупных размеров (длина тела до 22 см) с относительно длинным хвостом (около половины длины тела) и с темно-серой окраской тела. Все это и дало основание уподобить его крысе. Распространен этот грызун на северо-востоке Китая, в Корее, в России встречается только на самом юге Приморского края.

Этот не совсем обычный хомячок населяет долины рек и озер, часто встречается на сырых лугах и сельскохозяйственных полях. Придерживается он, однако, не самых низменных участков, а грив, верхней кромки оврагов, гребней речных террас; по дамбам проникает на залитые водой рисовые чеки. Зимой крысовидные хомячки не спят, но все холодное время проводят в подземных убежищах.

Норы этого зверька со сложной системой подземных тоннелей, в которые ведет один основной вертикальный вход и 3-4 запасных, обычно заткнутых земляными пробками. На зиму пробкой затыкается и главный вход. Гнездо расположено на глубине до полутора метров. Кроме основной норы, на индивидуальном участке находится несколько защитных убежищ — вертикальных ходов глубиной около полуметра с незначительным расширением в конце.

Питаются крысовидные хомячки листьями и стеблями травянистых растений, семенами, крупными насекомыми. На зиму зверьки делают запасы (преимущественно семенные) до 10 килограмм. Размножается с апреля по октябрь, за это время самка приносит 2-3 приплода. Численность этого грызуна не бывает высокой, поэтому ущерб от его соседства с сельскохозяйственными угодьями невелик.

Джунгарский хомячок (PHODOPUS SUNGORUS

Любителям держать у себя дома всяческое зверье этот грызун хорошо известен — ведь он один из самых популярных обитателей живых уголков. За миловидную наружность и дружелюбный нрав его ласково называют "джунгарик".

Джунгарский хомячок — самый мелкий из наших хомякообразных: длина тела 7-10 см, вес около 10 г. Короткие лапки покрыты такой густой шерсткой, что пальцы снаружи почти не видны, за это его еще называют мохноногим. как это нередко случается с мелкими зверушками, у джунгарика довольно крупная голова, на которой выделяются большие черные глаза. Хвост же короткий, почти не выдается из густого меха. Окраска довольно пестрая: верх серовато-бурый, темные тона вдоль средней линии спины сгущаются в неширокий "ремень", а ниже тремя "мысами" вдаются в более светлую окраску боков тела; брюшко чисто белое. На зиму шерстка становится гуще и пышнее, окраска становится почти белой, только «ремень» вдоль спины буреет.

Мохноногие хомячки селятся среди целинной степи и на сельскохозяйственных полях. Их собсвтенные норки глубиной до 1 м, чаще всего имеют 1-2 входа; если зверьку повезет и он займет брошенное убежище полевки, бывают и сложнее. Живут эти хомячки одиночно, активны круглый год, но зимой на поверхность выходят редко, причем, чтобы не выхолаживать нору, используется только один лаз, а прочие законопачиваются.

Джунгарский хомячок — типичный "зернояд": питается главным образом семенами растений, реже зелеными побегами и только как исключение — насекомых. Выходя ночью на жировку, зверек первым делом наполняет желудок, а потом набивает защечные мешки, в которые может поместиться 5-8 грамм семян (так что вес хомячка чуть ли не удваивается), и с этим возвращается обратно в нору: одной вылазки хомячку хватает до следующего вечера. Запасы он делает небольшие, холодную зиму ему помогает пережить запас подкожного жира.

Плодиться эти небольшие грызуны способны круглый год не только летом, но и теплыми многоснежными зимами. Молодые зверьки уже в конце первого месяца жизни способны спариваться и приносить потомство, так что по интенсивности размножения джунгарский хомячок ничем не уступает полевкам, известным своей плодовитостью.

Это одно из наиболее распространенных лабораторных животных. Но вот альбиноса из джунгарика, в отличие от крысы, мышей и сирийских хомяков, так и не удалось вывести.

Хомячок Роборовского (Phodopus roborovskii) вместе с джунгарским входит в род мохноногих хомячков, сходен с ним размерами и общим сложением тела. Но окраска очень тонкого и нежного меха совсем другая: спина равномерная песчано-охристая, бока и низ тела чисто белые, почти белой кажется и мордочка из-за белесого поля вокруг крупных черных глаз.

Этот мелкий хомячок назван в честь путешественника В.Роборовского, сопровождавшего Н.М.Пржевальского в его экспедициях по Центральной Азии. Он населяет песчаные пустыни Монголии и Северо-Западного Китая, на территории России встречается только на юге Тувы, куда из монгольской Котловины больших озер вдаются участки песчаных массивов.

Этот хомячок живет главным образом в так называемых закрепленных песках, то есть заросших кустиками травы, под которыми зверьки роют свои простые норы длиной около метра. Там они днем спасаются от летней жары, затыкая вход песчаной пробкой. Селятся зверьки одиночно, агрессивны по отношению к себе подобным. Они склонны к хищничеству, в некоторых местах большую часть рациона составляют насекомые и другие беспозвоночные, бегающие ночами по песку. Когда хомячку попадается крупный кузнечик, зверек бросается на него и убивает укусом в голову, а затем отгрызает жесткие задние ноги и съедает мягкое брюшко. Размножаются обычно дважды в год, в помете 6-8 детенышей. Развиваются хомячки Роборовского так же быстро, как джунгарские: уже в месячном возрасте самки способны принимать участие в размножении.

Алтайский цокор (MYOSPALAX MYOSPALAX)

Цокоры — сильно уклонившаяся боковая ветвь эволюционного древа хомяковых, связанная с приспособлением к сугубо подземному образу жизни. По глубине специализации они во многом уступают слепышам. Так, цокоры иногда выбираются на поверхность земли, поэтому у них, как и у кротов, сохранились зрячие глаза. Роют они не так, как слепыши: те в основном работают зубами, а цокоры главным образом передними конечностями (в чем еще одно сходство их с кротами). Поэтому у них не столь мощный грызущий аппарат, зато когти на передних лапах раза в два длиннее, чем на задних, особенно велики они на средних пальцах.

Алтайский цокор — типичный представитель этой группы. Туловище у него вальковатое, длиной до 27 см, хвост менее четверти длины тела. Голова крупная, с очень маленькими, но все-таки заметными снаружи глазками, а вот вместо ушной раковины только небольшое слуховое отверстие. Передняя часть мордочки покрыта толстой ороговевшей кожей и напоминает отвал бульдозера — специфическое приспособление для раздвигания плотной земли.

Мех у цокора короткий, шелковистый, без остевых волос. Благодаря этому грызун может свободно передвигаться в норах и вперед, и назад. Окраска меха равномерная буровато-песчаная.

Алтайский цокор живет на юге Западной Сибири и в горных районах Алтая. Населяет он луговые степи, горные субальпийские луга на высоте до 2700 метров, хорошо задерненные пески с богатым травостоем, в лесостепи встречается среди разреженной древесной растительности. Повсюду выбирает места с мягким грунтом, в котором легко копать и где изобилуют корневищные и луковичные травянистые растения.

Почти вся жизнь цокора проходит под землей: иногда зверек наполовину высовывается из норы, чтобы сорвать сочный стебель травы, — и тут же обратно. На поверхности появляется лишь подросший молодняк в период расселения. Держатся подземные обитатели одиночно, каждый роет для себя обширнейшую сеть нор диаметром около 10 сантиметров и общей протяженностью до 150 метров. Кормовые ходы, составляющие большую часть этой сети, пролегают под слоем дерна на глубине 20-30 сантиметров. Через каждые 3-5 метров цокор вырывает короткий боковой отнорок и выталкивает головой нарытую землю на поверхность. Получаются "цокоровины" (кротовинами их было бы неправильно называть) расположенные сбоку от основного хода, их высота бывает до полуметра, а диаметр — около метра. Такие большие выбросы живущие по соседству более мелкие алтайские кроты никогда не делают. Любое образовавшееся отьверстие (свод обрушился или продавлен домашней скотины) цокор тут же заделывает нарытой землей: он не терпит свежего воздуха и сквозняков. Зимой, однако, зверьки кормовые ходы прокладывают на поверхности почвы под покровом снега: после весеннего таяния от этой деятельности остаются следы в виде земляных валиков-"колбасок".

В подпочвенном слое, на глубине 1,5-3 метра, проходят жилые норы, к которым от кормовых ходов ведут вертикальные стволы. Здесь цокор устраивает несколько гнездовых камер и помещения для пищевых запасов.

Ест грызун преимущественно подземные питательные части растений — корневища, клубни и корнеплоды, луковицы. Нередко зверьки втягивают через наружные отверстия нор и зеленые надземные побеги, с особым удовольствием это делает подрастающая молодежь. Весной, когда растительных кормов не хватает, цокор иногда поедает дождевых червей. С середины лета зверек начинает делать запасы: вес собранных в одной норе клубней и корневищ может достигать 8 кг. В эти склады зверек наведывается не только зимой, но и ранней весной, когда в пропитанной талыми водами почве копать нет никакой возможности.

Размножаются цокоры раз в году, но брачный период сильно растянут: у одних гон приходится на осень и начало зимы, у других на последние зимние месяцы. Впрочем, детеныши родятся всегда в середине весны, когда стает весь снег и подсохнет почва. В выводке бывает чаще всего 3-5 молодых, редко до 10. Они вырастают к началу лета и покидают родительские норы. Половая зрелось наступает довольно поздно, в возрасте 6-7 месяцев.

Алтайского цокора (равно как и его сородичей) люди преследуют по двум причинам. С одной стороны, его промышляют ради шкурки, которая ценится невысоко, но используется для всяких отделочных работ. С другой стороны, активная роющая деятельность зверька делает его настоящим врагом крестьян: цокор портит покосы, вредит огородам. Поэтому в районах активного сельского хозяйства этого грызуна истребляют всеми доступными средствами.

Даурский цокор (Myospalax aspalax) мельче алтайского (длина тела до 20 см), распространен в Забайкалье, на востоке Монголии и в Манчжурии, придерживается более сухих участков степи и лесостепи. По соседству с ним и далее на восток распространен маньчжурский цокор (Myospalax psilurus). В России он встречается на двух крохотных пятачках пойменных лугов: в юго-восточном Забайкалье и на юге Приморского края. В отличие от даурского, маньчжурский цокор предпочитает несколько увлажненные местообитания. Молодняк этого вида в пору расселения чаще, чем у других цокоров, можно увидеть бегающим по земле в гуще травы. Маньчжурский цокор у нас редок и поэтому внесен в Красную книгу Российской Федерации.

подсемейство полевковыЕ (arvicolinae)

Это одна из самых молодых и процветающих групп мышевидных грызунов. Полевки произошли от хомякообразных Старого Света всего каких-то 7-10 млн. лет назад и очень быстро стали обильными как по количеству видов, так и по общей численности. В настоящее время насчитывается около 100 видов полевок, в том числе в не менее 40 фауне России. Большинство из них — наиболее многочисленные грызуны умеренного пояса в северном полушарии, периоды их массового размножения по справедливости считаются "мышиной напастью".

Иногда в обиходе этих зверьков называют "полевыми мышами", что неверно. Полевая мышь — это грызун из семейства мышиных, о ней речь впереди. А полевки — представители семейства хомяковых, внешне отличаются от мышей главным образом коротким хвостом.

Специфическая адаптивная зона, которую освоили полевки и где у них почти не оказалось конкурентов, — травоядение. Именно оно открыло этим грызунам широкие эволюционные возможности и определило одну из характернейших морфологических особенностей полевок — формирование высокой зубной коронки с острыми выступающими углами (так называемый «призматический тип»). У наиболее прогрессивных представителей подсемейства зубы растут на протяжении всей жизни, благодаря чему жевательная поверхность зубов постоянно обновляется и находится в превосходном рабочем состоянии. Это связано с необходимостью перетирания одетых в очень плотную и твердую кутикулу зеленых частей растений. И если бы не постоянный рост зубов, то зверькам уже через пару месяцев после рождения нечем было бы жевать. Более того, у некоторых полевок между выступающими углами коронки появляются отложения особого  очень твердого вещества так называемого «цемента», также замедляющего скорость стирания зуба.

Внешне полевки довольно однотипны. Это мелкие короткохвостые зверьки с короткими лапками, притупленной мордочкой, небольшими глазами и ушками, чаще всего однотонно окрашенные. Они неприметно живут в траве и кустах, среди камней, прячутся в норах. Впрочем, некоторые представители подсемейства уклоняются от этого типа: одни стали активными землероями, почти не высовывающие носа из сложнейшей системы подземных галерей, другие полуводными, у них появилась плавательная перепонка на лапах.

Рыжая полевка (CLETHRIONOMYS GLAREOLUS)

Это представитель одной из примитивных групп полевок (зубы с еще корнями), которых по предпочитаемым местообитаниям называют лесными. Рыжая полевка довольно мелкая (длина тела до 12 см), но с относительно длинным (около половины длины тела) хвостом, покрытым короткими волосками. Окраска меха довольно темная: спина и бока буровато-ржавые, брюшко серое.

Распространена рыжая полевка по всей Европе и Западной Сибири (на восток до Енисея), южная граница ареала проходит по северным лесным областям Малой Азии, Кавказа и Казахстана. Предпочитает она селиться в светлых, мало захламленных лесах, особенно редкостойных: в одних местах это дубравы или смешанные дубово-липовые рощи, в других — зрелые ельники с примесью той же липы или кедра. Нередка эта полевка и в лесостепных колках, лесозащитных полосах, откуда она совершает набеги на поля. В северных районах зверьки из лесных зарослей переселяются в жилые помещения и склады, скирды и ометы.

Рыжие полевки, как и большинство других мелких грызунов, обитающих в лесу, живут одиночно. Нор они почти не роют, им достаточно толстого слоя опада под деревьями и кустами. Иногда они лишь немного заглубляются в дерновины, чтобы сделать там выводковое гнездо. Зверьки довольно хорошо лазают по деревьям: иногда для выведения потомства самки занимают дуплянки на высоте 7-10 м.

Излюбленные корма этих полевок, как и большей части сородичей, — семена липы, желуди, кедровые орешки, ягоды черники, голубики. Летом зверьки обогащают свой рацион листьями и побегами трав, добывают в лесной подстилке личинок насекомых.

За период размножения с апреля по сентябрь самка приносит 2-3 помета, в каждом по 5-6 детенышей (максимально 10). Как и у большинства других полевок, сеголетки созревают через месяц и сразу же приступают к размножению, успевая до зимы 1-2 раза принести потомство.

Красная полевка (Clethrionomys rutilus) внешне отличается рыжей более пушистым хвостом да более яркой окраской спины. Эта полевка — самый обыкновенный вид во всей таежной зоне и в смешанных лесах северо-востока Европы, Сибири и Северной Америки, из области сплошных лесов проникает в лесотундру и лесостепь. Предпочитает селиться в коренных лесах на водоразделах, на зиму при возможности переселяется в человеческое жилье. Как истинный "сибиряк", красная полевка весьма устойчива к низким температурам: при морозах -40° зверьки не только нормально себя чувствуют под снеговым покровом, но даже совершают короткие перебежки по снегу. Норы эта полевка роет неохотно, в качестве убежищ использует различные пустоты в земле и под корнями, нередко сооружает гнездо из травы, листьев и мха в приземном переплетении ветвей и под валежинами.

Летом в рацион входят преимущественно зеленые части травянистых растений, осенью — лесные ягоды, зимой — мхи и лишайники. Во все сезоны красная полевка понемногу ловит и поедает почвенных беспозвоночных. В северных краях, где зимы суровы и продолжительны, зверьки делают небольшие запасы семян и корневищ. Численность красной полевки, как и других мышевидных грызунов лесной зоны, резко колеблется по годам, причем массовые размножения отмечаются каждые 3-4 года. Эти зверьки — важнейшая кормовая база для всех лесных хищников, в пору высокой численности ими не брезгуют даже волки.

Красно-серая полевка (Clethrionomys rufocanus) крупнее двух предыдущих: длина тела до 13 см, а на тихоокеанских островах нередки зверьки до 20 см. Как явствует из названия, эта полевка двухцветная: на спине четко выраженный красно-бурый "чепрак", а бока темно-серые. Она распространена в таежной зоне сходно с красной полевкой, но охотнее населяет зарастающие гари и вырубки, каменистые россыпи, влажные пойменные луга.

Красно-серая полевка по особенностям биологии не похожа на своих сородичей, явно уклоняется в сторону серых полевок. Селясь на заросших кустарниками луговинах, она роет небольшие норы, ее рацион состоит почти исключительно из зеленых частей растений и корневищ. За период размножения, длящийся 5-6 месяцев, взрослая самка успевает 3-4 раза принести потомство, а осенью в размножение вступают уже и сеголетки первого (весеннего) помета. Поэтому к началу зимы численность этого вида в 8-10 раз превышает весеннюю. Как и красная полевка, красносерая составляет основу рациона многих таежных хищных зверей и птиц, населяющих тайгу.

Плоскочерепная полевка (Alticola strelzowi)

Это вид — представитель группы так называемых скальных, или высокогорных полевок, названных так за то, что излюбленные места их обитания — скальные выходы в горах и в предгорных степях, каменистые россыпи, галечники. Они населяют главным образом горные системы Центральной Азии (Гималаи, Памир, Тибет), поднимаясь до высоты 5000 метров. Скальные полевки родственны лесным, но более специализированные: в частности, у них зубы уже без корней. Их отличает также более приплюснутый череп, что особенно характерно именно для плоскочерепной полевки (отсюда и название видж), — специальное приспособление к обитанию в сильно выветренных скалах с узкими горизонтальными щелями, в которые зверьки протискиваются в поисках убежищ. Кроме того, у скальных полевок очень длинные вибрисы, помогающие им ориентироваться в нагромождениях камней.

Окраска меха на спине у плоскочерепной полевки пепельно-серая с желтоватым оттенком, недлинный довольно пушистый хвост (около трети длины тела) чисто-белый. Из-за того, что голова у этих странных зверьков сильно уплощена, глаза сдвинуты наверх.

Распространены эти полевки в Центральном и Восточном Казахстане, на Алтае и Туве, на крайнем северо-востоке Монголии и Китая. Населяют они каменистые участки в нагорных степях на высотах от 400 до 3000 метров с обилием ниш, небольших пещерок и особенно горизонтальных щелей. Если естественных щелей нет, зверьки выбрасывают из-под валунов землю и камешки, сами создавая пустоты, где они укрываются, строят гнезда, хранят запасы пищи. Благодаря тому, что нагретые дневным солнцем камни в ночное время не сразу отдают тепло, в убежищах полевок температура воздуха довольно постоянна.

Присутствие плоскочерепных полевок, живущих колониями на одном месте сотни лет, легко обнаруживается по результатам строительной деятельности. Зверьки из мелких камешков (весом до 15 грамм) складывают стенки или, скорее, валы протяженностью несколько десятков метров и высотой до метра, закрывая ими доступ к нишам. Строительный материал они собирают близ жилищ и подтаскивают к месту работы в зубах. Цементирующим средством служит смесь мочи с калом.

Плоскочерепная полевка — активный, подвижный зверек. Она ловко прыгает с камня на камень на расстояние до полуметра, в поисках пищи способна забираться на кусты и даже на деревья на высоту до 10 метров. В поисках пищи зверьки летом бегают близ своих убежищ, удаляясь не более чем на 80-100 метров, а осенью их кормовые маршруты удлиняются до 150-200 метров. За многие годы вокруг колонии натаптывается хорошо заметная сеть тропинок, соединяющих жилые щели и места кормежек.

Как и все скальные полевки, эти зверьки делают значительные запасы пищи. Траву они начинают собирать с весны, позже натаскивают в стожки листики и цветы шиповника, а если неподалеку растут куртины лиственицы, зверьки собирают ее хвою и шишечки. К концу осени, когда снег уже не позволяет активно заниматься сбором трав, вес стожков, заготовленных одной семьей, может достигать 5-10 кг.

Запасенные остатки растительности идут не только в пищу, но и на постройку больших гнезд в пустотах между камнями. Кроме травы, строительным материалом служит шерсть различных животных, главным образом овец, которую трудяги натаскивают в большом количестве с окрестных пастбищ.

Гон у этих полевок начинается в конце марта, первый помет самки приносят в мае, второй — в начале июля; впрочем, повторно размножаются не все обитатели колонии. В выводке 6-8 детенышей. Глаза у них открываются на 12-й день, кормление молоком продолжается 16-18 дней. Если осень теплая, сеголетки успевают вступить в размножение, а родившиеся летом размножаются только на следующий год.

Скальные полевки, наряду с пищухами, известны тем, что их помет, накапливаясь столетиями и тысячелетиями в нишах под камнями, со временем превращается в знаменитое лекарственное средство — мумиё.

У тувинской полевки (Alticola tuvinicus) пепельно-бурая спинка, чуть рыжеватые бока и палево-белесое брюшко, хвост около половины длины тела. Распространена она в Хакассии, Туве и прилежащих районах Монголии, по меркам скальных полевок обитает довольно низко — на высотах 400-800 метров. Больше всего ее по краям россыпей и на скальных обнажениях, у основания которых произрастают различные кустарники — шиповник, карагана, крыжовник. По сухим каменистым руслам эти полевки довольно далеко проникают в предгорные степи, где держатся среди "останцов" — отдельно стоящих небольших скал, оставшихся после эрозионного разрушения горных массивов.

Живут тувинские полевки небольшими колониями, нор не роют: убежищами служат пустоты между камнями и щели в скалах. В их рацион входят почти все виды растений, до которой они могут добраться, — травянистые растения, веточки и почки кустарников, в голодное время лишайники.

Как и все ее сородичи, тувинская полевка в теплое время года накапливает запасы подсушенной травы, складывая их в небольшие стожки. В таких стожках иногда набирается до 2,5 кг растительных остатков. При сильном ветре, чтобы уберечь свои припасы от злой стихии, грызуны придавливают собранные кучки травы камешками. К осени зверьки переносят высушенное сено под укрытия и заделывают лазы в щели со своим провиантом камешками, веточками. Эти сооружения зверьки скрепляют мочой и экскрементами, которые на морозе схватываются словно цементный раствор. Все это делается для того, чтобы запасы пищи не достались ни буйному ветру, ни соседям по каменистым россыпям — пищухам.

Большеухая полевка (Alticola macrotis) несколько мельче тувинской, короткохвостая. Ее ареал охватывает гольцовый пояс гор и горную тундру Восточной Сибири (от Алтайских гор до Чукотки). У этих полевок, обитающих в суровых условиях, зимой шерсть очень густая и длинная, нередко почти белая. Последнее особенно характерно для крайнего северо-востока Сибири: тамошние зверьки зимой отчасти напоминают копытного лемминга, за что эту полевку на Чукотке называют лемминговидной.

Селится большеухая полевка на гольцах среди каменистых участков, на покрывающих пологие склоны гор крупнокаменистых осыпях, по галечным днищам речных долин, но не голым, а поросшим кустарником и редким криволесьем. Убежищами чаще всего служат пустоты среди камней и трещины в скалах, но в местах с развитым почвенным слоем зверьки роют норы. Основу рациона этого тундрово—высокогорного вида составляют различные виды лишайников, к которым добавляются зеленые мхи, травянистые растения, а в конце лета также ягоды — брусника, малина.

Прометеева полевка (PROMETHEOMYS SCHAPOSCHNIKOVI)

В этой полевке легко опознать полуподземного жителя: маленькие глаза и уши, почти скрытые в шерсти; длинные когти на пальцах передней конечности и короткий хвост, лишь ненамного длиннее задней ступни; густой короткий мех почти без ворса. Прометеева полевка немного напоминает еще одного землероя из семейства полевковых — слепушонку, но уступает ей по степени приспособленности к рытью нор. Да и роет она по-другому — не резцами, а передними лапами. Поэтому строение губ у этой полевки иное: они не замыкаются позади резцов. Окраска тела равномерная буровато-охристая, нередко встречаются черные зверьки-меланисты.

Своим не совсем обычным названием прометеева полевка обязана древней легенд о Прометее. Восставший против всесилия богов и подаривший людям огонь, он был осужден владыками неба быть вечно прикованным к скале, к нему каждый день прилетал гигантский орел и клевал печень. Местом столь изощренной казни были избраны Кавказские горы — и именно там обитает эта полевка, открытая в начале нашего столетия известным зоологом К.Сатуниным.

Прометеева полевка обитатель горных лугов Главного Кавказского хребта, не встречается ниже 1500 метров. Она предпочитает пологие горные склоны, перевалы и седловины с мощным слоем рыхлой почвы, в которой ей легко рыть свои норы. Таким образом, эта горянка по характеру местообитаний резко отличается от других горых жителей скальных полевок. У нижнего предела своего распространения прометеевы полевки селятся по полянам среди криволесья, по опушкам лесов, на культурных землях — садах и огородах, посевах ячменя и картофеля.

Колония этих полевок живет в нескольких семейных норах, почти полностью изолированных одна от другой. Площадь такой колонии от 200 до 500 квадратных метров, она хорошо заметна благодаря огромному числу выбросов, которые полевка делает, прокапывая поверхностные кормовые ходы. В местах наиболее активной деятельности зверьков эти «кротовины» иногда образуют сплошной вынесенный наверх почвенный слой толщиной 20-25 сантиметров, которым засыпана вся трава.

Центром норы является гнездовая камера — обширная подземная полость, расположенная на глубине до метра, нередко под большим камнем. Часть этой полости занимает шарообразное гнездо из расщепленных стеблей травы, внутри выстланное растительным пухом и шерстью. От него в разные стороны отходят глубинные ходы, иногда расширяющиеся в кладовые или уборные и ведущие в сеть кормовых ходов. Выходных отверстий совсем немного, около десяти на всю колонию, да и то половина из них в ненастную погоду затыкается земляными пробками. В зимнее время, когда луга заваливает снег в метр-два толщиной, над сетью подземных ходов надстраивается еще одна — подснежная, со своими переплетениями, камерами, отнорками и отдушинами.

Хотя прометеевы полевки большую часть жизни проводят под землей, питаются они в теплое время года надземными частями травянистых растений. Срезанные стебли и листья зверьки затаскивают в норы, где сразу же и поедают или оставляют про запас. Размножаются только в бесснежный период, самки успевают принести только 1-2 помета по 3-4 детеныша в каждом.

Эта полевка считается вредителем пастбищ и полей: она не столько поедает, сколько засыпает растения вырытой землей.

Обыкновенная полевка (MICROTUS ARVALIS)

Это типичный представитель группы так называемых серых полевок. Несмотря на свою «обыкновенность», эта полевка несколько лет назад преподнесла специалистам-зоологам пренеприятный "сюрприз": в результате специальных генетических исследований оказалось, что под сходным внешним обликом скрывается несколько разных видов, причем ареалы двух из них широко перекрываются. Сначала в это никто не хотел верить, ведь признание сего казуса влекло за собой фактически дискредитацию всего "полевковедения": изучали-изучали десятилетиями, а не знали даже, что именно. Но потом ученые смирились и теперь пытаются выяснить, чем, кроме тонких цитогенетических признаков, эти виды различаются.

Обыкновенная полевка невелика: длина тела 8-14 см; хвост около трети длины туловища. Окраска тела однотонная серовато-бурая. Ареал охватывает всю Европу, Казахстан, Западную Сибирь на восток до Алтая. Населяет эта полевка пойменные луга, окраины полей, сады и огороды, парки и пустыри в городах, балки и другие достаточно влажные понижения в степных областях, по остепненным склонам гор поднимается до субальпийских лугов на высоте 2000-2500 метров, а по приречным тугайным зарослям проникает в полупустыни.

Все серые полевки селятся колониями, в которых есть основные норы с несколькими выходами и 2-3 гнездовыми камеры, и расположенные вокруг них более простые кормовые и защитные. Гнездо в глубине ходов делается из мелко нарезанной сухой травы, в нем отдыхают члены колонии; в таком же гнезде самка рождает детенышей. Все норы соединены в общую сеть подземными ходами и хорошо натоптанными наземными тропинками, которые зверьки прокладывают под пологом густой травы. При высокой численности отдельные колонии сливаются в общее поселение со многими сотнями входных отверстий площадью в тысячи квадратных метров. После сенокоса, когда лазы и переходы обнажаются, или в период снеготаяния, когда норы залиты водой, полевки переселяются в скирды и стога проделывают в них такую же густую сеть галерей.

В теплое время года обыкновенная полевка питается в основном зелеными частями сочных травянистых растений, осенью и зимой — их подземные частями и семена.

По интенсивности размножения эти полевки — настоящие рекордсмены. Они могут плодиться круглый год, принося до 6-7 пометов, в каждом по 5-6 детенышей. Зимой зверьки размножаются, если лето и осень были богаты кормами и если удается переселиться из летних нор в "зимние квартиры" — скирды, стога, зернохранилища, где их не достанут морозы. Поэтому благоприятные для полевок годы сопровождаются резкими вспышками численности; однако при высокой плотности поселений в колониях грызунов скоро начинаются эпидемии, быстро сводящие число зверьков почти к нулю. Так возникают "волны жизни", в которых подъемы численности чередуются со спадами.

Обыкновенная полевка — серьезный вредитель сельскохозяйственных культур в средней полосе России. Больше всего от нее страдают зерновые культуры на полях и в складах, огородные посадки. В зимнее время грызуны повреждают кору плодовых деревьев и ягодных кустов, отчего те могут погибнуть. Этот вид служит природным резервуаром для таких опасных заболеваний как туляремия, лептоспироз.

Восточноевропейская полевка (Microtus rossiaemeridionalis) — вид-"двойник" обыкновенной полевки, их научились различать буквально несколько лет тому назад. В отличие от большинства других групп видов-"двойников", ареалы у которых только соприкасаются, у этой пары они широко налегают друг на друга в Европе. Более того, в большинстве мест они и живут бок о бок — летом на одних и тех же полях, зимой в одних и тех же скирдах.

Тем не менее, эти два близких вида четко различается особенностями образа жизни. Так, восточноевропейская полевка более сухо- и холодолюбива, в ее рационе преобладают зерновые, а не зеленые корма. Зверьки это вида реже делают пищевые запасы на зиму. Они не очень агрессивны и свободно бегают по всей колонии, заныривая во разные норы.

Монгольская полевка (Microtus mongolicus) — обитательница прибрежных лугов в предгорьях Забайкалья, Алтая, Тувы, Северной Монголии. Численность этой полевки невелика, она образует "пятнистые" поселения, разбросанные среди непригодных для ее обитания сухих водоразделов и поросших лесом горных склонов. Отличается от близких видов медленными темпами размножения.

Пашенная, или темная, полевка (Microtus agrestis) окрашена в темно-бурые тона (за что и получила свое название), распространена по всем лесным и лесостепным областям Европы, в Западной Сибири, на восток доходит до Забайкалья. Типичные местообитания — открытые или заросшие кустарником луга и поля, достаточно влажные, нередко даже заболоченные. По этой причине норы у нее неглубокие, прокладываются под слоем мха или в дерновинах. Под корнями кустов и деревьев, кучами хвороста, там, где повыше, зверьки сплетают из травы шарообразные гнезда. На зиму эти полевки, как и многие ее сородичи, переселяются в стога и ометы, на скотные дворы. Приносят потомство 2-3 раза в год, часть молодых весеннего поколения, если лето теплое, успевают созреть и уже осенью вступить в размножение.

У узкочерепная полевка (Microtus gregalis), как явствует из видового названия, очень узкий череп, как бы сжатый с боков. Правда, снаружи это почти не заметно — голова у нее вполне типичной формы. Это полевка — одна из наиболее короткохвостых (не более четверти длины тела). Окраска спины и боков от светло-охристой до темно-бурой, с характерной штриховатостью от смешения волос с темными и светлыми окончаниями.

Современный ареал узкочерепной полевки состоит из двух обширных участков. Южный охватывает равнинные и горные (до 3500 м) степи Казахстана и юга Западной Сибири, Якутии, Монголии, Киргизии и северо-восточного Китая. Северный участок простирается по тундрам Евразии от Кольского полуострова до Колымы, отдельный фрагмент есть на Аляске. Столь странное распространение, однако, легко объяснимо. Во время последнего ледникового периода эта полевка населяла холодные тундро-степи вдоль южного края ледникового щита. При отступлении ледника ее ареал стал расширяться на север, но затем был разорван вклинившейся таежной зоной как раз на те две половины, которые сохранились по сей день. Причем высокая численность и обширность колонии в степных регионах указывают, что именно здесь, а не в северных тундрах, истинная родина этой полевки. Норы у нее неглубокие, прорытые в дерновом слое почвы, но довольно разветвленные, с несколькими гнездовыми камерами.

Общественная полевка (MICROTUS SOCIALIS)

Небольшая короткохвостая полевка (длина тела до 10 см, хвоста до 2,5 см). Ушки небольшие, покрыты густым коротким волосом. На теле шерсть густая, мягкая, не очень высокая — верный признак того, что зверьки роющие. Окраска тела сверху песчано-серая.

Ареал охватывает равнинные и низкогорные (до 2000 метров) степи и полупустыни Юго-Восточной Европы и Малой Азии, Казахстана, Синьзяня. В России эта полевка обитает преимущественно на открытых засушливых пространствах Предкавказья и Прикаспия; в нижнем поясе гор ее поселения обнаруживаются в редколесье и среди кустарниковых зарослей. В некоторых степных местах это самый многочисленный из мышевидных грызунов.

Общественная полевка селится колониями на достаточно рыхлых, но все-таки плотных и хорошо задерненных почвах, избегая как песчаных, так и каменистых участков. Убежища ее — сложные норы с глубокими и поверхностными ходами и отнорками, несколькими гнездовыми камерами и кладовыми, двумя-тремя десятками выходов среди вынесенных на поверхность невысоких кучек земли. При высокой численности поверхностных ходов бывает столь много, что вся земля оказывает как бы приподнятой. Когда идешь по такой колонии, ноги то и дело проваливаются в подземные галереи. При спаде численности почти вся система нор остается пустой, ходы зарастают паутиной и частично обрушиваются своеобразный полевочий «мертвый город». Но при следующем подъеме "волны жизни" колония опять оживает, вновь заселившие ее зверьки ремонтируют старые ходы и прорывают новые.

Общественные полевки активны в сумерки. Они предпочитают не показываться на поверхности, лишь на самое короткое время выскакивают из подземных ходов, чтобы перебежать из норы в нору или ухватить стебелек травы и тут же нырнуть обратно. Поэтому-то зверьки и роют столько много: хоть и тяжело, но лучше прорыть к месту кормежки лишний подземный ход, чем бегать по поверхности, рискуя попасть в когти или зубы многочисленным хищникам.

Основные кормовые растения общественной полевки — злаки и бобовые. Осенью в пище преобладают семена трав, в том числе и культурных растений, их зверьки не только поедают сразу, но и запасают на зиму (до 3 килограмм в одной семейной норе). При недостатке влаги в засушливые годы они начинают хищничать ловят и поедают различных беспозвоночных.

При высокой численности эта полевка наносит ощутимый вред зерновым культурам, объедая кору деревьев и кустарников на лесопосадках, на пастбищах выедают злаки. Она служит посредником в распространении чумы, лептоспироза, туляремии.

Подземная полевка (Microtus subterraneus)  широко распространена в Западной и Центральной Европе; на территории России встречается на Валдайской возвышенности и дальше на север до Прионежья: этот участок ареала изолирован от основной области распространения вида. В западных областях ареала подземная полевка живет главным образом в широколиственных лесах, а в наших краях — в коренных ельниках.

Название этого вида верно отражает пристрастие зверьков к рытью. Но норы у нее неглубокие, основная часть густо переплетенных кормовых ходов прокладывается в верхнем слое почвы или просто в лесной подстилке. В местах, где этих полевок много, об их присутствии свидетельствуют небольшие, но многочисленные выбросы сыроватой земли, похожие на маленькие кротовины. В зимнее время и весной зверьки поедают главным образом корневища и луковицы травянистых растений, осенью большей частью всевозможные семяна и плоды (в том числе желуди). Численность этого вида на территории России невысокая.

Кустарниковая полевка (Microtus majori) сходна с подземной, населяет горные широколиственные леса и субальпийские луга на Балканах, в Малой Азии, на Кавказе, в пределах России встречается только на юге Краснодарского края. В лесных районах она селится одиночно или семейными группами, роет норы под корнями деревьев и кустарников. На лугах живет колониями в сложном переплетении неглубоких подземных ходов, нередко "окольцовывая" большие кочки злаков. Питается подземными частями травянистых растений и их семенами, на зиму запасает луковицы и корневища.

Полевка-экономка (MICROTUS OECONOMUS)

Средних размеров (длиной тела до 15 см) полевка, окрашенная в темные шоколадно-коричневые и буровато-серые тона. Волосы на конце довольно длинного (около половины длины тела) хвоста чуть удлинены в подобие «кисточки». Область распространения очень широка: почти вся Европа, Сибирь на восток до Прибайкалья; северные области Казахстана, Китая и Монголии; встречается также на Аляске.

Полевка-экономка — обитатель заболоченных лугов в лесной зоне, лесостепи и лесотундре, в горах поднимается до пояса альпийских лугов на высоту до 2500 метров. В северных краях она нередко заселяет складские помещения и жилые постройки. Просто устроенные летние норы обычно расположены в кочках и под приподнятыми основаниями кустарников. В этих возвышениях, порой просто на поверхности земли в переплетениях ветвей, обустраиваются и гнездовые камеры.

Живя неподалеку от воды, эта полевка довольно хорошо плавает и даже ныряет на небольшую глубину. При паводке зверьки без ущерба для здоровья могут переплыть с одного возвышенного места до другого, преодолевая до 100 метров водной преграды. Впрочем, сырость полевка-экономка не терпит и при подтоплении нор талой водой или проливными дождями переселяется туда, где повыше и посуше, нередко на расстояние нескольких километров.

Питаясь летом главным образом сочными надземными побегами прибрежных растений, полевка-экономка на зиму делает запасы (за что, очевидно, и получила свое название). Они бывают особо значительными на севере ареала, где весной с кормами бывают крайне трудно. На юге эти грызуны зимой и весной вполне обходятся корой деревьев, особенно молодых сосен, и кустарников, "кольцуя" их стволы до того, что растения порой погибают.

Полевки-экономки плодятся главным образом в тепле время года с апреля по сентябрь. За это время перезимовавшие самки успевают принести 3-4 помета, а к концу лета к ним присоединяются самки ранних весенних пометов. Колебания численности весьма значительны и определяются главным образом погодными условиями весны, задающими темп летнего размножения.

Полевка Миддендорффа (Microtus middendorffi) — самый "северная" из серых полевок, распространена в арктических и субарктических районах Азии от Урала до Чукотки. Она названа в честь А.Ф.Миддендорффа — известного российского исследователя природы Сибири.

Излюбленные места обитания этой полевки — заболоченные участки тундры, сфагновые болота, сырые кочковатые берега озер. Во время летних паводков, когда текущие с юга реки приносят в тундру высокую воду, зверьки выселяются в более высокие места. Живут они колониями, неглубокие норы роют там, где посуше, гнездовую камеру устраивается в осоковой кочке или в глубине ивового куста над землей. Пищей им служат главным образом осока и пушица, в изобилии произрастающие в сырых местах: летом зверьки поедают листья, а зимой — корневища, выкапывая их из замерзшего грунта или посещая свои захоронки, заботливо собранные летом под слоем мха.

Несмотря на короткое северное лето, полевка Миддендорффа успевает за теплый (по северным меркам) период принести 3 помета. Высокую смертность молодняка из-за сырости и холода эта полевка компенсирует плодовитостью: в выводке обычно бывает 7-8 детенышей. Наряду с леммингами, она обеспечивает пропитание немногих хищников, населяющих тундру, главным образом песца и полярной совы.

Дальневосточная полевка (Microtus fortis) — типичный представитель еще одной группы серых полевок, в которую, кроме нее, входят полевка Максимовича (Microtus maximowiczi) и еще 3-4 вида-"двойника" с "точечными" ареалами, ограниченными небольшими горными котловинами или приозерными долинами. Эти полевки очень крупные, довольно длиннохвостые: длина тела до 18 см, хвоста — до 8 см. Они распространены в Амуро-Уссурийском регионе, населяют речные и озерные поймы и сырые луга в степной зоне и в смешанных лесах, нередки на культурных землях.

Живут эти полевки колониями, характер убежищ зависит от особенностей местности. В сырых местах зверьки устраивают на кочках шаровидные гнезда диаметром 20-30 сантиметров, искусно спрятанные среди травяной ветоши. Протоптанные в понижениях между кочками хорошо заметные тропы связывают между собой убежища и места кормежки. Там, где посуше, полевки роют не очень глубокие разветвленные норы, к зиме прокапывают множество тупичков и несколько камер, часть из них используется под продуктовые склады. Даже поселяясь зимой в скирдах, дальневосточная полевка не только прогрызает ходы в нижнем слое соломы, но и обязательно прокапывает подземные норы.

Пища состоит в основном из надземных частей травянистых растений, а осенью также из различных плодов. Среди колоний этих полевок летом появляются маленькие стожки: это своего рода "столовые", куда зверьки стаскивают срезанные стебельки и листочки, чтобы съесть в более спокойной обстановке. Ближе к холодам полевки начинают стаскивать в норы или прикапывать в определенных местах различные семена, орешки, желуди. Особенно этим отличается полевка Максимовича: семья запасает на зиму до 10 кг пищи: в некоторых ее захоронках бывает до полутора тысяч желудей. Впрочем, далеко не все запасы зверьки успевают утилизировать, некоторые семена прорастают, так что зверьки содействуют распространению некоторых древесных пород — например, монгольского дуба.

Интенсивность размножения дальневосточной полевки весьма высока. С апреля по сентябрь самки приносят 4 приплода, а в годы с теплой зимой, когда зверьки размножаются и под снегом, число пометов достигает 5-6 за год! В каждом выводке бывает чаще всего 6-8 детенышей (максимально — до 13). Они становятся половозрелыми уже в полутаромесячном возрасте и в год своего рождения успевают принести 1-2 выводка. У полевки Максимовича размножение не столь интенсивно, у нее в год бывает только 2-3 помета.

Эти многочисленные, довольно крупные полевки на Дальнем Востоке относятся к числу серьезных вредителей сельского и лесного хозяйства. Кроме того, они участвуют в поддержании природных очагов клещевого энцефалита, различных лихорадок, в некоторых местах — даже чумы.

Гудаурская полевка (CHIONOMYS gud)

Эта довольно крупная (длина тела до 16 см) полевка вместе со своим ближайшим сородичем — полевкой Роберта (Chionomys roberti) — отличается от других наших полевок длинным хвостом (превышает половину длины туловища). Условия их жизни требуют от них умения ориентироваться в сложно организованном "микропрострастве" и большой ловкости, в связи с чем у этих полевок очень длинные вибрисы, а также удлиненные и узкие ступни. Меховой покров у них довольно густой и мягкий, слабо дифференцирован на ость и подшерсток. Обволошение хвоста густое: чешуйки через короткие волосы почти не просматриваются. Окраска верха тела серая или буровато-серая, брюшко светло-серое.

Распространение видов ограничены Кавказскими горами и севером Турции. Они встречаются на скальных участках и каменистых россыпях от подножий до альпийского пояса на высотах 500-3200 метров. При этом гудаурская полевка населяет горные склоны среди лесной и кустарниковой растительности, а полевка Роберта — днища ущелий с горными ручьями, влажные луга с густой травянистой растительностью.

Обитая среди камней, эти полевки мало роют, но зато ловко лазают и прыгают. Убежищами им служат пустоты между валунами, трещины в скалах, ниши под корнями и прижатыми к земле ветками деревьев и кустов. Норы, если и имеются, короткие и простые. Зимой, когда склоны гор покрываются одно-двухметровым слоем снега, зверьки вообще из-под него не вылезают, вся их жизнь проходит между камнями в снеговой толще.

Пищей им служат наземные части травянистых растений и кустарников, мхи, ягоды. Зверьки едят в определенных местах где-нибудь под камнями, там со временем образуются "кормовые столики" из недоеденных остатков. Чтобы сорвать свежие листья, они могут забраться по тонким веткам на кустик высотой до 1,5 метра. Подобно другим грызунам, обитающим среди камней, эти полевки на зиму запасают сухую траву, складывая стожки весом до 5-6 килограмм.

Живя в нижнем поясе гор, зверьки за теплое время года успевают дать 4 помета, а в высокогорьях плодятся лишь 1-2 раза в год. В отличие от других полевок, детенышей в помете немного обычно 3-4, зато гнездовое развитие продолжается довольно долго — около 3 недель.

Снеговая полевка (Chionomys nivalis) — еще один сородич гудаурской полевки, но распространенный значительно шире. Ее ареал охватывает горные области Центральной и Юго-Восточной Европы (Альпы, Карпаты, Балканы), Малой Азии на юг до Палестины, запад Иранского нагорья. В России этот вид встречается только на Северном Кавказе, где живет сходно с гудаурской полевкой.

Полевка Брандта (LASIOPODOMYS BRANDTI)

Зверек назван в честь академика Ф.Ф.Брандта известного зоолога, в прошлом столетии исследовавшего животный мир Сибири. Это средних размеров (длина тела до 15 см) короткохвостые полевки с довольно крупными глазами, укороченной и широкой кистью, вооруженной длинными (почти с палец) когтями. Окраска спины светлая песчано-серая. Населяют равнинные и предгорные открытые пространства (степи и луга) Монголии, Манчжурии и Забайкалья. Эти полевки живут большими колониями,  роют сложные норы длиной до 30 метров, в период высокой численности отдельные поселения сливаются, занятые ими территории тянутся на километры.

Образом жизни брандтовы полевки определенно напоминают сусликов: деятельны днем, постоянно перекликаются между собой характерными цвиркающими свистами, которые в момент опасности становятся особенно резкими и громкими. Питаются они травянистой растительностью: зимой и ранней весной вырывают и поедают корни и корневища, а летом и осенью обгрызают стебли, листья, цветы. К зиме зверьки натаскивают в норы огромные (до 10 кг) запасы сена. Благодаря этому в холодное время года они практически не появляются на поверхности: можно идти десятки километров по девственной снежной целине и не подозревать, что под ногами кипит скрытая жизнь полевочьих колоний.

Плодовитость полевки Брандта очень высокая: в благоприятные годы бывает до 5 выводков с 12-15 детенышами. В благоприятные годы численность резко возрастает, зверьки буквально перепахивают и "выстригают" все луга, лишая корма овечьи отары. Правда, из-за этого для самих полевок вскоре тоже наступают не самые благоприятные времена: из-за голода и эпидемий, обычных при высокой концентрации зверьков, они гибнут массами. Правда, овцам от этого не становится легче. К тому же брандтовы полевки относятся к числу основных распротсранителей чумы в Забайкалье и Монголии. Поэтому для скотоводов Центральной Азии они — настоящий бич.

Китайская полевка (Lasiopodomys mandarinus) несколько мельче брандтовой, темнее окрашена, распространена главным образом в степях Восточной Монголии и Манчжурии, на территории России встречается только на юго-западе Бурятии. Этот вид более сухолюбивый, селится в предгорных каменистых степях, поросших типчаком. Большую часть времени проводит в своих норах, по сложности и протяженности не уступающим тем, что роет полевка Брандта. Питается в основном злаками, зимние запасы подземных частей растений могут достигать 4 килограмм.

Водяная полевка (ARVICOLA TERRESTRIS)

Эту самую крупную (длина тела 20-25 см) и длиннохвостую (более половины длины тела) из аборигенных полевок нередко называют "водяной крысой". Этот грызун — единственный в Старом Свете представитель подсемейства полевковых, который освоил водную среду. Поэтому "водянуха" (так ее кличут зоологи и промысловики), хоть и близкий родственник серых полевок, отличается от них некоторыми особенностями строения, обусловленными полуводноым образом жизни.

Взять те же размеры. В очерке про отряд грызунов было отмечено, что самые крупные представители отряда ведут именно полуводный образ жизни. Это относится и к полевкам, среди которых выделяются размерами водянуха да ондатра, попавшая в наши края из Северной Америки. У водяной полевки, как и у других полуводных зверей, очень густая подпушь, более длинные конечности. И все же по глубине специализации это, конечно, не ондатра! Так, гребная поверхность ее лап увеличена только оторочкой из жестких волос, а плавательной перепонки нет. Да и хвост, хоть и длинный, но типично полевочий — мало мускулистый и едва ли помогает при плавании.

Ареал водяной полевки охватывает лесную зону, степь и отчасти тундру Европы, Западной и Восточной Сибири, Малой Азии и Восточного Казахстана. На равнинах она населяет главным образом высокотравные поймы спокойных рек и озер, густые кустарниковые заросли на заболоченных водоразделах. Этот грызун — отменный "индикатор" загрязнений: его поселения можно обнаружить только у чистых водоемов, засоренных или загрязненных рек и озер он избегает. Но в горах Центральной Европы и Кавказа эта полевка, поднимаясь до 3200 метров, живет на лугах вдали от воды: в таких местах она по образу жизни мало чем отличается от своих сухопутных родичей.

Из-за значительного разнообразия условий, в которых живет водяная полевка, вид дифференцирован на множество локальных форм. Как правило, те зверьки, которые живут в поймах, крупнее, с хорошо развитой оторочкой волос на ступнях, шерсть у них гуще, окраска темно-бурая. Соответственно, сухопутные водянухи, живущие на горных лугах, мелкие, оторочка на лапах почти не развита, волосяной покров обычный для полевок, окраска почти черная. Указанные различия столь разительны, что иногда околоводная и горно-луговая формы водяной полевки рассматриваются как самостоятельные виды.

Поселения "типичной" водяной полевки тянутся узкими лентами вдоль обрывистых берегов, в которых она роет норы. Летом зверьки живут чаще всего одиночно, каждый в своей норе, открывающейся несколькими выходами у самого уреза воды или чуть ниже. Кроме основной норы довольно сложного строения, с несколькими камерами, есть еще небольшие защитные — тупиковые ходы в крутых склонах берегов. Если берега покрыты густым тальником, полевки делают шарообразные гнезда в густом сплетении ветвей. Иногда в качестве убежищ они используют дупла в притопленных деревьях. К наступлению холодов полевки уходят от воды и поселяются в норах, нередко коллективных, на прилежащих лугах, а если поблизости есть жилье человека, то проникают на склады. Многоснежной зимой водянухи не утруждают себя рытьем нор, а просто строят гнезда-шары диаметром 25-30 сантиметров из травы и листьев под кустами и кочками, укрытыми снежным покровом.

Потревоженная в норе полевка уходит под воду, проплывает несколько метров и затаивается в зарослях, выставив на поверхность только нос. Если все спокойно, через 2-3 минуты она ныряет и под водой возвращается в оставленное убежище. На поверхности зверек свободно преодолевает 400-500 метров, под водой же больше 1,5 минут не выдерживает. При настойчивом преследовании полевка быстро плывет, то и дело ныряя и вновь появляясь из воды, но такой темп способна выдержать совсем недолго.

Основу питания составляют растущие по берегам и в воде сочные травянистые растения (тростник, рогоз, стрелолист, разнообразные луговые травы), летом листья и побеги, зимой — корневища. Кроме того, водяная полевка поедает молодые побеги и нежную кору ив, тополя, черемухи. Отгрызенные под водой части растений зверьки поедают на "кормовых столиках" на берегу водоема или на плавнике. В мягком климате склонность к запасанию кормов выражена слабо, но в холодных районах Сибири семья натаскивает в подземные камеры десяток и более килограмм подсушенной травы.

По характеру размножению водянуха — типичная полевка. Если лето благоприятно, перезимовавшие особи могут дать 4-6 приплодов, сеголетки первого помета успевают расплодиться 2-3 раза, до наступления холодов в размножении могут успеть принять участие даже родившиеся летом зверьки. Таким образом, потомство всего одной пары водяных полевок за один сезон размножения может достигать 60-70 особей. Только на востоке ареала, где зимы продолжительные и суровые, интенсивность размножения не столь велика: прошлогодки дают, как правило, не более двух пометов, а сеголетки в год рождения не плодятся вовсе. Каждые 5-6 лет в Казахстане и Западной Сибири отмечаются резкие всплески численности этих грызунов, тогда молодые особи выселяются из обжитых мест: можно наблюдать, как сотни зверьков движущится в одном направлении.

На водяную полевку охотятся четвероногие хищники размером от горностая до волка, а из пернатых — главным образом луни. В годы массовой численности этот грызун представляет опасность как распространитель ряда опасных заболеваний (таких как туляремия), вредит посадкам зерновых и огородных культур. Определенную ценность представляет благодаря густой подпуши шкурка водяной полевки. Раньше водянуху добывали в больших количествах, но в настоящее время ее промысел полностью вытеснен ондатровым.

Ондатра (ONDATRA ZIBETHICUS)

Этот хомякообразный грызун, приспособленный к полуводному образу жизни, — самый крупный среди полевок. Длина тела ондатры до 36 см, вес до 1,5 кг. У нее приплюснутая голова с высоко посаженными глазами (она может осматриваться, едва высунувшись из воды), удлиненные ступни с плавательной перепонкой и оторочкой из щетинстых волос по краям. Голый мускулистый хвост, треугольный в сечении, почти достигает длины тела, служит "рулем" при плавании. Губы обрастают резцы, так что зверек грызет под водой совершенно свободно, без риска захлебнуться. Шерсть с густой подпушью и длинной блестящей остью, окраска спины от светлой рыжевато-коричневой до черно-бурой. В паховой области расположены железы, выделяющие мускусный секрет (поэтому ондатру иногда называют "мускусной крысой").

Естественный ареал ондатры охватывает почти весь Североамериканский континент, кроме крайнего севера и тропиков. В начале нашего столетия ее неоднократно выпускали с целью «обогащения фауны» во многих местах на территории СССР, где она успешно прижилась и стала расселяться сама. В настоящее время ондатра распространена так же широко, как и водяная полевка, живет практически в тех же водоемах. Более того, устойчивых популяций образовались в бассейне Амура, где водянухи нет.

Ондатра, тесно связанная с водой, избегает мелких речек и озер, верховых болот, которые промерзают зимой. Лучше всего она чувствует себя в небольших пойменных озерах и старицах с богатой береговой растительностью. Если берега крутые, зверьки роют довольно сложные норы с несколькими подводными выходами. Гнездовая камера расположена выше уровня воды, заботливо выстлана сухой травой. В водоемах с низкими топкими берегами ондатра на кочке или куче плавника строит "хатку" наподобие бобровой из остатков камыша, рогоза, сухой травы. Это убежище бывает высотой до 1,5 метров, диаметр основания до 3 метров, внутри с одной или несколькими камерами. В таких хатках ондатры и потомство выводят, и зимуют всей семьей. Впрочем, когда воду сковывает лед, "соломенная избушка" становится легко доступной для четвероногих хищников: они разрывают свод и добираются до жителей хатки.

Излюбленным блюдом ондатры повсюду является тростник, но согласна она также и на рогоз, рдест, стрелолист. При недостатке растительных кормов (главным образом весной) в рацион включаются мелкие животные моллюски, раки, лягушки, даже снулая рыба. Пищу грызуны поедают в определенных местах, где со временем из остатков трапезы образуются "кормовые столики": разбирая их, можно легко узнать, чем питался зверек последние несколько недель.

У ондатры семейные пары сохраняются на весь период размножения. Самец в первые дни после появления потомства приносит пищу кормящей самке, так что детенышам легче выжить. Ондатрята, родившиеся в начале лета, к осени успевают повзрослеть и переходят к самостоятельной жизни. «Поздние дети» остаются зимовать вместе с самкой и покидают ее только следующей весной, когда начинается очередной период размножения.

Ондатра относится к числу основных объектов пушного промысла: именно с этой целью ее акклиматизировали в Старом Свете. Мех этой зверька прочный, теплый, используется для изготовления предметов зимней одежды, а также как основа для имитации более дорогих сортов.

Степная пеструшка (LAGURUS LAGURUS)

Эта довольно мелкая полевка (длина тела до 12 см) отличается очень маленьким хвостом (короче задней ступни) и едва выступающей из меха раковиной. Вопреки своему названию, пеструшка окрашена достаточно однотонно в буровато-охристые тона. По средней линии спины проходит темная полоса, которой нет у большинства других полевок. Примечательно, что внешними особенностями (короткие уши и хвост, полоса на спине) степная пеструшка несколько напоминает леммингов, за что ее иногда так и называют — "степной лемминг".

Населяет пеструшка сухие степи и полупустыни Евразии от Приднепровья до Прибайкалья и Западной Монголии, широко распространена в Казахстане и на юге Западной Сибири. Обитает только на открытых пространствах, поросших низкой травой, избегая кустарниковых зарослей и даже высокотравья. Когда зверьков много, они обживают все пригодные участки, а в пору засухи концентрируются в более влажных низинах, где сохраняется зеленая трава.

Обширные колонии степной пеструшки простираются на сотни квадратных метров: местами поверхность земли бывает буквально продырявлена входными отверстиями и изрисована прихотливым узором тропинок, на которых грызуны аккуратно выстригают всю растительность, чтобы можно было беспрепятственно перебегать из одной норы в другую. Постоянные норы на мягких супесчаных почвах идут на глубину 50-60 сантиметров, имеют до 10 входов и несколько гнездовых камер; на плотных почвах они проще, с 2-3 входными отверстиями. В норе живет самка с молодыми, нередко к ним присоединяется и самец.

Впрочем, эта небольшая полевка копает не слишком охотно: при малейшей возможности она занимает пустующие подземные убежища других мышевидных грызунов, просто трещины в сухой почве. В зимнее время, когда из-за частых оттепелей лазы нередко забиваются ледяными пробками, пеструшки предпочитают жить под снегом, а не под землей. В снеговой толще они прокладывают извилистые ходы и устраивают травяные гнезда.

При вспышках численности степные пеструшки иногда снимаются с обжитого места и массами отправляются странствовать, преодолевая многие километры. При таких коллективных переселениях сотни зверьков разрозненными стадами, образующими общую колонну шириной чуть ли не с километр, двигаясь в одном направлении. Их не останавливают даже реки шириной 10-12 метра: выйдя к воде, пеструшки сначала сбиваются на берегу в тесные кучи, долго бегают и суетятся, а потом, обычно ближе к вечеру, решимость переселиться на новое место пересиливает страх и лавина зверьков бросается в волны. Многие погибают, но оставшиеся в живых выбираются на другой берег, чтобы на новом месте обустроить новую колонию.

Основу рациона степной пеструшки составляют стебли и листья травянистых растений. Весной зверьки без разбора поедают все вылезающие из-под земли побеги, а летом грызут только самые нежные листочки, оставляя нетронутыми грубые стебли. Изредка грызуны выкапывают клубни и луковицы эфемеров, которые ранней весной выгоняют несколько листьев, отцветают и засыхают. Особых пищевых предпочтений у зверьков нет, они поедают то, что произрастает в окрестностях нор. Поэтому они питаются по-разному не только в разных частях ареала, но даже в соседних биотопах.

Чтобы не быть застигнутой врасплох в открытой степи с редким травостоем, пеструшка срезает целое растение и переносит ко входу в нору, где и пирует спокойно. На таких "кормовых столиках" постепенно собираются остатки трав, но это не стожки наподобие тех, которые собирают запасливые пищухи, а просто объедки. За сутки степная пеструшка съедает зеленой массы не меньше, чем весит сама. Зверьки подолгу могут обходиться без питья, довольствуясь соком растений, что позволяет переживать засушливые периоды.

Размножение начинается весной, когда стаивает снег и подсыхает земля. К середине лета перезимовавшие зверьки успевают принести 2 помета и почти полностью вымирают: жизнь у этих небольших грызунов очень коротка. Но к этому времени уже подрастают и созревают родившиеся весной, они начинают размножаться и, если лето не слишком засушливо, дают еще 2-3 приплода. В каждом выводке чаще всего бывает 6-10 детенышей, весной больше, чем к концу сезона размножения, когда пищи становится меньше и она менее влажная.

Голые и слепые новорожденные весят всего 1,5 грамма, уже на третий день жизни покрываются короткой ювенильной шерсткой и начинают активно ползать. Прозревают они в возрасте 9-10 дней, но из-за медленного роста остаются очень маленькими, весят всего 3-5 г. В конце третьей недели жизни, когда молодые все еще в 3-4 раза легче взрослых, они созревают и переходят к самостоятельной жизни, переселяясь в отдельные норы.

Сибирский лемминг (LEMMUS SIBIRICUS)

Меховой наряд, особенно густой и пушистый суровой северной зимой, короткие лапки, едва заметные ушки и короткий хвост — все это делает леммингов похожими на симпатичных мохнатых игрушек.

Сибирский лемминг — типичный представитель этой своеобразной группы полевок. Длина тела у него до 15 см. Окраска спины желтовато-охристая, ближе к огузку переходящая в более яркую ржавую. Вдоль хребта проходит размытая буроватая полоса, на голове расширяющаяся в "шапочку". Цвет брюшка от серого до рыжевато-бурого. Зимой зверьки окрашены светлее.

Ареал этого вида охватывает зоны тундры и полярных пустынь на востоке Европы и по всему Азиатскому континенту, включая острова Северного Ледовитого океана — Северную Землю, Врангеля. Оптимальны для него сырые места с мощным покровом из мха и сфагнума, кочкарники с осокой и пушицей. Только полярной весной талые воды загоняют его на возвышенности, а летом он предпочитает держаться в низинах, поймах рек и многочисленных озер. Впрочем, из-за значительных колебаний численности и массовых миграций ареал сибирского лемминга является "пульсирующим": зверьки то исчезают, то появляются вновь в самых разных местах, избегая разве что лесных участков на южных границах тундры.

Сибирские лемминги живут сплошными поселениями, занимающими многие сотни квадратных метров. Но каждый зверек занимает собственную норку чаще всего мелкую, с одним-двумя входами и одной гнездовой камерой. В кочкарниковой тундре лемминги иногда вообще нор не роют, а устраивают шарообразные гнезда между кочек под прикрытием нависающей травы. Зимой они живут под снегом: там в припочвенном слое у них и ходы многочисленные нарыты, и сплетены из сухой травы толстостенные гнезда диаметром до 20 см.

У этого жителя Крайнего Севера выбор кормов очень невелик: весной и летом осока, пушица, в конце лета добавляются ягоды (в первую очередь морошка), зимой почки и кора карликовых ив. Кормовых запасов эти северные жители на зиму не делают: очевидно, вполне хватает естественных запасов, которые укрывает под снегом сама природа,  ведь даже северные олени, пользуясь ими, благополучно переживают зиму.

Размножение при низкой численности растянуто с апреля по сентябрь — начинается еще под снегом и завершается с началом установлениями устойчивого снегового покрова. Однако в те годы, когда леммингов избыток, самки приносят потомство только с конца июня по начало августа — так естественным путем регулируется численность. Соответственно, одна самка дает за год от 2 до 4 пометов, в каждом 4-8 детенышей.

Сибирский лемминг — основная пища многих обитающих в тундре хищников: песца, горностая, ласки, полярной совы, канюка-курганника. Когда леммингов много, на них охотится и волк. Даже северный олень, компенсируя недостаток минеральных веществ в растительном рационе, регулярно ловит и ест этих зверьков.

Норвежский лемминг (Lemmus lemmus) замещает сибирского в европейских тундрах: его ареал занимает Скандинавию и Кольский полуостров. Окрашен он очень пестро, особенно зимой: спина желто-коричневая с черной полосой вдоль хребта, в передней части спины полоса расширяется и охватывает "чепраком" верх шеи и головы, уши обозначены светло-желтыми пятнами, низ тела желтовато-белесый.

Этот лемминг населяет главным образом верхний пояс невысоких гор Скандинавского щита — лесотундровое криволесье и кустарничковую субальпийскую тундру. Но в годы подъема численности он встречается в таежных лесах с густым покровом ягеля, в борах-зеленомошниках, вверх по склонам поднимается до альпийских гольцов.

После особо массовых размножений, когда лемминги буквально кишат во мху, то и дело попадаясь под ногами, они пускаются в дальние миграции в поисках свободных мест. Во время таких переселений можно видеть сотни и даже тысячи зверьков, которые днем и ночью бегут в одном направлении, без страха бросаются в холодную воду рек и фьордов и погибают через несколько минут от переохлаждения. Эта склонность к "коллективным путешествиям" столь характерна для норвежского лемминга, что в Скандинавии его называют "странствующим".

В отличие от сибирского лемминга, норвежский в оседлый период жизни держится одиночно, нор практически не роет, а прокладывает ходы в толще мха. В естественных укрытиях между камнями и в прикорневых пустотах зверьки делают гнезда. Питаются эти лемминги ягелем, зелеными мхами, с охотой поедают стебли, листья и ягоды черники и брусники, осенью с большой охотой едят грибы, а зимой грызут кору и тонкие побеги ив, карликовой березы. Размножаться они начинают еще под снегом, за теплый период самки приносят по 3-4 приплода, в каждом обычно 5-6 детенышей.

Амурский лемминг (Lemmus amurensis) — самый мелкий из настоящих леммингов (длина тела до 12 см), довольно темно окрашен. Спина у него летом темно-бурая, с отчетливой почти черной срединной полосой, бока тела и щеки ржаво-рыжие; зимний мех более тусклый. Этот довольно редкий вид широко распространен по всей Восточной Сибири от Приамурья до Верхоянья, населяет заболоченные участки вдоль речек и ручьев, прорезающих во множестве горную лиственничную тайгу.

Еще один обитатель равнинной и горной тайги — лесной лемминг (Myopus schisticolor), размером с амурским леммингом, отличается окраской меха: почти все тело аспидно-серое, а ближе к хвосту широкое ржаво-красное пятно с размытыми краями. Распространен лесной лемминг по всей таежной зоне Евразии от Скандинавии до Тихоокеанского побережья, на юге доходит до Монголии и Манчжурии. Селится он в хвойных лесах самого разного типа с густым моховым покровом на влажной почве. Вспышки размножения порой сопровождаются миграциями, на западе ареала по времени совпадающими с массовыми переселениями норвежских леммингов Питается лесной лемминг главным образом мхами, в пору высокой численности выгрызая обширные плешины в ярко-изумрудном ковре.

Копытный лемминг (DICROSTONYX TORQUATUS)

Этот небольшой почти безхвостый грызун грызун назван так за своеобразное строение когтей: они очень большие, особенно на передних конечностях, а к зиме и вовсе разрастаются и становятся длиннее кисти, превращаются в своеобразные "копытца" — приспособление к разрыванию плотного снега. Это впечатление усиливается из-за довольно длинных волос, густо покрывающих лапки и скрывающих пальцы. Мех на туловище также густой и длинный, особенно зимой, так что этот лемминг еще больше похож на пушистую игрушку, чем сибирский и его сородичи. Окраска летом очень яркая: на спине и боках буровато-серая с добавлением красновато-охристых тонов, образующих струйчатый рисунок, на шее светлое кольцо ("ошейник"), вдоль спины проходит узкая почти черная полоска. Зимой копытный лемминг светлеет, некоторые зверьки чисто-белые.

Ареал копытного лемминга в основных очертаниях как у сибирского: тундровая зона Евразии от Белого моря до Чукотки, ряд островов Северного Ледовитого океана, север Камчатки. В Северной Америке сходные ландшафты занимают близкие виды. Обитают эти зверьки на возвышенных местах в кустарничковых тундрах. По берегам рек и ручьев их сплошные поселения местами простираются на многие километры. Это настоящие колонии: защитные норы, гнезда, извилистая сеть троп, камеры с кормовыми припасами используются совместно всеми зверьками, живущими по соседству. На возвышениях многолетняя колония копытного лемминга заметна сразу: зверьки активно, хоть и неглубоко, роют, так что верхний слой почвы как бы "проседает" и норы оказываются в общем блюдцеобразной выемке.

В пищу копытному леммингу идут побеги, листья, почки и кора полярных кустарничков — карликовой березки, ив, голубики, морошки, брусники. Значительно реже, чем настоящий лемминги, зверьки поедают травянистую растительность. В конце лета они запасают зиму в особых камерах, рассеянных по всей территории колонии, по 2-3 кг веточных кормов.

Копытный лемминг не столь плодовит, как его соседи по тундре. В году у него бывает всего 2-3 помета, число детенышей в каждом чаще всего от 6 до 8. Видимо, поэтому для копытного лемминга не характерны столь резкие колебания численности, как для сибирского, хотя периодичность «волн жизни» у обоих грызунов сходная — трех-четырехлетняя.

Обыкновенная слепушонка (ELLOBIUS TALPINUS)

На открытых засушливых пространствах Евразии, кроме слепышей и цокоров, активной землеройной деятельностью занимаются еще одни подземные грызуны — слепушонки. Это отдаленные родственники полевок, однако некоторые особенности их строения заставляют пдозревать в них хомяков, ставших похожими на полевкообразных.

Внешний облик слепушонок весьма характерен. Размеры небольшие (длина тела до 15 см), тело вальковатой формы, без шейного перехвата, хвост почти незаметен. Голова с очень маленькими глазками, без ушной раковины, с сильно выдающимися вперед длинными, но узкими резцами. Их обрастают верхние и нижние губы, так что когда рот закрывается, резцы остаются торчать наружу — приспособление к рытью зубами в мягкой почве. Ступни с длинными когтями, оторочены бахромой из жестких волос — это помогает зверькам при рытье отбрасывать землю назад.

Волосяной покров, как это водится у жителей подземелий, низкий, но очень густой, без ворса, благодаря чему зверек с легкостью передвигается по узким норам в любом направлении. Окраска тела от палево- до буровато-серой, верхняя часть головы обычно темнее. Среди слепушонок нередки меланисты — зверьки с черной шубкой.

Ареал обыкновенной слепушонки охватывает степные и полупустынные области на юге Украины, в Предкавказье и Прикаспии, на юге Западной Сибири и Казахстане, пустыни Туркмении. Далее на восток ее замещает близкий вид — восточная слепушонка (Ellobius tancrei), которая на территории России встречается только в Туве, проникает туда из пустынь Монголии.

Слепушонки — настоящие подземные жители, почти всю жизнь проводящие в норах. Они появляются на поверхности очень редко, только чтобы выбросить накопанную землю или заделать разрушенную нору. Ее удается увидеть лишь на какое-то мгновение: мелькнет в отверстии норы темная головка с белеющими резцами — и все, подземное жилище опять изолировано от внешнего мира. Как уже было отмечено, этот землерой копает резцами, а лапами лишь отбрасывает землю назад. В норах они передвигаются очень быстро, причем "задним ходом" лишь ненамного медленнее, чем вперед.

Эти грызуны живут семейными группами, "ядро" которых составляет родительская пара. Система подземных ходов — "супер-нора", создаваемая многими поколениями зверьков, покрывает десятки квадратных метров. При низкой численности семейные поселения изолированы друг от друга, а когда слепушонок много, границы между семейными участками исчезают, сотни и тысячи квадратных метров сплошь покрывают выбросы земли. Они небольшие, без вентиляционных отверстий, расположены на расстоянии метр-два один от другого.

Летняя нора прокладывается на глубине 10-30 сантиметров, состоит из основного магистрального хода диаметром 4-5 сантиметров и длиной 100 метров и более, от него в разные стороны отходят отнорки длиной от 5 до 50 метров, их зверьки постоянно роют в поисках пищи. Гнездовая камера — святая святых семейного поселения, в которой появляются на свет и растут детеныши, расположена не глубже кормовых ходов.

Зимняя нора прокладывается на глубине 50-100 сантиметров, при ней всегда есть хотя бы она кормовая камера, в которой зверьки хранят запасы пищи. Иногда она бывает упрятана очень глубоко, более чем на 2 метра, к ней ведет почти вертикальный шахтный ствол. Зимой слепушонки достаточно активно копают и под снегом, прикрывая ходы тонким слоем земли.

Питается слепушонка в основном подземными частями растений — луковицами, клубнями, корнями, корневищами. Добравшись по вновь проложенному кормовому ходу до луковицы, она освобождает ее от слоя земли и тут же съедает. При возможности грызун затаскивает в нору за корешок и зеленый стебель. На лугах излюбленный корм — корневища пырея и осоки, в сухой степи — луковицы тюльпанов, гусиного лука, в пустынях — верблюжья колючка, полынь. Эти же корма грызун запасает на зиму. Когда мороз сковывает почву и рыть становится трудно, подземные припасы становятся важным подспорьем. Воды слепушонка не пьет вовсе, довольствуясь влагой из растений.

Как и другие мышевидные грызуны, слепушонки за теплое время года приносят 2-3 помета, а в мягкие зимы, если удалось запасти много корма, могут размножаться и весь год. Однако их плодовитость невелика: редко более 4 детенышей за раз. Перед родами самка обустраивает гнездовую камеру очень мягкой и теплой выстилкой, постоянно взрыхляет ее. Детеныши родятся слепыми и голыми, без зубов, развиваются довольно медленно. Резцы появляются лишь в конце третьей недели жизни, и слепышата сразу же начинают "пробовать на зубок" мягкие части растений. В месячном возрасте у них прорезаются глаза, они начинают бегать по открывающимся в гнездовую камеру ходам, едят много травы. Однако молочное кормление продолжается еще не меньше недели, а к самостоятельной жизни сеголетки переходят только в 1,5 месяца. Половой зрелости достигают чуть ли не через полгода после рождения.

Слепышиха очень предана своему потомству. При первых признаках опасности она поначалу прячется в одном из отнорков, но стоит детенышам запищать, мать возвращается и старается защитить их, не обращая внимания на грозящую опасность. Когда все успокоится, самка перетаскивает свои чада в зубах подальше в другое место.

В земледельческих районах слепушонка довольно сильно вредит бахчевым и зерновым культурам, повреждая корни растений. Большой урон она наносит и огородным посадкам, с удовольствием лакомясь луком, редисом, картофелем, морковью, турнепсом. По счастью, этот грызун, в отличие от полевок, не живет на постоянно распахиваемых полях, а проникает в них с окрестных целинных земель. На лугах ее земляные холмики покрывают траву и портят выпасы.

СЕМЕЙСТВО ПЕСЧАНКовыЕ (GERBILlIDAE)

Это семейство объединяет обитателей засушливых областей Африки и Азии. В него входит около 70 видов, из которых только 3 "задевают" территорию России своими ареалами в Прикаспии и Байкальском регионе. Зверьки эти небольших размеров (самые крупные до 20 см), длиннохвостые; некоторые пропорциями тела (в частности, несколько удлиненными задними лапками) напоминают тушканчиков. Ушная раковина всегда небольшая, зато слуховая капсула зачастую резко увеличена. Окраска тела почти всегда покровительственная "пустынная", на конце хвоста волосы обычно немного удлинены в "гребенку" черного цвета.

Среди песчанок только немногие, в оправдание своего названия, живут в песчаных пустынях. Большинство же — обитатели биотопов с плотным грунтом, заросших травянистой растительностью, часто даже не собственно пустынь, а полупустынь. Все песчанки роют норы, иногда довольно сложные: особенно знаменита ими большая песчанка (Rhombomys opimus): в пустынях Казахстана и Средней Азии огромные колонии этого грызуна порой тянутся на километры.

Поселения песчанок служат постоянным "резервуаром" для переносчиков очень опасных заболеваний. В их норах постоянно обитает огромное количество блох, при укусах переносящих возбудителей чумы с одного зверька на другого, а потом и на человека. В колониях песчанок размножаются и москиты, которые разносят возбудителей кожного лейшманиоза.

Полуденная песчанка (Meriones meridianus)

Это самый мелкий представитель семейства в нашей фауне: длина тела до 15 см. Крупные слуховые капсулы составляют чуть ли не треть длины черепа. Зверьки окрашены сверху в светло-песчаные тона с бурым "налетом" из-за темных окончаний остевых волос, над глазами и за ушами нередко бывают небольшие белые пятна, низ тела также чисто-белый. На ступнях снизу короткие волоски — приспособление к бегу по рыхлому песку. Хвост покрыт сравнительно длинными волосами, отчего темная концевая "гребенка" выражена слабо.

Названа так эта песчанка вовсе не потому, что ее можно увидеть в часы полуденного зноя. Как и большинство других песчанок, летом она активна в темное время суток, когда становится прохладнее. Чтобы понять происхождение ее имени, следует вспомнить, что в прежние времена "полуденными" назывались южные страны, в которых путешественников-европейцев поражала непривычная для них дневная жара. Поэтому и зверей, обитавших в таких странах, особенно среди пустынных песков, порой называли "полуденными". Впрочем, для нашей песчанки это название — научное, в просторечье ее зовут просто "полуденкой".

Полуденная песчанка широко распространена в пустынях и полупустынях Прикаспия, Казахстана, Средней и Центральной Азии, Ирана; отдельные изолированные участки имеются на окраинах ареала — например, в Закавказье и в Туве. Полуденка обитает в песчаных участках пустынь и полупустынь, селится на мало закрепленных бугристых песках: они для этого вида столь характерны, что если среди заросшей высокой травой полупустыни есть на "пятачок" голого песка диаметром хотя бы 10-15 метров, там почти наверняка будет норка полуденки с разбегающимися в разные стороны цепочками следов на чуть подернутой рябью желтоватой поверхности. Впрочем, в Средней Азии ее чаще всего можно увидеть на обширных колониях большой песчанки: полуденка, пользуясь возможностью, селится по окраинам "городков" этого неутомимого строителя, а сама нор не роет.

Живут полуденные песчанки небольшими колониями, собственные норы расположены под кустиками на возвышениях. В постоянных норах подземные ходы извилистые, с большим количеством отнорков. Некоторые из них оканчивается у самой поверхности и снаружи незаметны: это пути отступления на случай, если в нору через главный ход проникает какой-нибудь хищник. В постоянных норах песчанки выводят потомство и зимуют, нередко собираясь по 10-15 зверьков.

Полуденная песчанка — типичный "семенояд". Зверьки подбирают семена с поверхности, выкапывают из песка, иногда даже забираются на кусты и толстые стебли трав. Только весной и в начале лета, пока растительность еще не выгорела, полуденки едят и сочную зелень. Среди песчанок полуденная выделяется склонностью к запасанию корма: члены колонии совместными усилиями натаскивают в камеры-кладовые до 2 килограмм разнообразных семян. Но обращаются к ним зверьки только в особо тяжелые периоды зимовки.

Размножаются  полуденки в благоприятные годы круглогодичное, за один сезон от самок разных поколений в общей сложности бывает 4-5 приплодов по 6-8 детенышей в каждом. Для того, чтобы сохранить в глубине норы подходящую температуры, самка на время выкармливания молодых забивает земляными пробочками все ходы выводковой норы, кроме одного. Более того, пока детеныши голые, самка, уходя для кормежки, заботливо затыкает и это единственное входное отверстие. Только когда молодь подрастет и начнет вылезать для игр на поверхность, вскрываются все лазы: даже если это не сделает самка, подрастающие непоседы справятся с пробками сами. Это случается в конце первого месяца жизни, а еще через пару недель прибылые разбегаются — сначала по соседним норкам, а потом дальше.

Поселения полуденной песчанки — одни из важнейших очагов поддержания таких опасных для человека заболеваний, как чума, лейшманиоз, туляремия.

Монгольская, или когтистая, песчанка (Meriones unguiculatus) размером с полуденную, несколько тяжелее сложена (ступни не столь длинные, ушки чуть короче) и темнее окрашена (спина буро-песчаная, брюшко грязно-белое, хвост всегда с черными удлиненными волосами на конце). Ареал охватывает полупустыни Монголии, Центрального Китая, на севере тремя "языками" вдается на территорию России — в Туве, Бурятии и на востоке Забайкалья. Селится она как на закрепленных песках, так и на плотных грунтах, иногда даже по щебнистым "саям" — сухим водотокам, по которым весной сходит талая вода. Эта песчанка — частый сосед человека, селится на окраинах полей, подле юрт и саманных построек.

Живут монгольские песчанки семейными группами: самец, одна или несколько взрослых самок и молодняк одного-двух выводков. Каждая самка занимает индивидуальный участок, роет на нем 2-3 не слишком сложные норы с несколькими входными отверстиями, в период размножения ревностно охраняет от сотоварок. Зимой же члены этой небольшой колонии живут очень дружно, зачастую отдыхают в одной норе, для тепла набиваются в общую гнездовую камеру.

Активны эти песчанки днем. Летом они питаются зелеными частями растений, во все остальное время — семенами. На зиму зверьки натаскивают в норы по несколько килограмм зерен и даже целых колосьев. Период размножения длится с января по сентябрь, за это время самка приносит 2-3 вывода по 4-5 детенышей в каждом.

Когтистая песчанка — один из основных "хранителей" чумы в пустынях Монголии и у нас в Забайкалье. Она часто содержится в вивариях как лабораторное животное.

Тамарисковая песчанка (Meriones tamariscinus) — крупная (длина тела до 18 см) изящно сложенная, довольно яркая. Окраска спины с преобладанием буроватых и рыжеватых тонов, на темной голове резко выделяются белые пятна над глазами и в нижней части щек. Брюшко и лапки чисто-белые. Низ ступней со своеобразными "опознавательными знаками" — темно-бурыми пятнами на белом фоне.

Ареал тамарисковой песчанки простирается от Западного Прикаспия (единственное место ее обитания на территории России) через Казахстан и Среднюю Азию до Синцзяня и Западной Монголии. Предпочитаемые места обитания не совсем типичные для семейства: эта песчанка селится главным образом в долинах рек и временных водотоков с зарослями высокотравья, сочных солянок, кустарников. Из кустов ее излюбленным прибежищем является тамариск, или гребенщик: отсюда и двойное видовое название этой песчанки — тамарисковая, она же гребенщуковая.

Эти песчанки — индивидуалисты, у каждого взрослого зверька отдельная постоянная нора, иногда вкруг нее еще 2-3 временных. В благоприятных местах отдельные дома-норы могут располагаться столь близко, что образуют подобие "городков". Отличие таких коллективных поселений от настоящих колоний в том, что отдельные норы между собой под землей не сообщаются.

Питаться зверьки выходят в вечернее время и пасутся под прикрытием кустов и травы, прогалины стараются проскочить без задержки. Бесконечно суетясь в поисках еды повкуснее, неутомимый грызун за ночь может набегать до полутора километров, хотя и остается в пределах 50-метрового радиуса в окрестностях своей норы. Тамарисковая песчанка поедает самые разные части растений, главным образом травянистых, — зеленые побеги и листья, соцветия, семена, корневищами и луковицами. На зиму в каком-нибудь из отнорков натаскивается нору небольшой запас травы и семян.

СЕМЕЙСТВО МЫШиныЕ (MURIDAE)

Это семейство объединяет мышей и крыс, которых великое множество: кроме всем известных обитателей домов и окрестных лесов, сюда относится еще не менее 500 видов грызунов из тропических лесов Юго-Восточной Азии, Австралии, Африки, в которых иногда и крыс не признаешь. Так, на Филиппинах живут гигантские лохматые древесные "крысы" весом 2-3 кг, похожие на больших белок. По соседству, на Зондских островах, живут небольшие грызуны, напоминающие землероек и питающиеся исключительно почвенными беспозвоночными — это тоже представители семейства мышиных. А вот в Новом Свете представителей этого семейства нет (если не считать тех, которые были завезены людьми): там "мышами" и "крысами" называют хомякообразных, которые выглядят точть в точь как типичных мышиных.

За исключением упомянутых экзотических форм, все представители семейства мышиных легко узнаваемы. Это чаще всего мелкие (весом от 5 до 300 г), пропорционально сложенные, длиннохвостые зверьки. Их деление на "мышей" и "крыс" достаточно условно: мелкие именуются мышами, а те, что покрупнее, — крысами. Их отличия от близкого семейства хомяковых, пожалуй, сводятся к более сложному строению зубов. Волосяной покров у большинства короткий, мягкий; но нередко у мышиных волосы на спине замещаются иголками. Некоторые мыши, так и называемые "колючими", в этом отношении ничуть не уступают ежам, разве что сворачиваться клубком не умеют. Хвост обычно голый. Окраска почти всегда однотонная — буроватая или серая; только в Африке некоторые мыши со светлыми продольными полосами на спине.

Азиатские мыши и крысы в подавляющем большинстве — обитатели лесов, некоторые из них значительную часть жизни проводят на деревьях. Впрочем, в том нет их особой заслуги: просто почти вся Юго-Восточная Азия, где представители семейства наиболее многочисленны, покрыта густыми лесами, там вообще чисто наземных зверей очень мало. Соответственно, в Африке, где больше половины территории занимают открытые засушливые ландшафты, многие мышиные живут сходно с песчанками или полевками. Немногие виды — "мирские захребетники", обитатели человеческих жилищ, складов, путешествуют с кораблями по всему свету. Они повреждают продукты и несут с собой такие страшные болезни как чума, в Европе в средние века "выкашивавшая" населения целых городов.

В России семейство мышиных представлено всего дюжиной видов. Причем почти все они относятся к числу самых обыкновенных, живут повсеместно в смешанных лесах и в жилищах. Так что про них и не подумаешь, что на самом деле это — "отголосок" экзотической тропической фауны.

Серая крыса, или пасюк (RATTUS NORVEGICUS)

Люди делятся на две категории: одним крысы симпатичны, другие их терпеть не могут, одним импонирует их смышленость и ловкость, другие видят в крысах только опасных вредителей, злобных и коварных. Кто прав? Да, скорее всего, и те, и другие: ведь зверьки сами по себе ни плохие, ни хорошие, они просто живут, как умеют, приспосабливаясь к обстоятельством. И если грызун проявляет чудеса изобретательности, чтобы добраться до запасов пищи, то одних удивляет умение зверька найти выход из безвыходного положения, а других бесит, что какая-то серая тварь с длинным голым хвостом в очередной раз обманула "царя природы".

Облик пасюка известен многим: довольно крупный грызун (длина тела до 27 см), почти голый хвост составляет около 80 процентов длины тела, по этому признаку серую крысу легко отличить от черной. Мордочка притупленная, глаза и уши небольшие, лапы длинные, но широкие. Окраска довольно грубого волосяного покрова, вопреки названию, не серая, а рыжевато-бурая.

Первые связь серой крысы с человеком возникла 2-2,5 тысячи лет тому назад, причем независимо в Китае и Европе. С развитием сети городов, активизацией торговли и особенно морского судоходства в эпоху Великих географических открытий, то есть начиная с XI-XII столетий, началось триумфальное шествие пасюка по миру. Теперь он живет повсюду — в крупных городах и небольших поселках, в портах и на кораблях, нет пасюка только в арктических и тропических регионах.

В нашей стране города Европейской части серая крыса освоила достаточно давно, еще в средние века. В южных районах Сибири она появилась в XVII веке и окончательно закрепилась там в связи с развитием сети железных дорог в XIX столетии. И уже в середине ХХ столетия освоение северных районов Дальнего Востока дало новый стимул к расселению грызуна: теперь пасюк живет даже в Заполярье.

Таким образом, современный ареал серой крысы, тесно связанной с жильем человека, охватывает почти весь мир. Но он всегда был таким. Серая крыса — абориген зоны смешанно-широколиственных лесов Восточного Китая, северная граница ее естественного ареала в той части ареала приходится на наше Приморье и Приамурье. Кроме того, она спорадически встречалась и в Средиземноморье например, в Колхидской низменности. В этих местах и по сей день пасюк живет в природных условиях иникак не связан с жильем человека.

Серые крысы — наземные животные, по деревьям лазают с неохотой. Правда, это не мешает им в домах осваивать все этажи, а на кораблях перебираться с места на место по толстым канатам. Пасюки совершенно не боятся воды и, поселяясь у водоемов, нередко ведут чуть ли не полуводный образ жизни — плавают среди островков и сплавин, в поисках пищи ходят по мелководью и даже ныряют на небольшую глубину, чтобы скрыться от опасности. В высоту они прыгают на 60-70 сантиметров, а в длину — на метр и даже чуть более.

Пасюки территориальны, живут на определенном участке одиночно или небольшими семейными группами, во главе которых самец-доминант. В эту группу входит несколько взрослых самок с подрастающими детенышами, все прочие безжалостно изгоняются с территории. Дико живущие крысы роют несложные норы с несколькими входами и камерами, "домашние" довольствуются пустотами под стенами, на чердаках. Грызун может за ночь вырыть 3-4 метра подземных ходов, вытолкнув на поверхность несколько ведер земли, шлака, щебня.

Одна из основных причин успешного сосуществования пасюка с человеком — его невероятная приспособляемость и живучесть. Этот грызун может селиться и размножаться там, где, казалось бы, никто существовать не выживет. Гнезда серой крысы с крысятами находили и в замороженных тушах в промышленных морозильных камерах, и за теплоизоляционной обшивкой парового котла. Она может проникнуть в квартиру многоэтажного дома по люку мусоропровода, а летом — просто по стене, ее совершенно не пугают голые лестничные пролеты.

Особые способности серая крыса проявляет в ситуации, когда "видит око, да зуб неймет": для пасюка, похоже, не существует неразрешимых задач. Однажды на складе с молочной продукцией пасюки сумели добраться до содержимого бутылок с кефиром весьма оригинальным способом. Вскрыть крышечку из фольги для них труда не составляло, а дальше... А дальше зверек садился "верхом" на соседнюю бутылку, опускал внутрь вскрытой бутылки хвост, вытаскивал, облизывал, опускал опять, опять облизывал — и так до тех пор, пока не насыщался.

Абсолютная всеядность серой крысы — еще одна причина ее успешного сосуществования с человеком: зверьки едят все то, что им предлагают обстоятельства. Так, на рыболовецких судах их основной пищей является свежая рыба но пойманные и посаженные в клетку "рыбояды по неволе" наотрез отказываются от рыбных блюд, предпочитая мясные и хлебные продукты. Пасюки — отъявленные хищники, никогда не упустят возможности поживиться "дичинкой": на фермах они крадут яйца и цыплят, а в домах охотятся на домовых мышей. В водоемах, сильно мелеющих летом, они ухитряются ловить лягушек, под водой добывают моллюсков-двустворок.

Пасюки чрезвычайно плодовиты. Живя в достаточно комфортных условиях рядом с человеком, самка может за год принести до 8 пометов (хотя в природе обычно бывает 2-3). В каждом выводке бывает 8-10 крысят, но находили гнезда и с двумя десятками детенышей. Покидя на время нору, крыса укрывает детенышей гнездовой подстилкой, а начиная с недельного возраста приносит им понемногу корму. В месячном возрасте крысята покидают нору и разбегаются.

Почти вся история отношения человека с серой крысой — это история непримиримой борьбы. Грызун приносит огромные убытки, поселяясь на складах и пожирая и загаживая продукты. Особую проблему составляет участие крысы в распространении особо опасных инфекций — чумы, тифа, туляремии и др. За последние десять столетий от различных болезней, распространяемых пасюком, погибло людей больше, чем во время войн. Так что действительно серых крыс есть за что не любить. Правда, следует отметить, что переносчиком инфекций являются не сами грызуны, а блохи, которые переходят с них на людей.

Важное значение имеют крысы-альбиносы, в огромных количествах разводимые в лабораторных условиях. От своих предков диких пасюков они разительно отличаются мирным характером, позволяя обращаться с собой самым фамильярным образом. Но при этом они сохранили все интеллектуальные способности серых прародителей, это делает их незаменимыми в различных опытах по изучению поведению, а также забавными участниками представлений в "цирках зверей". И для многих любителей живых уголков белая крыса — один из желанных гостей в доме.

Черная крыса (Rattus rattus) — еще один постоянный спутник человека в его жилищах. Она заметно мельче пасюка (длина тела до 19 см), длиннохвостая (хвост на треть длиннее тела), с вытянутой приостренной мордочкой, с более крупными ушами. Окраска меха бывает двух типов: одни зверьки черновато-бурые сверху и серые снизу, другие охристо-бурые с желтоватым брюшком.

Родина этой крысы — тропические леса Юго-Восточной Азии, где живут еще десятка два похожих на нее видов лесных крыс. Соответственно, и по соседству с человеком она селится главным образом в теплых странах в Африке, Южной Америке, Австралии, на юге Азии. В Европе эта крыса известна с незапамятных времен: в поселениях человека по берегам Черного моря черная крыса появилась уже в бронзовом веке, то есть намного раньше пасюка. Первоначально она жила главным образом в портовых городах, куда попадала в трюмах кораблей, а позже расселилась почти по всему континенту. В средней полосе России эту напасть люди узнали только в начале нынешнего тысячелетия. В отличие от пасюка, черная крыса не столь охотно расселяется по суше, предпочитает путешествовать "зайцем" в трюмах кораблей. Поэтому ее больше всего в приречных городах вдоль Волги, Оки, Дона, Двины. Заселила она и портовые города российского Дальнего Востока — Владивосток, Хабаровск, Петропавловск-Камчатский и многие более мелкие. В Сибири же, с ее морозными зимами, этого теплолюбивого грызуна нет вовсе.

Основные обиталища черной крысы в нашей стране — жилые помещения и склады в городах и поселках. Лишь на Черноморском побережье летом она на короткое время выселяется в окрестные леса. Интересно, что, живя рядом с пасюком, черная крыса не вступает в борьбу с ним, а делит "сферы влияния» с этим более сильным и агрессивным конкурентом. Серые крысы осваивают главным образом подвалы и нижние ярусы корабельных трюмов, а ее черные сородичи — верхние этажи зданий и жилые кубрики на судах. Это, очевидно, связано с особенностями биологии черной крысы в дикой природе. На своей родине она много и ловко лазает по деревьям и в густых тропических лесах вообще ведет полудревесный образ жизни.

Черная крыса не столь всеядна, как серая, особых хищнических наклонностей у ней не отмечалось. Тем не менее, вреда человеку она наносит не меньше, чем пасюк, а иногда и больше. Так, в южных странах черная крыса — завсегдатай цитрусовых плантаций в пору плодоношения. Кроме того, этот грызун участвует в распространении множества заболеваний, включая и такое страшное, как чума. Уступая пасюку в интеллекте, черная крыса успешно противостоит борьбе благодаря большей устойчивости к ядам.

Домовая мышь (MUS MUSCULUS)

Это небольшое  невзрачное существо с характерным "мышиным" запахом — еще более обычный обитатель человеческих построек, чем крысы. Да и связи между человеком и мышью установились, пожалуй, пораньше.

Домовые мыши заметно мельче лесных: длина тела не более 10 см. Отличить их от лесных родичей, особенно молодых, довольно легко по относительно короткому хвосту (обычно не длиннее тела), широкой и короткой задней лапке, небольшой ушной раковине. Да и окраска у них разная: домовая мышь серенькая, а лесная — рыжеватая.

Недавняя история изучения домовых мышей богата столь же неожиданными открытиями, что и история обыкновенной полевки. Оказалось, что под одной личиной скрывается несколько видов-"двойников", каждый со своими биологическими особенностями, ареалом, историей освоения человеческого жилья. На территории России сейчас, правда, обнаружен только один вид — именно домовая мышь. Но, возможно, в причерноморских степях в природе обитает ее «двойник» — курганчиковая мышь (Mus specilegus).

Первые визиты домовой мыши в человеческие поселения в районах, прилегающих к Средиземному морю, откуда она произошла, происходили, по-видимому, уже 7-8 тысяч лет назад. Возможно, в те времена эти мыши обитали в жилищах не постоянно, а были просто гостями, как лесные мыши, которые также захаживают в дома в неблагоприятные для них периоды. Но уже 3-4 тысячи лет назад домовая мышь встречалась и на севере Европы, а там она точно могла быть только постоянным "нахлебником": вне стен домов для нее было слишком холодно.

В настоящее время домовая мышь распространена всесветно вместе с человеком, плавает с ним на кораблях, путешествует с продуктами в поездах и самолетах. Пространство, занимаемое людьми, она осваивает очень активно: стоило среди девственных таежных лесов проложить Байкало-Амурскую магистраль, как в поселках железнодорожников тут же появилась и серенькая мышка. В краях с холодными зимами зверьков вне домов почти что и не встретишь, только летом молодые особи иногда выселяются в окрестные сады и огороды. Но в степных районах домовая мышь довольно обычна не только в домах, но и в природе, а в плодовых садах живет круглый год. Это свидетельство ее южного происхождения.

Это очень подвижный и ловкий зверек. Несмотря на малые размеры, в длину она может прыгать на 75 сантиметров, в высоту — на 40 сантиметров, бесстрашно спрыгивает вниз с трехметровой высоты. Цепляясь за малейшие шероховатости, мышка способна забраться по гладкой стене дома, а в случае особой нужды даже по нижней поверхности карниза. Поэтому от грызуна в доме нет никакого спасения: гнездо домовой мыши можно найти в шкафу, на антресолях, на книжной полке, в чемодане.

Домовые мыши территориальны, в их поселениях устанавливается довольно четкая иерархия. Самый главный самец-резидент, он метит свой участок секретом желез (вот откуда всем знакомый "мышиный" запах). Следующие по положению самки, живущие на этой же территории; все остальные зверьки им подчинены и при встречах с «начальством» принимают характерную позу, выражающую их полную покорность. Если плотность мышиного населения в помещении чрезмерна, зверьки становятся раздражительными и сварливыми, между ними то и дело вспыхивают стычки, порой ожесточенные. Но мудрая природа по-своему регулирует их численность: некоторые самки вовсе перестают размножаться, у других появляется меньше детенышей, общее число зверьков в популяции снижается, снова водворяется мир. В природе же в зимовочных норах иногда собирается по 15-20 зверьков: зимние холода побуждают их следовать правилу "в тесноте, да не в обиде".

Там, где эти мыши числятся домовыми только по званию, а на самом деле постоянно живут в природе, убежищами им служат чаще всего норы. Они роют их сами или используют подземные ходы других грызунов — песчанок, хомячков, водяных полевок. Поселяются мышки также в пустотах между камнями, в плетнях и кучах хвороста. Их собственные летние норы простого строения, с 1-2 входами и одной камерой. Зимовочная нора сложнее и глубже, с несколькими камерами, забитыми мягким гнездовым материалом. Эту привычку строить гнезда из подручного материала домовые мыши сохранили и в жилищах человека, превращая в мелкую труху ткани, одежду, газеты.

Домовые мыши отдают предпочтение зерну, крупе, хлебу. Однако, как и крысы, они очень пластичны в выборе пищи и, чтобы выжить, поедают все, что найдут в помещении. В каком-нибудь мебельном магазине они довольствуются остатками завтраков персонала, а на мясокомбинате становятся "мясоедами". В природе мыши также преимущественно "семенояды", но в дополнение к основной пище поедают также беспозвоночных. Зверки проявляют удивительную сноровку: доводилось видеть, как в помещении, куда на свет низко висящей лампы по ночам слетались насекомые, мыши в прыжке на лету ловили бабочек передними лапками или прямо зубами.

Мыши, живущие в домах, запасов не делают — для них пищу припасает сам человек. В природе же домовые мыши натаскивают в норы до 1-2 килограмм зерна. Но куда им до курганчиковых мышей: те в особо урожайные годы запасают в подземных кладовых до 20 килограмм отборного зерна, а сверху еще насыпают земляные холмики-"курганчики" (отсюда и название вида), чтобы было сохраннее.

Размножение домовых мышей по вполне понятным причинам происходит круглый год. Одна самка может принести от 7 до 10 пометов, чаще всего по 5-7 мышат весом менее 2 грамм. Уже в конце третьей недели жизни молодые переходят к самостоятельному питанию, а через 3 месяца после рождения начинают размножаться. Продолжительность жизни у этих небольших зверьков в природе едва ли больше года, а в лабораторных условиях они доживают до 2 лет.

Нечего и говорить, насколько досаждают домовые мыши человеку, истребляя продукты, повреждая мебель и одежду. Бороться с этими грызунами очень трудно, особенно если учесть их высокую плодовитость и умение быстро вселяться в любые помещения. Домовые мыши очень быстро появляются на складах после уничтожения крыс, которых они боятся пуще кошек. Эти вездесущие создания приносят в дома те же заболевания, что и крысы.

Серенькая домовая мышка — родоначальник мышей-альбиносов, верно служащих человеку в качестве лабораторных животных. Ими кормят в зоопарках всяческое хищное зверье (в том числе и крокодилов), они хорошо поддаются дрессировке и участвуют в небольших, но очень интересных выступлениях. И если бы не специфический запах, эти милые и миролюбивые создания в белой шубке с красными глазками-бусинками были бы очень приятными обитателями живых уголков.

Мышь-малютка (MICROMYS MINUTUS)

Это крохотное юркое длиннохвостое ярко-рыжее создание — самый мелкий грызун в нашей фауне, да и вообще один из самых мелких грызунов в мире. Длина тела малютки не превышает 8 см, весит она всего 5-7. Хвост такой же длины, что и  тело, очень тонкий и гибкий, с оголенным концом, отчасти хватательный. Мордочка у мышки-крошки несколько притупленная, глаза и ушки небольшие. Окраска меха, резко дифференцированного на короткую густую подпушь и длинную ость, на спине и голове рыжевато-бурая, брюшко чисто-белое.

Мышь-малютка — выходец из тропических лесов Юго-Восточной Азии, там обитают ее ближайшие родственники. Остается лишь удивляться тому, что это нежное создание смогло освоить столь обширные пространства: ее ареал простирается от тихоокеанского побережья Китая и нашего Приморья до атлантического побережья Европы. Населяют зверьки главным образом области с теплым и умеренным климатом: южную часть лесной зоны и лесостепь. Однако на западе ареала по приречным лугам маленькая мышка доходит до Приполярья, где, казалось бы, "южанка" должна себя чувствовать очень неуютно. Да и в горах Центральной Европы мышь-малютка поднимается до высоты альпийских лугов с их достаточно продолжительными многоснежными зимами.

Мышь-малютка населяет высокотравные луга, влажные речные поймы, поросшие густым бурьяном и кустами залежные земли, опушки и зарастающие гари и просеки в лиственных лесах. В таких местах под сплошным переплетением высокотравья бывает очень влажно — что твои тропики, только не так жарко. Именно это является важнейшим условием благополучного существования малютки. В прежние времена зверьки были обычны на крестьянских полях, разбросанных "чересполосицей" среди лугов и по окраинам лесных массивов. Теперь же, когда распашка земель стала сплошной, а при уборке урожая применяются все перемалывающие комбайны, мышь-малютка— редкий гость на полях.

Зверек необычайно ловок и проворен, шустро лазает в зарослях луговых трав по стеблям, обвивая их хвостом, чтобы иметь дополнительную опору. Под стать не столько наземному, сколько "травяному" образу жизни и убежища мыши-малютки. Она плетет аккуратное шарообразное гнездо диаметром 8-15 сантиметров, с двухслойными стенками, с одним или двумя боковыми входами. Уникальность этого гнезда в том, что оно висячее: мышка нанизывает его на 3-4 прямостоячих злака с толстыми стеблями в сплетении травы или на ветку низкорослого кустарника на высоте до метрв от земли. По мере того, как трава в наружном слое гнезда подсыхает и желтеет, крохотный строитель меняет ее на свежую, чтобы жилище цветом никак не выделялось среди сочной луговой зелени. Поэтому найти хорошо замаскированный травяной дом-шар бывает очень трудно. Только на зиму эта мышка превращается в "норушку", переселяясь в неглубокие подземные убежища, а чаще в скирды или в снопы. Там их довольно просто ловить: в отличие от полевок и лесных мышей, эти малютки при ворошении соломы не разбегаются, а пытаются зарыться поглубже.

Основу питания мыши-малютки составляют различные семена, которые она, прирожденный "траволаз", добывает с легкостью. Охотнее всего она поедает семена бобовых, дикорастущих и культурных злаков, подсолнечника, а также различных кустарников и лиственных пород. За семенами деревьев мышка забирается наверх на высоту 5-10 метров. В большом количестве зверьки поедают и мелких насекомых, с которыми могут справиться, — гусениц бабочек, небольших жуков. Малютке, видимо, нехватает белковых кормов, поэтому она нередко грызет найденные трупики мышей и полевок. Более того, этой крохе, оказывается, не чужд каннибализм: собираясь на зиму в стогах, зверьки порой убивают и поедают своих более слабых собратьев.

Размножение у этого относительно теплолюбивого зверька приурочено к теплому времени года, длится в средней полосе с апреля-мая по сентябрь-октябрь, а в южных краях — почти круглый год. За сезон размножения бывает 3-4 приплода. Основное гнездо самки является и выводковым: здесь появляются мышата (до 12 штук), здесь они и растут до того момента, пока не смогут самостоятельно лазать в травостое и добывать корм в его верхнем ярусе.

В земледельческих районах мышей-малюток иногда бывает так много, что, поселяясь на полях, они могут наносить заметный урон урожаю зерновых культур и подсолнечника. В Сибири и на Дальнем Востоке это распространитель клещевого энцефалита, туляремии, лептоспироза.

Лесная мышь (APODEMUS SYLVATICUS)

До недавнего времени лесная была самой что ни на есть "обыкновенной" и считалась широко распространенной в России. Но несколько лет назад ученые выяснили, что существует несколько разных видов-"двойников", которых только специалисты, да и то не все, умеют различать. Вот и оказалось, что мы даже не знаем точно, какие именно лесные мыши обитают в России: считается, что «обыкновенная» лесная мышь живет в Западной Европе и Прибалтике, а в нашей стране распространен более мелкий вид, который пока условились называть "малой лесной мышью" (Apodemus uralensis).

Лесные мыши распространены по всей Европе, на Кавказе, по всему югу Западной Сибири и северу Казахстана, восточный предел ее ареала — Алтайские горы. При этом обыкновенная лесная мышь населяет Западную и Центральную Европу, а малая — европейскую часть России и Зауралье. Раньше в добавок к этой и без того обширной территории указали бы еще Малую Азию и Иранское нагорье, но, похоже, там обитают другие виды-"двойники".

Эта изящная мышь невелика: длина тела до 10 см, хвост приблизительно такой же. Мордочка приостренная, с большими черными глазами, довольно крупными ушными раковинами. Волосы на спине мягкие, окраска рыжеватая, низ тела белый, только на груди между лапками иногда бывает небольшой желтый "мазок".

Лесная мышь, как говорит ее название, — характернейший обитатель смешанных и широколиственных лесов. В средней России северный предел ее ареала совпадает с границей между смешанными и таежными лесами. Разумеется, она встречается и севернее, но среди сплошных хвойных лесов ее можно найти только на гарях и вырубках, зарастающих мелколиственными породами — березой, ольхой, ивняком. В южных регионах она селится не только в колках и степных перелесках, но и на вовсе безлесных участках, находя прибежище в луговом высокотравье, а также в плодовых садах. В период созревания хлебов эти грызуны во множестве собираются на полях, в иных местах там бывает даже больше мышей, чем полевок.

Летом лесная мышь скрытна, активна в темное время суток, ее пребывание ничто не выдает. Зимой цепочки мышиных следов на снегу веером расходятся от какого-нибудь отверстия под комлем дерева или кочкой — выхода норы. Они петляют между деревьями и кустами, исчезают в снежных ходах и вновь появляются, рассказывая о том, как нелегко маленькому зверьку найти пропитание. Впрочем, мышиные снежные стежки-дорожки коротки, грызуны предпочитают оставаться под снегом. И иногда "белая книга", на которой оставляют свои автографы обитатели леса, позволяет понять, почему жизнь под снегом лучше, чем наверху: если цепочка мышиных следов неожиданно заканчивается, а с боков от нее словно отпечатались пальцы рук, значит, нашу мышку утащил и съел какой-то пернатый хищник. Однако и под снегом жизнь небезопасна: там рыскают мелкий хищник — ласка, от которой не укрыться нигде.

Как типично лесной обитатель, лесная мышь хорошо лазает по деревьям, чем и пользуется, частенько поселяясь в дуплах на высоте 3-5 метров. Впрочем, чаще ее убежища расположены под корнями тех же деревьев, валежинами, в основании густых кустов. В безлесных местностях лесная мышь роет несложные норы с 2-3 выходами, гнездовой камерой и несколькими камерами-кладовыми.

Основная пища лесной мыши — семена разнообразных деревьев, которые она собирает на земле. В средней полосе это главным образом мелколистные породы, на юге, особенно в горных районах ильм, клен, ясень; особое лакомство дубовые желуди и буковые орешки. В конце лета мыши с удовольствием едят сочные ягоды, а весной — сочные зеленые проростки трав. Частенько эти грызуны ловят и поедают мелких беспозвоночных, изобилующих в лесном опаде. На зиму лесные мыши натаскивают в дупла и норы запасы семян, поэтому на полях, под скирдами и стогами, в холодное время они поселяются реже, чем их полевые сородичи.

Размножаются лесные мыши 2-3 раза в год, в помете чаще всего бывает 5-6 детенышей, а в особо благоприятные годы до 7-8. Численность мышей подвержена значительным колебаниям, зависит от климатических условий и урожая основных кормов.

Эти массовые грызуны — серьезные вредители лесного хозяйства. Во время "мышиной напасти", когда их особенно много, грызуны могут полностью уничтожить урожай семян дуба, бука, липы. Мало того, они совершают набеги на питомники выкапывают из-под земли посаженные семена и "окольцовывают" молодую поросль. Впрочем, справедливости ради следует отметить, что вред от нее не столь велик, как от следующего вида.

Желтогорлая мышь (Apodemus flavicollis) несколько крупнее лесной (длина тела до 14 см), с более длинной задней ступней. Ее отличает также широкое желтое пятно на горле, которому этот вид обязан своим названием. Населяет она главным образом широколиственные леса Европы, в России встречается в центральных и черноземных областях, в Поволжье. До последнего времени считалось, что область ее распространения охватывает и Кавказские горы; однако специальные генетические исследования показали, что там обитают другие виды, очень похожие на желтогорлую, — желтобрюхая (Apodemus fulvipectus) и кавказская мыши (Apodemus ponticus).

Излюбленные места пребывания желтогорлой мыши — широколиственные леса, особенно высокоствольные дубравы "паркового" типа, старые, хорошо затененные, со слабо развитым травостоем. Вместе с тем, в лесостепной зоне зверьки живут в березово-осиновых колках, а в Карпатах при высокой численности выселяются даже в поросшие кустарником каменистые россыпи на хорошо прогреваемых горных склонах. Эти мыши хорошо лазают по деревьям и летом нередко поселяются в дуплах на высоте 10-15 метров, а там, где естественных полостей мало, выживают птиц из дуплянок. Норы они роют главным образом к зиме, чтобы укрыться от морозов и запасти еду (иногда до 4 килограмм).

Основу рациона этой мыши составляют буковые орешки, желуди, орехи лещины, семена липы и клена, березы. Кроме того, зверьки поедают плоды шиповника, барбариса, бересклета, весной — молодые, полные витаминов проростки майника, сныти. Желтогорлые мыши столь прожорливы, что в некоторых местах из-за них невозможно искусственное возобновление дубовой поросли: грызуны осенью выкапывают и растаскивают прикопанные желуди.

Восточноазиатская мышь (Apodemus peninsulae) более всего похожа на лесную, населяет лесную и лесостепную зоны юга Сибири и Дальнего Востока. Предпочитает смешанные леса, особенно пойменные, однако вполне обыкновенна и в горах, поднимается по остепненным склонам ущелий, поросшим кустарниковыми зарослями, до высоты 4000 метров. Нередко селится по окраинам полей, в огородах: осенью в таких местах мышей бывает столько, словно они собрались со всей округи.

В качестве убежищ использует естественные пустоты под корнями и валежинами или сама роет норы длиной до 3 метров. Поедает плоды и семена самых разных растений, главным образом травянистых, в поисках пищи часто залезает на невысокие кусты и деревья. Копаясь в лесной подстилке, она выуживает дождевых червей, жуков, гусениц. За теплое время года самки принести потомство успевают 3-4 раза, причем в конце лета в размножении участвуют уже и успевшие созреть сеголетки.

Полевая мышь (APODEMUS AGRARIUS)

Этого длиннохвостого грызуна легко узнать по узкой черной полосе, проходящей вдоль хребта от шеи до основания хвоста. Правда, у некоторых мышовок тоже есть такой рисунок, но они почти в два раза мельче: длина тела у полевой мыши до 13 см, хвост несколько короче. От своих сородичей полевая мышь отличается также довольно грубым коротким мехом и более темной, ржаво-бурой окраской спины и боков.

Ареал полевой мыши довольно своеобразный. Он протянулся широкой лентой от Атлантического до Тихого океана, состоит из двух больших частей. Западная, начинаясь в Европе, кончается Алтаем и Прибайкальем, восточная тянется от Приамурья и Приморья до Юго-Восточного Китая. Разрыв в ареале между Байкалом и средним течением Амура объясняется, наверное, тем, что в тех местах сейчас мало мест, пригодных для жилья этого вида.

Населяют зверьки главным образом хорошо увлажненные пойменные луга и поля в смешанных и широколиственных лесах, среди степей, по речным долинам и сельскохозяйственным угодьям проникают и в таежную зону. В отличие от лесной мыши и ее ближайших родичей, полевая избегает сплошных лесных насаждений, селится по их краям, но часто живет в городских парках. Часто полевые мыши живут на засеянных полях, оправдывая свое название. Причем больше всего полевых мышей там, где поля чередуются со "стациями переживаниями" — поросшими кустарниками и бурьяном овражками, колками леса, прудами с густой травой по берегам. Туда мыши прячутся на время уборки урожая, чтобы после окончания полевых работ опять вернуться на поля за зернами, рассыпанными по земле. Зимой полевые мыши, как и другие мышевидные грызуны, сосредотачиваются в скирдах и ометах, близ сельских построек, особенно любят склады.

Эти мыши плохо лазает по деревьям, но на земле весьма прытки: при разборке зимних снопов они первыми разбегаются врассыпную, делая резкие прыжки из стороны в сторону. Норы, в отличие от полевок, полевые мыши рыть не очень любит, предпочитают селиться в прикорневых пустотах, среди завалов камней, сложенных вдоль полей после их расчистки. В низинах, часто заливаемых дождями, они строят шарообразные гнезда на кустах невысоко от земли, наподобие мыши-малютки. Если же все-таки обстоятельства вынудят зверька вырыть норку, подземное сооружение получается неглубоким, с 2-3 входными отверстиями и 1-2 гнездовыми камерами, выстланных на период размножения мягкой травой.

Питание разнообразнее, чем у лесных мышей, с четко выраженной сезонной сменой. Осенью и отчасти зимой это семена и ягоды, весной и в начале лета зелень, корневища, насекомые. Зимние запасыневелики — наверное, в природе и без того они всегда найдут себе достаточно пропитания.

Размножаться полевые мыши способны круглый год: в теплое время — в летних убежищах, в холодное — в скирдах и стогах. За год появляется 4-5 пометов, в каждом 5-7 детенышей. Зверьки, родившиеся весной, к концу лета уже размножаются, успевают принести 1-2 помета до наступления зимы. Так что к концу сезона размножения численность мышей в благоприятные годы может возрастать в 8-10 раз по сравнению с весенней. Только летние ливни да ранние, до установления снегового покрова, морозы способны остановить эту "мышиную напасть".

Полевая мышь — один из основных вредителей зерновых культур в Европейской части России. В лесопитомниках зимой она обгрызает кору на молодых побегах ягодных кустарников и широколиственных пород. На бахчах это зловредное создание во множестве портит арбузы, дыни, огурцы, чтобы добраться до семян. Велико значение полевой мыши и как распространителя множества опасных для человека заболеваний, среди которых — клещевой энцефалит, различные лихорадки, туляремия.