Состав авифауны

По имеющимся у нас данным фауна птиц Северной Евразии на середину 2014 г. насчитывает до 913 таксонов ранга, близкого к видовому (видов и полувидов). Налицо увеличение списка авифауны по сравнению с предыдущими данными: на конец 2005 г. на той же территории были зафиксированы 875 видов (Коблик и др., 2006). Однако это не значит, что прибавление 38 таксонов стало следствием исключительно новых фаунистических регистраций. Видовой (или близкий к видовому) ранг признан в этой работе за 11 формами, уже известными для этой территории, а 2 формы этого ранга лишились. Сведения о присутствии 1 вида были признаны недостоверными из-за обнаружившейся ошибки в интерпретации данных этикетки (Артюхин, 2011).

За 7 лет, прошедших со времени создания Фаунистической комиссии МОО, зарегистрированы находки 25 новых для Северной Евразии видов. Все они документированы специальными публикациями, в большинстве случаев – также фотографиями или добытыми экземплярами. Ещё 5 видов авторы ввели в состав авифауны рассматриваемой территории на основании анализа фаунистических списков стран Балтии, также включающих только документированные регистрации, зафиксированные европейскими фаунистическими комиссиями. Получили новые подтверждения или были соответственным образом оформлены в виде публикаций также 3 находки, сделанные до 2006 г, но не включённые в основной список птиц Российской Федерации. Таким образом, за счёт фаунистических регистраций авифауна Северной Евразии пополнилась 33 видами, причём 16 находок сделаны в России, 5 – в странах Балтии, 1 – на Украине, 3 – в Закавказье, 6 – в среднеазиатском регионе (один из них – большеклювая камышевка Acrocephalus orinus – в норме гнездится в Таджикистане). В электронной версии сводной таблицы такие виды выделены красным цветом, в печатном варианте — полужирным шрифтом. Суммарное число фаунистических находок в каждой из стран (и регионов), больше, поскольку включает и виды, известные ранее для других областей Северной Евразии. Например, новые для России – пустынный ворон (Corvus ruficollis), средиземноморская славка (Sylvia melanocephala), светлобрюхая пеночка (Phylloscopus bonelli), армянская чайка (Larus armenicus), кумай (Gyps himalayensis), тювик (Accipiter badius), сизая горихвостка (Rhyacornis fuliginosa), хохлатая майна (Acridotheres cristatellus); новые для европейской части России – серый буревестник (Puffinus griseus), американский бекасовидный веретенник (Limnodromus scolopaceus), пустынная славка (Sylvia nana); новый для Северного Кавказа – урагус (Uragus sibiricus); новые для Средней, Восточной и Южной Сибири – кольчатая горлица (Streptopelia decaocto), соловьиный сверчок (Locustella luscinioides), рыжая цапля (Ardea purpurea); новые для Дальнего Востока – волчок (Ixobrychus minutus), тупик (Lunda cirrhata), конёк Годлевского (Anthus godlewskii), маскированная трясогузка (Motacilla personata), садовая камышевка (Acrocephalus dumetorum), чёрный дрозд (Turdus merula). У некоторых видов сменился статус как в отдельных странах и регионах, так и в Северной Евразии в целом. В качестве яркого примера смены статуса можно привести случаи гнездования птиц, ранее известных только как залетные на южные рубежи – сизой горихвостки, браминского скворца (Sturnia pagodarum), хохлатой кукушки (Clamator glandarius).

Увеличившаяся за последние десятилетия частота новых находок, а также фиксаций изменения в статусе видов птиц для территории Северной Евразии можно связывать как с происходящими на планете климатическими изменениями, так и (может быть в первую очередь) с возросшей активностью, лучшими техническими и информационными возможностями исследователей. Причём это касается не только орнитологов-профессионалов, но и любителей: бердвотчеров и фотоанималистов, в том числе зарубежных.

Из состава авифауны Северной Евразии, согласно традициям ведения подобных списков, мы не исключаем виды, обитавшие на этой территории, но исчезнувшие к настоящему времени, а также полностью вымершие в течение XIX–XX вв. Таковы стеллеров баклан (Phalacrocorax perspicillatus), хохлатая пеганка (Tadorna cristata), эскимосский кроншнеп (Numenius borealis), красноногий ибис (Nipponia nippon), овсянка Янковского (Emberiza jankowskii), а возможно также большой чекан (Saxicola insignis), длинноклювая пестрогрудка (Tribura major) и ряд других. К сожалению, в прошедшем времени, очевидно, нужно говорить о тонкоклювом кроншнепе (Numenius tenuirostris) – гнездовом эндемике России. О таких формах, как алтайский сокол (Falco ‘altaicus’) и чёрный орлан (Haliaeetus ‘niger’), сказано в разделе «Систематика и номенклатура». Видов, исчезнувших с территорий отдельных стран и регионов, заведомо больше; далеко не всегда изменение их статуса зафиксировано в авифаунистических списках. Следует отметить, что по понятным причинам фиксировать исчезновение видов сложнее методологически (и труднее морально), чем регистрировать новые фаунистические находки.

Перечень птиц, сведения о находках которых в пределах Северной Евразии признаны недостаточно достоверными и нуждающимися в подтверждении (или более подробном документировании) включает 29 видов. Как правило, есть сомнения в происхождении встреченных особей (естественный залёт или улетевшая из неволи особь) или правильности определения вида, в ряде случаев существует неопределённость с географическим положением места регистрации, возможно находящимся за границами рассматриваемой территории. Игнорировать эти сведения мы не в праве, поскольку не доказана их ошибочность (в отличие от других случаев, в таблице не отражённых). Такие «неподтверждённые» виды вынесены в отдельный список после общего списка авифауны Северной Евразии и приведены без порядковых номеров.

Как это практикуется во многих авифаунистических работах, в отдельный небольшой список без присвоения номеров вынесены также заведомо чужеродные виды, происходящие из возникших в результате интродукций (преимущественно в Западной и Центральной Европе) популяций «парковых» птиц. К этой категории, вероятно, следует отнести и встреченных в западных областях Северной Евразии залетных гусей, уток и лебедей, естественный гнездовой ареал которых расположен в Восточной и Средней (Центральной) Азии или в Северной Америке. По всей видимости, только два чужеродных вида – канадская казарка (Branta canadensis) и попугай Крамера (Psittacula krameri) с учётом устойчивости и численности самоподдерживающихся гнездовых популяций заслуживают включения в основной список под номерами. При этом существует вероятность, что залёты первой на северо-восток, а второго – на юг рассматриваемой территории могут происходить и из естественного ареала этих видов. В список чужеродных видов сознательно не включены экзотические воробьиные птицы и попугаи, регулярно улетающие из клеток – обычно срок их жизни в природе (не говоря уже о возможности размножения) очень невелик. Примечателен случай с лесным ибисом (Geronticus eremita), фигурирующем в списке. По программе реинтродукции этого исчезающего вида в Европе осуществлялись периодические выпуски в природу молодых птиц вольерного разведения. Одна из этих особей была найдена мёртвой на Куршской косе Балтийского моря (Шаповал, 2012).