Русскоязычная орнитонимика

В колонке перед научной номенклатурой приведены русские названия птиц, которые авторы используют в качестве основных, а после неё – английские названия и русскоязычные синонимы. Эта дополнительная информация позволяет пользователям (в том числе, не владеющим русским языком) свободнее ориентироваться в таблице, а также предоставляет выбор альтернативных орнитонимов, если кого-то не устраивает название, избранное авторами в качестве основного. Русскоязычная синонимика к некоторым видам включает до 4 названий, используемых в литературных источниках, по крайней мере, на протяжении последних 50 лет. Диалектные, местные и устаревшие синонимы мы не приводим. Даны альтернативы и для англоязычных орнитонимов (как правило – английский и «американский варианты).

В соответствии с мнениями и пожеланиями коллег, высказанными в ходе обсуждения русскоязычной орнитонимики в «Списке птиц Российской Федерации» (2006), в настоящей работе принято несколько корректировок. Устоявшийся, но неуклюжий термин «Воробьинообразные», полученный путём механического присоединения унифицированного для отрядов окончания (-образные) к орнитониму «воробьиные» («Passeres», антитеза «неворобьиным» – «Non-passeres») наконец заменён на «Воробьеобразные», полностью отвечающий правилам образования отрядных названий. Завершена замена определения «скалистый» на «скальный». Продолжается отход от обязательного использования слова «обыкновенный» в отношении типовых или, по крайней мере, «архетипических» представителей таксонов. В большинстве случаев оно излишне и бывает вполне уместным и удобным лишь при перечислении родственных таксонов (например, «кольчатая и обыкновенная горлицы», а не «кольчатая горлица и горлица»). В подобных случаях его и рекомендовано применять. Определение «охристый» предложено заменить на более подходящее и лучше воспринимаемое (во всех без исключения случаях) слово «рыжий». Следуя мнению о нежелательности конструирования новых триноменов, авторы переименовали «восточного болотного луня» в просто «восточного луня», «западную златогузую каменку» – в «курдистанскую каменку», а «восточный хохлатый орёл» опять стал просто «хохлатым орлом». После консультаций со специалистами было решено скорректировать русские названия недавно разделённых представителей комплекса длинноклювых пыжиков (Brachyramphus marmoratus sensu lato). Следуя логике, номинативный американский таксон B. marmoratus sensu stricto должен сохранять и исходное русское название «длинноклювый пыжик» (Коблик и др., 2006). На самом деле ему более подходит название «пёстрый пыжик», предложенное нами для азиатского B. perdix (который отличается от американского родственника как раз более длинным клювом). В результате «рокировки» встречающемуся в России виду (B. perdix) возвращено привычное название «длинноклювый пыжик», а вид B. marmoratus sensu stricto отныне стал «пёстрым пыжиком». Последний вид, ранее считавшийся залётным, оказался вовсе исключённым из состава авифауны рассматриваемой территории (Артюхин, 2011). В ряде случаев прежнее основное название заменялось более удачным, на наш взгляд, синонимом (например, «короткопалый ястреб» – на «китайский перепелятник»). Для форм, впервые получивших видовой статус, авторы выбирали русские орнитонимы, основываясь на имевшихся подвидовых названиях, исходя из географических привязок, особенностей внешнего облика птиц, а также с учетом удачных названий на других языках.

Принятые нами решения в области таксономии, научной номенклатуры и русскоязычной орнитонимики носят рекомендательный характер.